ПАЛЕОЛИТ КРЫМА. МИКОК

 

 

Крымские микокские индустрии. Различия между аккайскими, старосельскими и кииккобинскими комплексами

 

ХАРАКТЕРИСТИКА ФАЦИАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ КРЫМСКОГО МИКОКА: АККАЙСКАЯ - СТАРОСЕЛЬСКАЯ - КИИККОБИНСКАЯ

 

Типологическую основу всех крымских микокских индустрий составляют простые скребла, вариации треугольных, трапециевидных, сегментовидных и листовидных форм остроконечников, скребел, двусторонних острий и двусторонних скребел. Использование обушков, применение разнообразных приемов вентральных утончений - характерные черты оформления односторонних и двусторонних орудий в микоке Крыма.

 

Роль центрально-европейских типов ножей в аккайских комплексах была сильно преувеличена. Классические изделия типа Клаузеннише - немногочисленны, типа Прондник - единичны, а типа Бокштайн - отсутствуют вовсе. Технологическую основу всех фаций крымского микока сотавляет плоско-выпуклая обработка двусторонних орудий, использование нуклеусов без вспомогательных площадок, которое приводит к получению отщепов, а также сходный набор инструментов расщепления.

 

Различия между аккайскими, старосельскими и кииккобинскими комплексами носят типолого- статистический характер. То есть, одни и те же типы орудий представлены в разных пропорциях в различных фациях крымского микока. Практически нет каких-либо типов орудий, которые были бы обнаружены в одних и полностью отсутствовали в других индустриях. Исключение составляют только двусторонние обушковые острия, относительно широко представленные в аккайских памятниках, редкие в старосельских комплексах и почти полностью отсутствующие в кииккобинских индустриях.

 

Типолого-статистические различия, в первую очередь определяются пропорциями трех групп орудий: совокупности продольных, поперечных и двойных скребел - простые орудия; совокупности остроконечников и конвергентных скребел - конвергентные орудия; совокупности всех типов у двусторонних орудий - двусторонние орудия. В аккайских индустриях отмечены самые высокие процентные выражения простых и двусторонних (V-3). В старосельских - простых и двусторонних меньше, но конвергентных больше, чем в аккайских. Кииккобинские индустрии превосходят старосельские по конвергентным, но уступают по простым и двусторонним орудиям (V-3).

 

 

В кииккобинских индустриях показатель простых орудий колеблется от 27 % до 37 %, составляя усредненное значение - 32,3 %, что на 11-12 % меньше средних значений для старосельских (43,9 %) и аккайских (43,5 %) индустрий. Вместе с тем, среди аккайских (Кабази II, V-VI, Чокурча I, IV-M, Заскальная Ш простые орудия, % —двусторонние орудия, % А конвергентные орудия, % —В-односторонние орудия, длина >5 см -^-двусторонние орудия, длина >5 см V, V) и старосельских (Заскальная V, I) есть ряд коллекций орудийных наборов, демонстрирующих вполне «кииккобинское» соотношение простых к конвергентным и двусторонним орудиям (V-3).

 

Совокупность односторонних конвергентных орудий в кииккобинских комплексах колеблется от 49 % до 54 % по отношению к сумме всех односторонних остроконечников, скребел и двусторонних орудий. Правда, среди старосельских комплексов есть ряд индустрий, которые до этому показателю вплотную приблизились к кииккобинскому уровню. Так, например, содержание односторонних конвергентных орудий в Заскальной V, I составляет 50,7 %, Заскальной V, IV - 47,7 %, Заскальной VI, V - 45,4. Усредненные показатели конвергентных орудий составляют 42,9 % для комплексов старосельской фации и 54,8 % для комплексов кииккобинской фации. Различие составляет около 12 %. С другой стороны, усредненный показатель конвергентных орудий аккайских комплексов (28,8 %) отличается на 14 % от старосельского и уже на 26% от кииккобинского орудийных наборов. При этом, ряд аккайских комплексов, таких как Заскальная V, культурные слои V и VI, Чокурча I, IV-M и Кабази И, V-VI демонстрируют достаточно высокие показатели конвергентных орудий, практически совпадающие с показателями старосельской фации.

 

Колебание показателя двусторонних орудий в кииккобинских комплексах незначительно и составляет от 10,7 % до 14,7 %. Более значимы вариации показателя двусторонних орудий для старосельских индустрий - от 7,1 % до 16,9 %. Однако, усредненные значения содержания двусторонних орудий в кииккобинских (12,9 %) и старосельских (13,5 %) комплексах практически совпадают. Средний показатель двусторонних орудий в аккайских индустриях (28,5 %) почти на 15 % выше, чем в кииккобинских и старосельских комплексах. Если самый низкий показатель двусторонних орудий среди аккайских комплексов (Заскальная VI, III) еще относительно близок ряду старосельских индустрий (Пролом И, III, Заскальная VI, V, Заскальная V, I), то от самого высокого кииккобинского значения (Пролом I, верхний слой) его отделяет уже более 5% (V-3).

 

Распределение индустрий микокских фаций Крыма в треугольной системе координат по признакам соотношений простых, конвергентных и двусторонних орудий характеризуется двумя особенностями (Phc.V- 12). Во-первых, «пятно» носит равномерно растянутый характер, что свидетельствует об однородности входящих в него комплексов. Во-вторых, «пятно» состоит из трех сочлененных частей, соответствующих аккайским, старосельским и кииккобинским комплексам. Иными словами, подобное распределение комплексов указывает на тенденцию трансформации аккайских в старосельские, а затем в кииккобинские индустрии (Phc.V-12). Данная трансформация выражается следующей зависимостью: уменьшение содержания двусторонних и простых приводит к увеличению конвергентных орудий.

 

В этой связи возникают три «главных вопроса» крымского микока. Во-первых, в чем состоит связь между уменьшением количества простых и увеличением количества конвергентных орудий? Во- вторых, почему уменьшение количества двусторонних отражается на уменьшении простых и увеличении количества конвергентных орудий? В-третьих, почему уменьшение размеров орудий сопровождается уменьшением количества простых и двусторонних и увеличением доли конвергентных орудий?

 

Ответ на первый вопрос уже прозвучал. В рамках редукционной модели интерпретации типологической вариабельности характер трансформации простых орудий в конвергентные для крымского микока был раскрыт Ю.Э. Демиденко (2003, с. 155): «Исходя из категорийной, количественной и структурной представительности основного массива односторонних орудий (скребел и остроконечников), представляется правомерным таким образом представить последовательность их вторичной отделки: продольные / поперечные - полутрапециевидные и подтрапециевидные - трапециевидные - листовидные / треугольные / сегментовидные / клювовидные».

 

Для ответа на второй вопрос может быть использована та же редукционная модель. При незначительных объёмах, а порой при полном отсутствии, нуклеусного расщепления двусторонние орудия играли роль своеобразных источников сырья для получения сколов, которые затем переоформлялись в односторонние, главным образом, конвергентные орудия. В индустриях старосельской фации этот процесс выступает в более или менее чистом виде, что отразилось в пропорциональном уменьшении двусторонних и увеличении конвергентных при практически неизменной доле простых орудий. Причем, увеличение / уменьшение произошло в одинаковой пропорции, которая составила ±14-15 %. В индустриях кииккобинской фации содержание двусторонних мало изменилось по отношению к старосельским индустриям. Зато увеличение доли конвергентных и уменьшение показателя простых составило около ±12 %. Несомненно, что эти 12 % были получены в результате дополнительного переоформления части простых орудий в конвергентные по схеме, упоминавшейся в ответе на первый вопрос.

 

Ответ на третий вопрос тесным образом взаимосвязан с первыми двумя. ТранСф<эрмация простых орудий в конвергентные не могла не сказаться на уменьшении размеров тех и других изделий. Использование двусторонних орудий для получения сколов для дальнейшего изготовления односторонних орудий вряд ли привело к увеличению их размеров.

 

Типологическая сущность последовательной трансформации кремневых комплексов, -аккайские - старосельские - кииккобинские, - состоит в направленном уменьшении количества двусторонних и простых орудий, сопровождающемся увеличением односторонних конвергентных орудий при значительном уменьшении размеров как двусторонних, так и односторонних орудий ( V-13). Фактически, это формула вариабельности крымского микока, где переменными и одновременно взаимозависимыми величинами, являются простые, конвергентные, двусторонние орудия и их размеры.

 

Безусловно, после описанных трансформаций возникает, казалось бы, простой вопрос: «Что явилось причиной всей этой цепи преобразований?» Вряд ли ответ может быть найден при помощи культурологического подхода, или как его называет В.Н. Степанчук (1999, с. 26) «палеоэтнологической объясняющей модели». Так как, тогда пришлось бы признать, что различные «палеоэтнические группы» древнего населения, сосуществовавшие на одной и той же территории, использовали одну и ту же технологию обработки камня и изготавливали одни и те же типы орудий труда, которые отличались лишь занимаемыми в орудийных наборах пропорциями и метрическими характеристиками. Не многовато ли сходств, чтобы остаться «палеоэтнически» различными?

 

Вариабельность типологических характеристик крымского микока является результатом взаимодействия и взаимовлияния целого ряда естественно-географических и антропогенных факторов, речь о которых пойдет в следующей главе.

 

Определение содержания типологической вариабельности является одной из ключевых интерпретационных проблем в археологии среднего палеолита. Попытки найти пути решения этой проблемы длятся уже не одно десятилетие. Тридцать - сорок лет назад были предложены три основных подхода решения проблемы типологической вариабельности: стилистический (Bordes 1961; 1973), хронологический (Mellars 1969) и функциональный (Freeman 1966; Binford, Binford 1966; Binford 1973). Дальнейшее расширение и углубление дискуссии о содержании типологической вариабельности сделало первоочередной необходимостью получение ответов на вопросы о том, что же происходило в отдельно взятом культурном слое, археологическом горизонте, какие процессы привели к аккумуляции артефактов и фауны, тому или иному их пространственному распределению, какие действия были выполнены гоминидами для создания коллекции артефактов и фаунистических остатков ...? Список вопросов «первоочередной необходимости» можно продолжать достаточно долго, но вряд ли это имеет смысл, так как при исследовании остатков отдельно взятого поселения в этом списке появляются вопросы иногда присущие только данному конкретному случаю. Иными словами, возникла специфическая проблематика «археологии места» (Binford 1982), основной целью которой стала реконструкция жизнедеятельности гоминид на каждом исследуемом поселении.

 

Новая проблематика потребовала появления новых и пересмотра возможностей уже существовавших методов анализа всей совокупности археологических источников. Новые методы анализа не заставили себя долго ждать. Описание и анализ комплексов артефактов приняли отчетливый технологический оттенок (Marks 1976; Rolland 1981; Volkman 1983; Dibble 1984; Geneste 1985). Был усовершенствован трасологический метод (Keeley 1980), разработаны новые принципы его применения к костяным изделиям (D'Errico 1991; D'Errico, Villa 1997), появился метод определения органических остатков на каменных артефактах - "residue analysis" (Anderson 1980; Loy 1983). Возникли абсолютно новые отрасли знания - геоархеология (Wood, ohnson 1978; Schifer 1983) и зооархеология (Grigson, Clutton-Brock 1984). Таким образом, долго декларируемая комплексность археологических исследований, наконец-то получила серьезную и постоянно развивающуюся методическую базу.

 

Осуществляемые в последнее десятилетие комплексные междисциплинарные исследования палеолитических стоянок Крыма (Marks, Chabai, eds., 1998; Chabai, Monigal, eds., 1999; Chabai, Monigal, Marks, eds., 2004) привели к созданию концепции вариабельности природных и антропогенных факторов в среднем палеолите и начальной поре верхнего палеолита полуострова. Одной из сторон данной концепции является объяснение типологической вариабельности среднепалеолитических индустрий (Chabai et al., 1995; Demidenko 1996; Chabai, Marks 1998; Чабай, 1999a; 1999в; Чабай и др., 1998; 2000; Marks, Chabai 2001). Причем, если типологическая и технологическая дискретность западнокрымского мустье не вызывала сомнений и ранее, то аргументация сходств и различий технико-типологических структур аккайских, старосельских и кииккобинских индустрий, безусловно требует дополнительного анализа. В процессе разработки концепции вариабельности стало очевидным, что одной из многих основных проблем, без решения которой невозможно выяснение содержания типологической вариабельности, является определение долговременности - интенсивности обитания гоминид на поселениях. Не секрет, что «интенсивность» - «долговременность» обитания во многом отражает хозяйственную специфику стоянок. Не менее очевидно влияние интенсивности - долговременности обитания на степень редукции артефактов, что, в свою очередь, существенным образом меняло облик кремневых комплексов (Dibble 1987, 1988). Более того, ответ на вопрос о том стоит ли ставить знак равенства между понятиями «интенсивность обитания» и «долговременность обитания» не представляется столь однозначным, как это могло бы показаться на первый взгляд.

 

 И это только одна из проблем, с которой приходится сталкиваться при изучении хозяйства, организации систем поселений и, в конечном счете, интерпретации типологической вариабельности среднего палеолита (Conard 2001). Кроме достаточно большого круга исследовательских проблем существует еще ряд ограничений естественного порядка. Так, например, изучение хозяйственной специфики среднепалеолитических стоянок существенно ограничено изменениями ландшафтной ситуации, произошедшей за последние более чем 100 тысяч лет. Многие памятники были безвозвратно потеряны «благодаря» действию эрозионных процессов. Ландшафтная ситуация во многом определяла методы освоения среды обитания среднепалеолитическими гоминидами, так как распределение кремневых и фаунистических ресурсов тесно привязано к особенностям топографии местности. Фактически, для ответа на вопрос о причинах типологической вариабельности среднепалеолитических комплексов Крыма необходим многофакторный анализ по возможности всей совокупности источников, составляющих базу данных позднего плейстоцена полуострова.

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА

 

Киик-Коба - палеолитическая стоянка  Грот Киик-Коба в Крыму. Археолог Бонч-Осмоловский

 

Палеоантропологические находки –захоронения неандертальцев