СРЕДНИЙ ПАЛЕОЛИТ КРЫМА В КОНТЕКСТЕ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

 

 

Индустрии рисс-вюрмского времени -  леваллуа, мустье и микок. Происхождение палеолитических индустрий Восточной Европы

 

Хронология и география среднепалеолитических индустрий Восточной Европы

 

Безусловно, определяя положение среднепалеолитических индустрий Восточной Европы во времени и пространстве, необходимо отдавать себе отчет в том, что известный на сегодня фактический материал носит явно неполный, отрывочный характер. Вместе с тем, анализ даже таких отрывочных данных позволяет, если не предложить какие-либо новые построения, то хотя бы избежать повторения прошлых уже ставших аксиоматичными заблуждений.

 

Протяженность среднепалеолитических индустрий Восточной Европы во времени ограничена рисс-вюрмскими отложениями, с одной стороны, и интерстадиалом Арси, с другой (VII-7). Отсутствие среднепалеолитических комплексов более раннего - рисского времени объясняется редкостью рисских отложений в стратиграфических колонках известных археологических памятников. Определение хронологических рамок среднего палеолита Восточной Европы стало возможно благодаря исследованиям в Крыму. Только на территории Крыма представлены все периоды развития восточно-европейского среднего палеолита за первые 100 тыс. лет позднего плейстоцена.

 

Достаточно полная стратиграфическая колонка среднего палеолита, охватывающая время от рисс-вюрма до вюрма UI, включительно, исследована в Пруто-Днестровском регионе. На Донбассе и в Поволжье хронологические рамки среднего палеолита определяются временем последнего интергляциала и вюрма И, включительно. Определение раннего хронологического рубежа и технико-типологического характера наиболее древнего среднего палеолита Северного Кавказа связано с обоснованием возраста культурных отложений стоянки Ильской I и типологического статуса Матузки, 5-7. В настоящее время, с уверенностью можно утверждать лишь вюрмский, в рамках вюрма II - вюрма III, возраст северокавказского микока (VII-7).

 

Теоретически правильным было бы выделение рисс-вюрмских комплексов в отдельный период среднего палеолита Восточной Европы. При этом речь идет не только о том, что это наиболее ранний, из фиксируемых в настоящее время, этапов развития восточно-европейских среднепалеолитических индустрий. Специфика рисс-вюрмского времени заключается, главным образом в палеогеографических характеристиках. Рисс-вюрмское потепление, не имеющее аналогов в позднеплейстоценовой и голоценовой истории, привело не только к расширению границ широколиственных лесов, но й к существенному изменению береговых линий черноморского и каспийского бассейнов ( VH-4). Достаточно распространенной является точка зрения о том, что территории Крыма и Северного Кавказа во время последнего интергляциала оказались отрезанными водами Манычского. пролива от восточно-европейской равнины (Лазуков и др., 1981, Chepalyga 1984, р. 230). То есть, в течении, как минимум, 10 тыс. лет крымские и северокавказские среднепалеолитические индустрии развивались в отрыве от Восточной Европы. И если для индустрий Северного Кавказа оставалась возможность освоения южных территорий, то крымский палеолит оказался изолированным на острове, площадь которого была вдвое меньше, чем современного полуострова. Однако, достоверных рисс-вюрмских индустрий не так уж много.

 

Ранний период: рисс-вюрмский этап

 

Можно уверенно утверждать о том, что в Крыму в рисс-вюрме бытовали комплексы V/3-VI/17 горизонтов Кабази И, на Донбассе-Белокузьминовка, 1 комплекс, на Днестре - Езупиль, слой III ( VII-4). Менее достоверен рисс-вюрмский возраст Сухой Мечетки, стоянки Челюскинец и вообще, не возможно что-либо сказать о времени образования культурных отложений Ильской I. То есть, речь идет о 4 достоверных и 4 возможных рисс-вюрмских комплексах (VII-7).

 

Вместе с тем, не наблюдается существенных отличий между некоторыми индустриями рисс-вюрмского времени Крыма (Кабази II, V/3-VI/17) и Северного Кавказа (Ильская I, ?), с одной стороны, и Донбасса (Белокузьминовка, 1 комплекс) - Поволжья (Сухая Мечетка?, Челюскинец?), с другой. Инвентарь приведенного списка памятников содержит ярко выраженный микокский компонент. При этом необходимо отметить, что уже в рисс-вюрмское время на Днестре (Езупиль, слой III) появились леваллуа- мустьерские индустрии ( VII-4). Таким образом, в рисс-вюрмское время типологическая вариабельность Восточной Европы выступает в незавершенном виде. Представлены две из трех основных восточноевропейских индустрий - леваллуа-мустье и микок (VII-7).

 

Ранний период: вюрм I - вюрм I/II, включительно

 

В это время продолжается развитие микока в Крыму, на Донбассе, возможно, в Поволжье, а также леваллуа-мустье в бассейнах рек Прут и Днестр. Появилось пластинчатое мустье Донбасса ( VII- 5). Причем, интерстадиал Моерсхоофд является верхней хронологической границей бытования леваллуа-мустьерских памятников в бассейнах Прута и Днестра. Еще одно знаменательное событие произошло на Днестре. Здесь было- зафиксировано первое появление микокских индустрий, которое хронологически соответствует началу вюрма (VII-7). Дальнейшее продолжение развития микокских индустрий на западных рубежах Восточной Европы в оставшейся части вюрма I и всего вюрма I/II не зафиксировано. За пределы вюрма I не выходит развитие микока на Донбассе и в Поволжье. Единственным возможным северокавказским кандидатом на датировку вюрмом I - вюрмом I/II являются индустрии Ильской I. Однако, на основании имеющихся на сегодня данных доказать или опровергнуть такое или какое-либо иное хронологическое положение Ильской I не представляется возможным. Не исключено, что с рисс- вюрма до вюрма I/II на Северном Кавказе микокские индустрии не представлены.

 

Средний период: вюрм II - вюрм II/III, включительно

 

В Восточной Европе в вюрме II произошел ряд существенных изменений в пространственном размещении среднепалеолитических индустрий (VII-7). Во-первых, на территории Крыма появились леваллуа-мустьерские комплексы. Во-вторых, состоялось «второе пришествие» микока в Пруто- Днестровский регион. В-третьих, на Северном Кавказе появились относительно надежно датированные микокские комплексы. В-четвертых, вюрм II является верхним рубежом развития пластинчатого мустье Донбасса и Поволжья. Все приведенные изменения не коснулись крымского микока, который продолжил свое развитие на территории полуострова ( VII-6).

 

Если появление микокских индустрий в пруто- днестровском и северокавказском регионах вряд ли является такой уж большой неожиданностью, по крайней мере, микок уже был ранее известен (Езупиль, слой И) или мог быть известен (Ильская I) на этих территориях, то появление леваллуа-мустьерских индустрий в Крыму, учитывая их исчезновение в долинах Прута и Днестра, может указывать направление миграции их носителей.

 

Не исключено, что в вюрме П в пруто-днестровском регионе произошла смена населения - откат на юг носителей леваллуа-мустьерских технологий и замещение их носителями микокского технокомплекса. Причем, в вюрме И вторжение «микокцев» в пруто- днестровский регион могло произойти, как с Восточной, так и с Центральной частей Европы. Причиной столь заметных смен технокомплексов на западных рубежах Восточной Европы могло стать существенное похолодание климата, которое началось по ту сторону Карпат в вюрме II (Мадейска, 1996). По мнению Я. Козловского, в вюрме II территория современной Польши не была заселена вообще, а микокские индустрии «не пережили» даже изотопную стадию 4 - финал вюрма I (Kozlowski 2000b). Вероятно, арктические условия климата на территории современной Польши в вюрме II явились тем «первотолчком», что привел к движению палеолитическое население по обе стороны Карпат, то есть на границе Центральной и Восточной Европы. Таким образом, в Восточной Европе начало изотопной стадии 3 - начало интерпленигляциала было «временем перемен», как, впрочем, и на остальной территории континента (Gamble, Roebroeks 1999).

 

Поздний период: вюрм III - вюрм III/IV

 

Данный период характеризуется сосуществованием среднепалеолитических и верхнепалеолитических индустрий в Восточной Европе и рассмотрен в последней главе (см. Главу VIII). Фактически, в вюрме III среднепалеолитические комплексы сохранились только в долине Прута, Крыму и на Северном Кавказе. На Северном Кавказе и в долине Прута до столь позднего времени «дожили» только микокские комплексы, тогда как в Крыму - микокские и леваллуа- мустьерские. Более того, в Крыму среднепалеолитические индустрии хронологически и стратиграфически сосуществуют с ранними верхнепалеолитическими, на Северном Кавказе ранний верхний палеолит отсутствует, а в долине Прута в вюрме III произошла смена среднепалеолитических индустрий верхнепалеолитическими. Или, иными словами, на западных рубежах Восточной Европы отсутствует стратиграфически и хронологически (в рамках вюрма III) подтвержденное сосуществование среднепалеолитических микокских и ранних верхнепалеолитических индустрий, что в свою очередь может означать, что микок Прута не мог принимать, даже в качестве «наблюдателя», какого-либо, участия в переходных процессах.

 

Заключение

 

Таким образом, хронологические рамки среднего палеолита Восточной Европы определяются временем последнего интергляциала - вюрма III/IV, включительно. Отсутствие более древних - рисских комплексов, скорее всего, связано с отсутствием большого количества палеолитических памятников с рисскими отложениями. Две из трех восточноевропейских индустрий - микок и леваллуа- мустье были известны уже в рисс-вюрме (VII-7;  VII-4). Появление пластинчатого мустье связывается с климатическими условиями раннего гляциала (VII-7;  VII-5).

 

Региональные колонки развития среднепалеолитических индустрий достаточно существенно различаются как по составу комплексов, так и по протяженности во времени. Наиболее впечатляющим является хронологическая протяженность крымского микока - от рисс-вюрма до вюрма III/IV, включительно (VII-7). Более того, данная технико-типологическая последовательность является наиболее обоснованной в Восточной Европе с точки зрения «абсолютных» дат и биостратиграфических исследований. Единственным конкурентом крымскому микоку по хронологической протяженности выступают леваллуа-мустьерские индустрии. Правда, их развитие связано с двумя регионами - пруто-днестровским (рисс-вюрм - вюрм I/II) и Крымом (вюрм II - вюрм III/IV). Сугубо региональное значение имеет развитие пластинчатого мустье (вюрм I - вюрм II), комплексы которого были обнаружены только на Донбассе и Поволжье (VII- 7;  VII-5; VII-6). С другой стороны микокские индустрии демонстрируют максимально возможное распространение на территории Восточной Европы. Микокские памятники обнаружены во всех мало- мальски исследованных частях Восточной Европы, но только в Крыму отмечено непрерывное развитие микока в течение 100 тыс. лет (VII-7;  VII-4; VII-5; VII-6).

 

Вопрос происхождения среднепалеолитических индустрий Восточной Европы в значительной степени осложнен, в первую очередь, отсутствием надежно датированных рисских индустрий. К сожалению, «ашельские» памятники днестровского региона (Ситник, 2000; Ситник, Богуцький, 1998), Приазовья (Праслов, 1968), Северного Кавказа (Любин, 1998; Голованова, 1994) и Крыма (Щепинский, 1979) вряд ли могут претендовать на роль генетической подосновы восточноевропейских среднепалеолитических комплексов.

 

Вместе с тем, определение рисских леваллуазских комплексов Королево как генетической основы леваллуа-мустье Поднестровья (Гладилин, 1985) является вполне жизнеспособной гипотезой, правда, нуждающейся в дальнейших типологических и технологических разработках. А.С. Сытник, в принципе не отрицая такой подход к вопросу о генезисе леваллуа-мустьерских индустрий Поднестровья (Ситник, 1996; Ситник, 2000, с. 339), приходит к неожиданному заключению о том, что материалы рисс- вюрмского комплекса Езупиль, слой III "даютъ змогу уже сьогодт прокласти "культурный тст " мгж близькосхгдними, подтстровськими i центральноевропейськими \ндустр\ями " (Ситник, 2000, с. 259). Не совсем понятно о чем идет речь, что означает термин "культурный мгст "? Если это указание на технико-типологическое сходство, то острийное леваллуа раннего Левантийского мустье коренным образом отличается от черепаховидного леваллуа Поднестровья, а все это вместе взятое и по отдельности, в принципе, не имеет ничего общего с пластинчатым средним палеолитом «фации Секлин» северо-запада Европы. Если же речь идет о продвижении в Европу человека современного антропологического типа - носителя раннего Левантийского мустье, то данное утверждение А.С. Сытника необходимо признать более чем смелым, так как антропологический тип носителей всех упомянутых европейских индустрий не известен. Претенденты на роль «прародителей» индустрий пластинчатого мустье Донбасса и Поволжья отсутствуют вовсе.

 

Расширение и удревнение хронологических рамок восточно-европейского микока привело к пересмотру бытовавшей в палеолитоведении гипотезы о его генетической подоснове. Как было показано во введении к данной главе, Центральная Европа считалась регионом, из которого предполагалось распространение микокских комплексов на восток. Вместе с тем, в настоящее время, установлено, что в Центральной Европе нет достоверно продатированных не только рисских, но и рисс-вюрмских микокских индустрий (Ronen, Weinstein-Evron, eds., 2000). Более того, рядом исследователей предполагается достаточно поздний возраст центрально-европейского микока - в рамках вюрма I/II - вюрма II (Richter 1997; Рихтер, 1999) или в пределах вюрма I - вюрма II (Conard, Fischer 2000; Burdukiewicz 2000). Так или иначе, но, по нынешним представлениям центрально- европейских археологов, в Центральной Европе отсутствуют микокские комплексы, достоверно датируемые рисс-вюрмом или более ранним временем. Пересмотр хронологии и стратиграфии палеолитических памятников в районе Королево (Украинское Закарпатье) продемонстрировал после- эемский возраст индустрий Королево-Бейвар, слои II, Па (Кулаковская, 1999), содержащих микокский технологический компонент (Kulakovskaya 1990; 1995). Единственный центрально-европейский кандидат на более древний, чем вюрм I, возраст микока - до- эемская индустрия Дзерджислав, слой 6, представлена двумя двусторонними орудиями, отщепом и двумя чешуйками (Foltyn et al., 2000) и не содержит технологически и типологически диагностичные микокские элементы.

 

В настоящее время появился серьезный соблазн «развернуть» направленность продвижения микокских комплексов и «бросить» их в начале вюрма I на запад, в Центральную Европу. Стоит ли это делать? Вряд ли. Ведь микокская проблематика гораздо шире, как в территориальных, так и в гносеологических рамках. Западноевропейские памятники с ярко выраженными технологическими микокскими чертами, такие как Ля Микок, слои 5, 6 (Франция) и Галерия Песада (Португалия) появляются еще в финале среднего плейстоцена (Delpech et al., 1995; Marks et al., 1999; 2002a; 2002b). Также в среднем плейстоцене элементы микокского технокомплекса были обнаружены на Ближнем Востоке и в Северной Африке (Schild,Wendorf 1977; Ronen, Weinstein-Evron 2000).

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА