ПЕРЕХОД ОТ СРЕДНЕГО К ВЕРХНЕМУ ПАЛЕОЛИТУ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

 

 

Переход от среднего к верхнему палеолиту в Крыму и Восточноевропейской равнине

 

В настоящее время существуют три основных подхода к проблеме перехода от среднего к верхнему палеолиту в Крыму и Восточноевропейской равнине. Причем, первые два являются логическим продолжением эволюционистского подхода. Достаточно большая группа исследователей предполагает возможность перерастания среднепалеолитических индустрий в верхнепалеолитические посредством внешнего толчка (Аникович, 2000; Коен, Степанчук, 2000, 2001; Вишняцкий, 2000, с. 261; Cohen, Stepanchuk 1999). Роль внешнего толчка отводится ориньякским комплексам, которые, появившись на территории Восточной Европы с целым набором передовых достижений, сумели «убедить» местных неандертальцев в преимуществах верхнепалеолитического образа жизни. Подобная форма «убеждения» была названа аккультурацией. Из-за недостатка антропологических материалов, признаки проявления процесса аккультурации ищутся и «находятся» только в комплексах материальной культуры.

 

Второй подход к проблеме перехода, предполагает эволюцию местного среднего палеолита в верхнепалеолитические комплексы (Вишняцкий, Нехорошее, 2001; Матюхин, 2002а; 20026). К процессу аккультурации некоторые сторонники данного подхода относятся скептически, полагая, что среднепалеолитические индустрии имели сами по себе достаточный потенциал для перехода к верхнему палеолиту (Матюхин, 2002а, с. 99).

 

Третий подход основан на отрицании генетической связи среднепалеолитических и верхнепалеолитических индустрий Восточной Европы или какого-либо значимого их взаимодействия, которое могло бы привести к появлению переходных и / или верхнепалеолитических комплексов (Чабай и др., 1998; Чабай и др., 2000; Чабай, 19996, 2000, 2003в; Маркс, Чабай, 1998; Chabai 1996, 2000, 2001, 2003). Иными словами, появление ранних верхнепалеолитических комплексов в Восточной Европе объясняется миграцией носителей верхнепалеолитических методов обработки кремня и кости из иных регионов (Chabai et al., 2004). При этом местным неандертальцам отводится роль наблюдателей, которые вряд ли как- либо взаимодействовали с пришлым населением.

 

Указанные подходы не новы. Все они, в той или иной степени, являются перенесением на восточноевропейский материал известных на Ближнем Востоке, Северной Африке, Центральной и Западной Европе концепций перехода от среднего к верхнему палеолиту получивших название "acculturation", "continuity" и "discontinuity" (см. анализ в Zilhao 2001).

 

 

Конкурирующие подходы к интерпретации перехода от среднего к верхнему палеолиту по разному анализируют имеющуюся базу источников. В целом, согласия нет по нескольким основным вопросам, среди которых, наиболее важными являются гомогенность привлекаемых источников и хронологические рамки переходного периода. Также большое значение для понимания процессов перехода имеет природная обстановка, на фоне которой произошла смена не только кремневых комплексов, но и антропологического типа их носителей. Впрочем, анализ палеоэкологической ситуации пока еще не был даже вовлечен в данную дискуссию.

 

Хронологические рамки переходного периода и проблема гомогенности источников

 

Определение хронологических рамок переходного периода позволяет очертить круг кремневых комплексов и характеристик окружающей среды, имеющих непосредственное отношение к смене технокомплексов и антропологических типов их носителей. «Мы будем очень далеки от установления подробных моделей культурных систем и их трансформаций на протяжении перехода, пока подобно историкам, изучающим Гражданскую войну в Америке, не установим, что она длилась 4 года (а не 4 недели или столетие) и завершилась победой янки» (Harrold 1991, р. 181). Если то чем завершился переходный период более-менее очевидно, то его протяженность во времени требует серьезного обоснования. Абсолютно не ясно почему, например, при изучении генезиса городцовской и стрелецкой культур используются материалы Ильской и Заскальной V, культурный слой IV (Аникович, 2000), которые существовали за десятки тысяч лет до первых проявлений верхнего палеолита в Восточной Европе?

 

Или, какое значение для понимания перехода от среднего к верхнему палеолиту имеют индустрии Брынзен, Анетовки II и Амвросиевки (Cohen, Stepanchuk 1999), датирующиеся от 26 до 14 тыс. лет назад? Вместе с тем, еще недавно кажущаяся крамольной идея о сосуществовании среднепалеолитических и верхнепалеолитических индустрий (Chabai 1996) нашла подтверждение не только в Крыму, но и в других регионах Европы (Zilhao 1996; Uthmeier 2000; Carbonell et al. 2000; Kuhn and Bietti 2000). Факт сосуществования среднепалеолитических и верхнепалеолитических комплексов позволил предложить хронологические рамки переходного периода, которые определяются, с одной стороны, временем появления наиболее ранних верхнепалеолитических индустрий, а с другой стороны, временем существования наиболее поздних среднепалеолитических комплексов (Чабай, 2000, 2003 а). Древнейшие верхнепалеолитические памятники появляются в Восточной Европе около 38/ 36 тыс. лет назад (Синицын и др., 1997, с. 27; Синицын, 2000,2002а; 20026), тогда как среднепалеолитические индустрии доживают на этой же территории до 29/28 тыс. лет назад (Чабай и др., 1998). Таким образом, переходный период в Восточной Европе длился около 10 тыс. лет, с 38/36 до 29/28 тыс. лет назад.

 

В целом, памятники, используемые для анализа перехода от среднего к верхнему палеолиту в Восточной Европе, представлены несколькими территориальными группами: волынской, пруто- днестровской, днепровской, донской, крымской и северокавказской (Anikovich 1992; Cohen, Stepanchuk 1999; Аникович, 2000; Коен, Степанчук, 2000; 2001; Голованова, 2000; Чабай и др., 1998; Чабай, 2000). Причем, пруто-днестровские памятники расположены на рубеже с Центральной Европой, а северокавказские - на рубеже с Азией.

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА