ПАЛЕОЛИТ КРЫМА. МИКОК. КИИККОБИНСКАЯ ФАЦИЯ

 

 

Киик-кобинская мустьерская культура

 

Определение комплексов, составляющих кииккобинскую индустрию, всегда было на редкость единодушным. Первенство в обосновании дискретного характера кииккобинских кремневых комплексов принадлежит Ю.Г. Колосову (1973), который, добытые в гроте Пролом I материалы, объединил с коллекцией верхнего слоя Киик-Кобы в одну группу памятников.

 

Кремневые комплексы указанных памятников резко контрастировали со всеми известными на то время среднепалеолитическими индустриями Крыма, в первую очередь, маленькими размерами орудий, обилием «угловатых - косоугольных» остроконечников и конвергентных скребел при невысоком (12-15) индексе двусторонних форм. Идея Ю.Г. Колосова о близости материалов Киик-Кобы, верхний слой и Пролома I была подхвачена В.Н. Гладилиным (1976) и доведена до выделения очередной «мустьерской культуры», правда, с некоторыми дополнениями. Дополнениями стали комплексы IV культурного слоя Заскальной V, одного из слоев Волчьего Грота и одного из слоев Чокурчи.

 

Для В.Н. Гладилина главным признаком сравнения материалов верхнего слоя Киик- Кобы, Пролома I и Заскальной V, IV послужил «микролитизм» орудийных наборов этих памятников. То есть, размеры подавляющего большинства орудий в коллекциях «кииккобинской мустьерской культуры» не достигают 5 см. Затем, этот признак - размер орудий был проанализирован В.Н. Степанчуком и В.П. Чабаем (1986) на материалах Заскальной V, Заскальной VI, Пролома I и Пролома И. В.Н. Степанчук и В.П. Чабай пришли к выводу о том, что признак размер орудия не является «культуроопределяющим», а зависит от доступности сырьевых ресурсов. Вместе с тем, этот вывод не повлиял на отношение авторов к кииккобинским индустриям, которым и без «микролитоидности», казалось бы, хватало оснований, чтобы считаться своеобразным явлением в среднем палеолите Крыма.

 

В 1991 году В.Н. Степанчук защитил кандидатскую диссертацию «Киик-кобинская мустьерская культура», в которой на основании технико-типологического анализа обосновывался дискретный характер комплексов верхнего и нижнего культурных слоев грота Пролом I и верхнего слоя Киик- Кобы. Однако, уже в 1996 году Ю.Э. Демиденко предложил качественно новую версию таксономического положения кииккобинских индустрий. Применив редукционную модель анализа орудийных наборов, Ю.Э. Демиденко доказал, что аккайскую и кииккобинскую индустрии необходимо рассматривать, как проявления одной «культурной традиции» в разных сырьевых условиях - изобилия и дефицита сырья (Демиденко, 1996; Demidenko 1996).

 

 

Следовательно, долговременные базовые поселения Заскальной V и VI, с одной стороны, и долговременные базовые поселения Пролома I и Киик-Кобы существовали в разных сырьевых условиях, что обусловило разную степень утилизации кремневых артефактов. В.Н. Степанчук, восприняв идеи Ю.Э. Демиденко, как одно из возможных объяснений вариабельности среднепалеолитических комплексов, продолжил настаивать на «палеоэтнологической» модели интерпретации различий между крымскими кремневыми индустриями (Степанчук, 1999, 2002). Более того, В.Н. Степанчук решил выяснить происхождение уже не просто «кииккобинской мустьерской культуры», а «кииккобинской индустрийной традиции или парамикока шарантоидного». По его мнению, материалы Пролома I и верхнего слоя Киик-Кобы произошли из позднего ашеля или ранней аккайской индустрийной палеотрадиции» при непосредственном участии крымского таубаха и «шарантоидной палеотрадиции», которая, правда, "doci не 1дентифтована" (Степанчук, 1996а)..

 

В целом, подход Ю.Э. Демиденко к определению места и значения кииккобинских памятников нашел поддержку и получил развитие в ряде работ посвященных изучению моделей использования кремневого сырья и фауны в среднем палеолите Крыма (Chabai et al., 1995, Chabai, Marks 1998, Chabai et al., 1999, Marks, Chabai 2001, Чабай, 1999a). Правда, и среди сторонников новых подходов обнаружились существенные разногласия. На это раз, основной проблемой стала оценка интенсивности использования поселений, оставивших кииккобинские кремневые комплексы (см. Чабай и др., 2000, с. 88, Chabai 2004b, Demidenko 2004). Пока длились споры, был раскопан еще один кииккобинский памятник - Буран Кая III, слой В и всесторонне изучены его материалы (Demidenko 2004, Patou-Mathis 2004а, Uthmeier 2004а, 2004b, Richter 2004, Giria 2004, Kurbuhn 2004). Еще одним дополнением к кииккобинским комплексам Ю.Э Демиденко предложил            считать среднепалеолитическую механическую примесь в ориньякских слоях Сюрени I (Демиденко, 2000).

 

Не возникает сомнений в правильности оценки, предложенной Ю.Э. Демиденко, процесса аккумуляции среднепалеолитических артефактов в Сюрени I. Однако, из-за      малочисленности среднепалеолитических артефактов в каждом отдельно взятом горизонте, нет полной уверенности, что их совокупность является проявлением кииккобинской индустрии. Так в горизонте Н было обнаружено 3 среднепалеолитических орудия, в горизонте \Gd - 1 орудие, в горизонте Gcl-Gc2 -13 орудий, а в горизонте Gbl-Gb2 -3 орудия (Демиденко, 2000, с. 104). т\есть, 20 среднепалеолитических орудий в почти метровой пачке отложений. Вряд ли типолого-статистические данные по материалам такой репрезентативности и из таких условий залегания могут отражать что-либо большее, чем их микокский характер, да и то благодаря некоторым типам ведущих ископаемых: двусторонним плоско-выпуклым орудиям, а также односторонним скреблам и остроконечникам трапециевидных форм.

 

Таким образом, в настоящее время кииккобинские индустрии представлены четырьмя кремневыми коллекциями: верхнего и нижнего культурных слоев грота Пролом I, верхнего слоя Киик-Кобы и Буран Каи III, слой В.

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА

 

Киик-Коба - палеолитическая стоянка  Грот Киик-Коба в Крыму. Археолог Бонч-Осмоловский

 

Палеоантропологические находки –захоронения неандертальцев