СРЕДНИЙ ПАЛЕОЛИТ КРЫМА В КОНТЕКСТЕ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

 

 

Палеолит Северо-западного Кавказа. Рисс-вюрмский возраст. Интерстадиал Хенгело

 

За исключением стоянок Ильская 1 (Замятнин,  1934), Ильская 2 (Scelinski 1998) и Баранаха (Golovanova, Doronichev 2003), северокавказские среднепалеолитические памятники представлены пещерными местонахождениями с незначительными по мощности пачками литологических отложений. Причем, образование и развитие пещер происходило под воздействием карстовых процессов, что во многом предопределило проблематичность биостратиграфических и хронологических определений.

 

Количество предлагаемых трактовок хронологии, стратиграфии, типологических характеристик материалов Ильской 1 значительно превосходит объем опубликованной информации, как, впрочем, и уровень изученности стоянки. Абсолютно прав В.П. Любин, назвав данный памятник «притчей во языцах», предметом весьма противоречивых мнений и оценок» (Любин, 1994, с. 157).

 

Показателен в этом отношении пример Л.В. Головановой и Д. Хоффекера, которые в двух соседних предложениях одного абзаца сумели высказать два противоположных суждения о хронологии Ильской 1.« ... существуют современные данные, которые свидетельствуют о появлении микокских индустрий в рисс-вюрмское время в разных регионах: Бокштайн (инвентарные типы Бокштайн и Клаузенише, по Бозинскому (1967) датируются эемским межледниковьем), Заскальная IX (Колосов, Степанчук, Чабай, 1993, с. 20), Сухая Мечетка, Ильская (Праслов, 1984; Кузнецова, 1985). Вопрос о датировании таких опорных памятников Восточно- Европейского микока, как Сухая Мечетка и Ильская 1,в настоящее время упирается лишь в одну проблему - проведение работ и датирование памятников современными методами» (Голованова, Хоффекер, 2000, с. 61). Не совсем ясно, что это за «современные данные», которые <<упираются» в проблему отсутствия датировок «современными методами».

 

Исходя из процитированных Л.В. Головановой и Д. Хоффекером работ, возраст современных данных колеблется от 7 до 33 лет. Но и это еще не всё. В этой же статье, в разделе посвященном хронологии микокских индустрий Северного Кавказа Л.В. Голованова и Д. Хоффекер следующим образом определяют хронологическое положение Ильской 1:. «Учитывая новые данные по хронологии и палеогеографии Мезмайской пещеры, а также типологическую близость нижних слоев (3 и 2В) Мезмая и стоянки Ильская 1, можно предварительно синхронизировать их в пределах раннего вюрма - вюрма 1-11. Хотя не исключено, что нижний слой Ильской 1 - рисс- вюрмский. Интересно, что радиоуглеродные датировки Ильской 1 оказались близки датам для слоев 3 и 2В-4 Мезмайской пещеры» (Голованова, Хоффекер, 2000, с. 37). Так о чем же свидетельствуют «современные данные»? О рисс-вюрском возрасте Ильской 1 или о том, что её материалы датируются вюрмом I или даже вюрмом I-II?

 

 

Постулируемый рисс-вюрмский возраст нижнего слоя Ильской 1 в настоящее время подкреплен только мнением Н. Д. Праслова и Муратова В.М., основанном на внешних признаках одной из ископаемых почв и наличии теплолюбивых насекомых в битумных лужах (Праслов, Муратов, 1970; Праслов, 1984а). Причем стратиграфическое соотношение «битумных луж» и артефактов не совсем понятно. Какие-либо естественнонаучные исследования почв, обнаруженных в стратиграфическом разрезе стоянки, не проводились. Ни одна из полученных для Ильской 1 дат не соответствует общепринятому возрасту последнего интергляциала. Пачка отложений Ильской 2, расположенной невдалеке от Ильской 1, демонстрирует комплексный характер аккумуляции плейстоценовых седиментов, связанных с эволюцией долины реки Кубань (Scelinski 1998). Радиометрические даты отсутствуют, а корреляция отложений Ильской 1 и 2 остается открытой проблемой.

 

В пещере Матузка были обнаружены отложения, которые на основании геомагнитных, геоморфологических и фаунистических данных относятся к последнему интергляциалу - слой 7 и раннему гляциалу - слои 5, 5а, 5Ь и 6 (Golovanova, Doronichev 2003, p. 82). К сожалению, коллекция артефактов со слоев 5-7 немногочисленна. Какие-либо аргументированные заключения о ее типологическом статусе пока невозможны. Радиометрические даты для Матузки, 5-7 отсутствуют.

 

Также не продатированы Губский навес 1, Монашеская и Баракаевская пещеры. На основании анализа биостратиграфических материалов из менее чем 2-х метровой пачки отложений Монашеской пещеры Е.В Беляева пришла к выводу о том, что среднепалеолитические слои отложились во время климатических осциляций кислородно-изотопной стадии 3 (Беляева, 1999, с. 70). На основании литологических наблюдений и 3 палинологических образцов был сделан вывод о хронологической близости среднепалеолитических отложений Монашеской пещеры и Губского навеса 1 (Любин, 1977; Беляева, 1999). Причем, Е.В. Беляева считает, что среднепалеолитические слои «Губского навеса Ml могут соответствовать лишь верхней части отложений Монашеской, которая залегает выше обвального уровня ЗБ, а еще вероятнее - слою 2 и даже его гипотетической верхушке, уничтоженной в пещере» (Беляева, 1999, с. 152). Получается, что отложения Губского навеса аналогичны не реально существующим, а гипотетическим, но расположенным в верхней части разреза Монашеской пещеры. Не лучше обстоит дело и с корреляцией нижней пачки отложений Монашеской и стратиграфической колонки Губского навеса: «отложения, соответствующие низам Монашеской, здесь по каким-то причинам, видимо, всё же отсутствуют, а облик инвентаря более отвечает поздним этапам ее индустрии» (Беляева, 1999, с. 154). Оказывается, всё дело в облике инвентаря или иными словами в датирующих возможностях типологического метода.

 

Время отложения менее чем одно-метровой пачки Баракаевской пещеры, содержащей среднепалеолитические артефакты, В.П. Любин определил, как соответствующее вюрму И, а образование фосфатно-карбонатной корки, возникшей после образования пачки содержащей среднепалеолитические артефакты, было соотнесено с климатическими условиями вюрма II-III (Любин, 1994, с. 153). Данный вывод был сделан на основании комплексных литологических и биостратиграфических исследований (Черняховский, 1994; Барышников, 1994; Левковская, 1994). Анализ археологических, литологических и биостратиграфических данных Монашеской и Баракаевской пещер привел Е.В. Беляеву к выводу «о частичной синхронности двух основных губских мустьерских стоянок в рамках среднего вюрма (изотопная стадия 3)» (Беляева, 1999, с. 163).

 

Радиоуглеродные даты были получены для среднепалеолитических отложений пещер Мезмайской и Матузки (VII-3). Мощность отложений Мезмайской, содержащих среднепалеолитические слои составляет около 2 м, тогда как общая пачка седиментов - около 5 м. Данные 2 м отложились в интервале от >45 до 32,23±0,74 тыс. лет. Дата >45 тыс. лет назад (3 слой) была определена Л.В. Головановой и Д. Хоффекером, как соответствующая времени вюрма I- II (Голованова, Хоффекер, 2000, с. 37), то есть интерстадиала Моерсхоофд. Дата 40,66±1,6 тыс. лет для слоя 2В-4 соответствует, по мнению Л.В. Головановой и Д. Хоффекера, концу этого же интерстадиала или началу вюрма II. Биостратиграфические данные указывают, что в слое 3 представлены грызуны лесов и альпийских лугов, а в вышележащем слое 2В-4 доминируют травяно- кустарничковые растения, состав дендрофлоры ксерофилен и беден. При этом нижележащие стерильные в археологическом отношении слои 4 и 5 относятся к периоду потепления. В слое 4 выделена лесная почва, а в слое 5 обнаружены лесные грызуны. После достаточно теплого климата 4 и 5 слоев наступает похолодание, отмеченное в 3 и 2В-4 слоях. Остается не ясным, почему Л.В. Голованова и Д. Хоффекер решили, что похолодание климата в 3 и 2- В-4 слоях соответствует интерстадиальным условиям. Причем, радиоуглеродные даты для Мезмайской, слои 3 и 2В-4 вполне соответствуют общепринятым хронологическим рамкам стадиала предшествующего Хенгело (УП-З).

 

Не менее специфичен подход Л.В. Головановой и Д. Хоффекера к интерпретации хронологии слоя 4С в пещере Матузка, который образовался в условиях верхнегорного леса и датируется 34,2±1,41 тыс. лет назад. Не совсем понятно, почему образование слоя 4С отнесено ко времени климатических условий вюрма II-III (Голованова, Хоффекер, 2000, с. 37), то есть, Хенгело. Очевидно, что данная дата может трактоваться, при желании или необходимости, как начало интерстадиала Арси, но совсем не как соответствующая времени интерстадиала Хенгело.

 

Зачем же понадобилось Л.В. Головановой и Д. Хоффекеру удревнение Мезмайской, слои 3, 2В-4 и Матузки, слой 4В-С, противоречащее биостратиграфическим данным и радиоуглеродной хронологии? Ответ несколько своеобразен и отражает, скорее всего, попытку найти место материалам Баракаевской пещеры в эволюционном ряду северокавказского микока, чем выяснить хронологию памятников: «Индустрия Баракаевской пещеры занимает промежуточное положение между ранними индустриями Мезмайской пещеры и стоянки Ильская 1, с одной стороны, и индустриями из верхних слоев Мезмайской пещеры, Губского навеса 1, верхних слоев Монашеской пещеры и слоев 4В и 4С пещеры Матузка» (Голованова, Хоффекер, 2000, с. 37).

 

То есть, исходя из общих технико-типологических воззрений на эволюцию и периодизацию микока Северного Кавказа, необходимо было «втиснуть» индустрию Баракаевской между комплексами Мезмайской слои 3,2В-4, с одной стороны, и вышележащими слоями 2 и 2А, с другой. Ведь, по мнению Л.В. Головановой, в микоке северозападного Кавказа по мере его развития уменьшается количество двусторонних орудий (Голованова, Хоффекер, 2000, с.46). В Мезмайской, слои 3 и 2В-4 двусторонние орудия составляют 12,6-10,6 %, в Баракаевской - 1 %, а в Мезмайской, слой 2-2А - 1,5 %. Мезмайская, слои 2-2А уверенно датируются вюрмом III, возникновение отложений Баракаевской произошло во время климатических условий вюрма II (VII-3). Материалам Мезмайской, слои 3 и 2В-4 в этой ситуации не остается ничего другого, как «опуститься» хотя бы до вюрма I-II, чтобы не нарушать стройность эволюционного ряда. Вряд ли, процентное содержание двусторонних орудий отражает специфику эволюции микокских комплексов. Скорее всего, на северо-западном Кавказе, как в Крыму (Чабай, 1999а) и на юге Германии (Richter 2001), колебания индекса двусторонних орудий является отражением способов адаптации к географической ситуации и / или хозяйственной направленности поселений.

 

Радиоуглеродная хронология Мезмайской, слои 2 и 2А, как, впрочем и ее соответствие биостратиграфическим данным не вызывает сомнений (VII-3). Впрочем, нет оснований для сомнений и в радиоуглеродной хронологии остальных среднепалеолитических слоев Мезмайской пещеры. Тогда как, корреляция среднепалеолитических литологических и культурных отложений Мезмайской с другими памятниками северо-западного Кавказа, основанная на типологических признаках, вряд ли отвечает действительности.

 

Таким образом, в настоящее время на северозападном Кавказе отсутствуют достоверные данные о микокских индустриях, которые бы датировались древнее интерстадиала Моерсхоофд. Огромный хронологический интервал от последнего интергляциала до интерстадиала Моерсхоофд, включительно, пока заполнен только 166 артефактами из Матузки, слои 5-7, типологический статус которых пока не совсем ясен. В интервале между интерстадиалами Моерсхоофд и Хенгело - вюрм II на территории северо-западного Кавказа существовали индустрии Баракаевской, Монашеской и Мезмайской, слои 3 - 2В-1 пещер. Ко второму стадиалу интерпленигляциала относятся индустрии Матузки, слои 4В-С, Мезмайской, слои 2А и 2. Иными словами, на северо-западном Кавказе отсутствуют памятники, достоверно относящиеся к первому периоду (рисс- вюрм - Моерсхоофд) среднего палеолита Крыма и Пруто-Днестровского междуречья. Второй период характеризуются существованием на территории северо-западного Кавказа микокских индустрий в пещерах Мезмайская, слои 2В-1 - 2В-4 и 3, Монашеская и Баракаевская. Во время третьего периода на территории Северного Кавказа бытовали индустрии Мезмайской, слои 2, 2А и Матузки, слои 4В-С.

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА