СРЕДНИЙ ПАЛЕОЛИТ КРЫМА

 

 

Стоянки неандертальцев в Крыму. Источники кремневого сырья

 

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ВАРИАБЕЛЬНОСТЬ ЗАПАДНОКРЫМСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ

 

Определение хозяйственной специфики крымских среднепалеолитических памятников было начато менее 10 лет назад, но даже за такой короткий срок был предложен ряд версий функциональной вариабельности западнокрымских и микокских поселений (Chabai et al., 1995; Demidenko 1996; Степанчук, 19966; Chabai, Marks 1998; Чабай и др., 1998; 2000; Чабай, 1999а; Chabai, Marks 1998; Chabai et al., 1999; Marks, Chabai 2001). Подавляющее количество интерпретаций связано с микокскими кремневыми и фаунистическими коллекциями. Причиной тому, вероятно, гораздо большая выборка и разнообразие проявлений микокских комплексов. Выяснение хозяйственной специфики памятников с западнокрымскими кремневыми индустриями основывается только на анализе трех стратифицированных гомогенных памятников Кабази II, Шайтан-Кобы и Караби Тамчин.

 

Стоянки по первичной разделке животных

 

К стоянкам по первичной разделке животных относятся западнокрымские горизонты Кабази II и микокские Сары-Каи. На поселениях этого типа происходила первичная разделка животных добытых, скорее всего, в непосредственной близости от стоянок или прямо на них. Топографическое положение стоянок Сары-Кая и Кабази II - на склоне под обрывистыми выходами известняков куэст- косвенно подтверждают возможность использования загона стадных копытных со скальных обрывов. Не исключено, что Сары-Кая и Кабази II являются "killing-butcheringump sites". Наиболее ценные в мясном отношении части туш уносились за пределы этих стоянок. Никаких свидетельств потребления туш животных или их частей на территории данных стоянок не зафиксировано. Исключение, возможно, составляет потребление костного мозга, добыча которого производилась путем дробления свежей кости на территории данных стоянок. Хотя, также не исключена и транспортировка костного мозга за пределы стоянки.

 

Характерным признаком фаунистических наборов является наличие доминирующего вида, представленного от 80 % до 100 % всех костных остатков и практически такими же процентными выражениями особей. Исходя из плотности кремневых находок и мощности культурных слоев, время использования данных стоянок было крайне ограничено.

 

 

В зависимости от примененной модели использования кремня, стоянки по первичной разделке животных подразделяются на два типа. Для первого типа характерно проведение всего цикла кремнеобработки на территории стоянки, тогда как на поселениях второго типа, в основном, использовались принесенные орудия, которые были изготовлены за пределами поселений. Очагов или каких-либо иных конструктивных особенностей культурного слоя на поселениях стоянок по первичной разделке животных не обнаружено.

 

Таким образом, главная отличительная особенность стоянок по первичной разделке состоит в ограниченном, узко специализированном характере хозяйственной деятельности, связанной с территорией поселений.

 

По мнению Р. Ферринга, седиментация этой части разреза Кабази II происходила очень быстро, что способствовало "быстрой" консервации фаунистических остатков и артефактов (Ferring 1998). Повторное использование остатков предыдущих поселений гоминидами и хищниками было сведено к минимуму.

 

Мощность культурных отложений для каждого горизонта не превышает толщину одной находки. Только в горизонте II/8 толщина культурных отложений достигает 10-15 см. Насыщенность артефактами 1 Mi культурных отложений незначительна и составляет от 40 до 145 изделий (VI-1). Насыщенность 1 Mi культурных отложений фаунистическими остатками в 3-5 раз выше. Поселения этих горизонтов использовались как стоянки по первичной разделке туш гидрунтиновых лошадей. Остальные виды животных представлены единичными костями (NISP) и особями (MNI) и, вряд ли, имеют отношение к охотничьей деятельности гоминид ( VI-4; VI-5). Различаются «зимние» - комплексы горизонтов II/8C и ИА/1 - и «летние» - комплекс горизонта II/7E - поселения (Patou-Mathis 1999). Вывод о сезонной вариабельности был сделан на основании различий в половозрастном составе стад лошадей. Для «летнего» стада характерно наличие взрослых самцов, самок и молодых особей - «семейная группа». «Зимнее» стадо представлено группой самцов - «группа холостяков».

 

Второй вывод из половозрастной структуры стада - соответствие указанных горизонтов одному хозяйственному эпизоду, то есть, поселения горизонтов II/7E, II/8C и IIA/1 являются одновременными в понимании П. Вермеерша. С другой стороны, исходя из мощности культурных отложений горизонта П/8 и относительного видового и половозрастного разнообразия его фаунистической коллекции был сделан вывод о том, что данный археологический горизонт представляет собой palimpsest ряда одинаковых в хозяйственном отношении поселений (Patou-Mathis, Chabai 2003). Вместе с тем, фаунистическая коллекция гидрунтиновых лошадей (38 особей) palimpsest горизонта II/8 представлена 3-4 «семейными группами», что соответствует ряду летних охот. Таким образом, из 15 горизонтов Кабази И, относящихся к данному типу стоянок по первичной разделке туш животных, один горизонт (II/8) является несомненно palimpsest остатков нескольких визитов и три горизонта (II/7E, II/8C, IIA/1), вероятно, роответствуют одному посещению стоянки каждый.

 

По мнению М. Пату-Матис, для зимних стоянок характерна "reverse mass strategy" модель эксплуатации фауны. При использовании этой модели все мало-мальски ценные в мясном отношении части туш гидрунтиновых лошадей уносились со стоянки. Иная модель использования фауны характерна для летних стоянок - reverse, gourmet strategy". В этом случае, только наиболее ценные в мясном отношении части туш были унесены со стоянок. Для зимних стоянок характерна и более интенсивная добыча костного мозга. Установить место потребления костного мозга не представляется возможным (Patou- Mathis 1999, p.68-74). Сезонная зависимость применения разных моделей эксплуатации фауны, скорее всего, объясняется разной продуктивностью «летних» и «зимних» охот, что, в свою очередь, определяется сезонной изменчивостью количественного состава стад гидрунтиновых лошадей (Patou-Mathis 1999, р.70-72). Так продуктивность «зимней» охоты составляла 6-7 особей гидрунтиновых лошадей, тогда как «летом» удавалось добыть 16-18 животных.

 

Источники кремневого сырья располагались на расстоянии не более 2 км от стоянки на горе Мыльной - альминское месторождение. Сырьё транспортировалось на стоянку в виде преформ - протестированных несколькими снятиями блоков кремневых плиток и желваков. Модель использования кремня характеризуется производством орудий на сколах, полученных в результате расщепления нуклеусов из принесенных на стоянку блоков кремня  (Chabai 1998с). Размеры орудий и рабочих поверхностей нуклеусов достаточно крупные, - в среднем, 5-7 см. Сколы с коркой составляют от 32 % до 48 % всех сколов, нуклеусы и пренуклеусы - от 4,2 % до 8 % всего инвентаря, за исключением чешуек и бесформенных обломков кремня. Причем, на один нуклеус приходится от 12 до 23 сколов и от 1,5 до 4,9 орудий, а процентное выражение сколов полностью покрытых коркой колеблется от 7 % до 16 % всех сколов.

 

Отсутствие нуклеусов в горизонтах П/8С и ПА/ 1, как, впрочем, и более низкая плотность артефактов (VI-1), объясняется, скорее всего, тем, что были раскопаны периферийные участки данных поселений. Как для крымских памятников орудий немного - от 5 до 19 % всех артефактов, исключая чешуйки и обломки (VI-1). Такие соотношения основных категорий кремневого инвентаря характерны для стоянок- мастерских, где первичное расщепление играло существенную роль.

 

Несмотря на наличие практически полного цикла кремнеобработки на территории поселений горизонтов IIA/2 - II/1A, интенсивность использования кремневого сырья не слишком высокая, так как отсутствуют свидетельства реутилизации артефактов и интенсивной утилизации нуклеусов. Хотя, не исключено повторное использование жилой поверхности горизонта И/8 последующими его визитерами. Свидетельством более интенсивной утилизации артефактов, как отражения повторного использования культурных остатков жилой поверхности горизонта Н/8 может служить несколько завышенное, по сравнению с другими западнокрымскими индустриями, содержание конвергентных скребел (Patou-Mathis, Chabai 2003, Tableau 4).

 

В целом, на стоянках по первичной разделке животных типа А жизнедеятельность гоминид сводилась к выполнению ряда взаимосвязанных действий:

1.         загон гидрунтиновых лошадей с обрывов куэсты;

2.         транспортировка к месту падения лошадей блоков протестированного сырья;

3.         расщепление нуклеусов и изготовление необходимого для разделки туш орудийного набора;

4.         первичная разделка туш гидрунтиновых лошадей;

5. транспортировка за пределы места разделки наиболее ценных в мясном отношении частей туш гидрунтиновых лошадей.

 

Вряд ли, перечисленные действия могли надолго задержать гоминид на стоянке. Таким образом, тип А стоянок по первичной разделке животных является кратковременным поселением с достаточно лимитированными видами деятельности.

 

Стоянки по первичной разделке животных, тип В. Этот тип был определен для археологического горизонта ИА/2 стоянки Кабази II. Образование отложений включающих данный горизонт происходило, как и во всей стратиграфической колонке Кабази И, достаточно быстро. Возможность вторичного использования фаунистических остатков и артефактов была минимальной. Мощность культурных отложений не превышает толщину одной находки, хотя на участках компактных скоплений фаунистических остатков толщина горизонта составляет до 10 см. Насыщенность горизонта артефактами - 19,3 изделия на 1 кубический метр отложений (2), то есть одна из самых низких для среднепалеолитических стоянок Крыма. Средняя насыщенность горизонта фаунистическими остатками, как минимум в 10 раз выше.

 

Модель использования фауны сходна с таковой для «летних» стоянок по первичной разделке животных типа А ( VI-4; VI-5). «Добыча» обитателей горизонта ИА/2 составила, как минимум 16 гидрунтиновых лошадей (Patou-Mathis 1999).

 

Альминские источники сырья во время образования горизонта ИА/2 были еще не открыты склоновой эрозией (Чабай, 1999а). Вероятно, обитатели этого горизонта использовали бодракское кремневое месторождение, которое расположено в 7 км от Кабази И. Основное отличие между стоянками по первичной разделке типов А и В состоит в моделях использования кремневого сырья. Отсутствуют нуклеусы, как, впрочем, и иные свидетельства первичного расщепления такие, как блоки протестированного сырья, первичные отщепы, сколы оформления рабочих поверхностей и ударных площадок нуклеусов. Если даже предположить, что первичное расщепление имело место на территории стоянки, то в крайне ограниченных, практически не идентифицируемых масштабах. Процент орудий достаточно высок - 29 %, что при отсутствии свидетельств первичного расщепления указывает на «импортный» характер орудийного набора (VI-2). При этом не исключено, что какая-то часть орудий была унесена со стоянки, так как разделать 16 гидрунтиновых лошадей девятью орудиями, тремя пластинами и 19 отщепами (14 из которых короче 5 см) представляется несколько проблематичным.

 

В целом, на стоянках по первичной разделке животных типа В жизнедеятельность гоминид сводилась к выполнению следующих операций:

 

1.         загон гидрунтиновых лошадей с обрывов куэсты;

2.         первичная разделка туш гидрунтиновых лошадей заранее принесенными готовыми орудиями;

3.         транспортировка за пределы территории стоянки наиболее ценных в мясном отношении частей туш гидрунтиновых лошадей, сопровождавшаяся, скорее всего, выносом части орудийного набора.

 

По видимому, перечисленные операции занимали еще меньше времени, чем пребывание на стоянках по первичной разделке типа А. К данному типу стоянок по первичной разделке относятся также материалы микокских памятников: Сары-Кая и Кабази II, археологические горизонты III/1A - III/3 (Чабай, 1999а).

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА