ПЕРЕХОД ОТ СРЕДНЕГО К ВЕРХНЕМУ ПАЛЕОЛИТУ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

 

 

Городцовская культура стоянки Костёнки. Каменные и костяные артефакты городцовской культуры

 

К комплексам городцовской культуры относятся индустрии Костенки 15, Костенки 14, II культурный слой, Костенки 12,1 культурный слой и Костенки 16 (Рогачев, Аникович, 1982в; 1984; Рогачев, Синицын, 1982а; 19826; 1982в). В отношении аналогий для индустрии Костенки 14, слой III, А.А. Синицын считает, что «больше оснований для сравнения с городцовской культурной традицией, чем с граветтом второго культурного слоя Тельманской стоянки» (Sinitsyn 1996, р. 284).

 

Комплексы городцовской культуры не однородны. Традиционно в обобщающих работах при описании технико-типологических характеристик индустрий городцовской культуры, основное внимание уделяется базовым и, вместе с тем, несколько различным индустриям Костенок 15 и Костенок 14, II культурный слой, с одной стороны, и Костенок 12, I культурный слой, с другой (Рогачев, Аникович, 1984, с. 183-185). Основанием для такого противопоставления послужило наличие «прогрессивных» и забвение «архаичных» технико- типологических признаков в индустрии первого слоя Костенок 12 по сравнению с комплексами Костенок 15 и Костенок 14, II слой (Рогачев, Аникович, 1984, с. 185).

 

Техника первичного расщепления Костенок 15 и второго слоя 14, в основном, характеризуется как отщеповая. Хотя, в индустрии Костенок 15 имеются призматические нуклеусы, но «пластина является основным видом заготовки только для скребков; большинство орудий других категорий выполнено на отщепах» (Рогачев, Синицын, 19826, с. 165). Что касается II слоя Костенок 14, то: «Для первичной обработки характерно практически полное отсутствие пластинчатой техники получения заготовок. 62 нуклеуса в подавляющем большинстве представлены аморфными кубовидными формами» ( VIII-5,22, 23) (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 149).

 

Орудийные наборы обоих комплексов достаточно представительны: 188 орудий в индустрии Костенок 15 и 926 во II слое Костенок 14. И в том и в другом комплексе преобладающим классом орудий являются скребки: около 45 % в Костенках 15 и не менее 38 % во II слое Костенок 14. Следующий по численности класс орудий - чешуйчатые / долотовидные.

 

 

Причем, их отношение ко всему орудийному набору в Костенках 15 (около 28 %) более чем в три раза превосходит этот же показатель во II слое Костенок 14 (не более 8 %). В обоих комплексах представлены скребла и остроконечники. С другой стороны, во И слое Костенок 14 отсутствуют острия, проколки, двусторонние орудия и относительно многочисленные резцы (около 6 %), которые, впрочем, редко встречаются и в Костенках 15.

 

Типологические структуры скребков Костенок 15 и II слоя Костенок 14 представлены практически одними и теми же типами. В целом, скребки «четко разделяются на орудия с параллельными краями и суживающимися к основанию, что придает последним вееровидную форму» (Рогачев, Синицын, 19826, с. 165). На дробном морфологическом уровне скребки представлены 9 типами, среди которых выделяются массивные нуклевидные удлиненных пропорций ( УШ-5, 6, 7), широкие с сильно выпуклым лезвием и боковыми сторонами, обработанными скребковой ретушью ( VIII-5, 8), вееровидной формы и наличием острия на противоположном скребковому лезвию конце ( У1П-5,1-5,9), двойные, в отдельных случаях представляющие сильно выпуклые, почти стрельчатые лезвия скребков, плавно переходящие в ретушированные боковые грани вплоть до придания орудию «лимасовидной» формы (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 151; Рогачев, Синицын, 19826, с.165).

 

Типология скрёбел Костенок 15 и II культурного слоя Костенок 14 практически сходна. Скребла .представлены поперечными, одно-, двулезвийными и конвергентными. Последние подразделяются на дву- и трехлезвийные ( VIH-5,20) (Рогачев, Синицын, 1982а, с.151; Рогачев, Синицын, 19826, с. 168). К двойным скреблам отнесены «двойные продольные выпуклолезвийные скребла с заостренным концом» или двуконечные орудия «типа лимаса» ( VIII-5, 10) (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 154). Получается, что «лимасовидные» формы представлены, как среди скребел, так и среди скребков. Также встречаются, хотя и редко, двусторонне обработанные скребла (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 151). Морфологически классу скребел близки ножи.

 

По мнению А.Н. Рогачева и А.А. Синицына, остроконечники ( VIII-5,19,24) обоих комплексов представлены асимметричными формами и «идентичны конвергентным скреблам» (Рогачев, Синицын, 19826, с. 168). В Костенках 15 были обнаружены двусторонние остроконечники. Вместе с тем, «техника их обработки сближает эти предметы с чешуйчатыми долотовидными орудиями... двойные pieces esquillees со скошенными лезвиями» (Рогачев, Синицын, 19826, с. 168).

 

Различий в типологии чешуйчатых орудий Костенок 15 и II культурного слоя Костенок 14 нет. Выделено 4 основных типа: мелкие уплощенные орудия подчетырехугольной формы ( УШ-12-14, 16-18); уплощенные орудия удлиненных пропорций и клиновидного профиля ( VII1-5,15); топоровидные массивные формы; клиновидные ( VIII-5, 11). «Среди последних выделяются отдельные предметы с признаками других орудийных категорий, в частности скребел и нуклеусов» (Рогачев, Синицын, 19826, с. 168), а «отдельные экземпляры имеют вид миниатюрных рубилец» ( VIII-5, 21) (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 154).

 

В орудийном наборе комплекса Костенки 14, II резцов нет, но «встречено три краевых резцовых скола» (Рогачев, Синицын, 1982а, с. 154). В Костенках 15 резцы представлены, в основном, срединными типами.«Они довольно массивные, многофасеточные. Отдельные предметы, по-видимому, первоначально являлись орудиями других категорий. Не исключено, что некоторые орудия, относимые к классу резцов, являются остаточными формами нуклеусов ... » (Рогачев, Синицын, 19826, с. 168).

 

Своеобразие костяного инвентаря Костенок 15 и Костенок 14, II слой определяется наличием изделий с рукоятями, зачастую, снабженными асимметричными «шляпками» или «гвоздевидными навершиями» ( VIII-6, 1). Изделия с рукоятями представлены веслообразными лопаточками ( VIII-6, 18, 19), крупным костяным ножом из погребения, лощилами. Наиболее многочисленные костяные изделия - иглы ( VIII-6, 3, 11), в том числе с ушками, стержни цилиндрической и конической форм, включая орнаментированные. Представлены костяные ретушеры ( VIII-6, 13), шилья ( VIII-6, 5, 7, 10) и острия ( VIII-6, 4, 9). Среди костяных украшений выделяются орнаментированная фибула с зооморфным навершием • ( VIII-6, б), орнаментированные кости птиц - пронизки, бусы и подвески ( VIII-6, 2, 8, 12), отверстия которых (диаметр 2-3 мм) были получены двусторонним сверлением. Орнамент, прочерченный в виде узоров из поперечных полос, косых или ломаных линий использовался как на костяных орудиях ( VIII-6,1,14-16), так и на костяных украшениях

 

Разнообразие и совершенство костяных изделий достаточно сильно контрастирует с декларируемым архаизмом каменных артефактов. «Выразительные, дифференцирующиеся на типы скребла, остроконечники, лимасы, диски составляют около 30 % от общего количества изделий с вторичной обработкой» (Рогачев, Аникович, 1984, с. 184). Вместе с тем,' А.А. Синицын указывает: «Несмотря на то, что с типологической точки зрения эти орудия, несомненно, являются мустьерскими, они обработаны такой же ретушью и такими же способами, как бесспорно верхнепалеолитические типы орудий обнаруженные в этом же слое» (Sinitsyn 1996, р. 283). То есть, типологический архаизм базируется на достаточно «продвинутых» верхнепалеолитических методах обработки.

 

Главные изменения, которые произошли в орудийном наборе Костенок 12,1 слой по сравнению с комплексами Костенок 14, И и Костенок 15, является уменьшение роли архаичных форм: скребел и остроконечников, уменьшение количества чешуйчатых орудий, увеличение количества резцов, появление ретушированных микропластин

 

Господствует призматический принцип расщепления, около половины орудий сделано на пластинах. Широко представлены призматические, в том числе, двуплощадочные, и торцовые нуклеусы. В орудийном наборе (395 изделий) преобладают скребки (около 27 %). По сравнению с предыдущими городцовскими комплексами резко увеличилось количество резцов (около 12 %) и ощутимо сократилось количество чешуйчатых орудий (до 5 %). Около 5,5 % орудийного набора составляют скребла. Как обычно, многочисленны сколы с ретушью (около 40 %). Оставшиеся типы орудий немногочисленны: остроконечники, двусторонние орудия, острия, проколки, микропластинки с притуплённым краем, микроострия и кремневые плитки с двусторонне ретушированным лезвием.

 

Произошли некоторые изменения и в типологической структуре скребков. Традиционные формы, характерные для предыдущих городцовских комплексов, пополнились, несколькими новыми типами. Это, в первую очередь, скребки, изготовленные на крупных пластинах обычно с субпараллельными краями, скребки «высокой формы», скребки с носиком атипичные (Рогачев, Аникович, 1984, с. 185). «Следующий по численности класс орудий представлен резцами. Резцы изготовлены на пластинах и пластинчатых отщепах и подразделяются на следующие типы: угловые, срединные, боковые, поперечные. Как правило, однофасеточные резцы относятся к типу угловых, а многофасеточные - к типу срединных (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136).

 

Среди значительно уменьшившегося количества чешуйчатых орудий представлены «миниатюрные pieces esquillees городцовского типа» (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136).

 

«Архаичный» элемент орудийного набора подразделяется на скребла, остроконечники и двусторонние орудия. Скребла, «почти все, за единственным исключением, однолезвийные» (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136). Исключение составляет угловатое скребло, которое, по мнению А.Н. Рогачева и М.В. Аниковича, характерно для памятников стрелецкой культуры (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136). Остроконечники (2 экз.) «стандартны по форме и, вероятно, представляют собой единый тип» (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136). Похоже, что этим типом являются остроконечники полусегментовидные удлиненные, дорсальные. Острия на пластинках «не образуют сколько-нибудь устойчивых форм» (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136). Двусторонне обработанные изделия представлены треугольным наконечником с вогнутым основанием и двумя заготовками орудий. А.Н. Рогачев и М.В. Аникович считают, что треугольный наконечник является стрелецкой примесью, как, впрочем, и 11 плиток с двусторонней плоской или плоско-выпуклой ретушью (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 137).

Костяной инвентарь представлен 8 изделиями, среди которых показательны орнаментированная рукоятка лопаточки городцовского типа и окрашенная охрой лопаточка (без рукояти) городцовского типа (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136). К украшениям отнесен «клык песца или лисицы с прорезанным отверстием» (Рогачев, Аникович, 1982в, с. 136).

 

Самобытность каменных и костяных артефактов городцовской культуры не вызывает сомнений. Вместе с тем, в последнее время участились попытки представить происхождение городцовской культуры из микокских комплексов Восточной Европы при активном участии в этом процессе ориньякских индустрий (Коен, Степанчук, 2000; 2001). Авторов данного подхода не смущает целый набор фактов, противоречащих предложенной ними модели. Это, во- первых, одновременность городцовских и микокских индустрий. Во-вторых, отсутствие микокского и ориньякского технологических и типологических компонентов в городцовских комплексах. В-третьих, не имеющие аналогов в микоке и ориньяке, но широко применяемые в городцовской культуре, приемы обработки кости и, наконец, абсолютно оригинальные формы погребального обряда.

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА