ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО И ИДЕИ ПРОСВЕЩЕНИЯ

 

 

Европеизация Северных стран в области права. Аргументация естественного права служила делу рецепции норм римского права

 

В области права европеизация Северных стран сказалась, в первую очередь, в принятии римско-германского, а затем и в восприятии естественного права. В Швеции это происходило уже во второй половине XVII в., а в Дании подобная рецепция произошла в XVIII столетии. В этой связи стоит напомнить, что аргументация естественного права служила в значительной степени делу рецепции норм римского права: в Германии в XVI и XVII вв. это привело к созданию германского варианта римского права usus modemus (новый обычай), а во Франции в этот же период возник mos gallicus (галльский обычай). То, что называлось в XVIII в. естественным правом, так же, как и в Северных странах, было по своей сути материальными нормами римского права.

 

Северные страны вступили в европейскую правовую семью со своими национальными кадрами юристов. Нечто подобное уже было на Севере в эпоху Средневековья, но тогда юристы находились исключительно в церкви, а их занятия, кроме нескольких примеров выдающихся юристов, были ограничены в основном каноническим правом.

 

Развитие профессионального сословия юристов происходило на основе общего высшего образования, а также на базе интеллектуализации и придания более рационального характера общим европейским дебатам по общественным вопросам того времени. Основные идеи культурного развития и, в частности, в сфере права на Севере, так же как и в остальной Европе, характеризовались переходом от церковной моральной теологии к секуляризированному естественному праву. Настоящими центрами такого движения были университеты, которые превращались в международные исследовательские центры, использовавшие в значительной степени свободу (несмотря на надзор церкви) для организации образования национальных кадров чиновничества для своих королевств. Тем не менее еще в XVIII в. юридическое образование в университетах страдало от нехватки учителей и слабой степени их подготовки. Но эти же недостатки были восполнены в значительной степени практикой судов, канцелярий, причем прежде всего путем работы с юридическими документами, особенно в сфере процессуальных действий.

 

Для того, чтобы это стало еще более ясным, необходимо оглянуться назад.

 

Развитие, которое было решающим фактором для европейской правовой культуры и компетенции европейских юристов, первоначально покоилось на формулярном процессе римского права. Он строился таким образом, чтобы путем сопоставления и анализа процессуального материала выяснить относительный факт права.

 

 

Это было зафиксировано уже в основной части формулы и дополнялось путем заявления возражений и предоставлением своей аргументации сторонами в форме replicatio, duplicatio и т.д. с целью выяснить, какой аргумент следует включить в формулу. Воспитанные на эллинистической логике римские юристы развили эту технику, делая главный упор на концентрацию усилий по выяснению независимого от чьего бы то ни было мнения факта права (casus) .

 

Таким образом, они создали особую методику размышления и аргументации, которая, в свою очередь, в эпоху поздней античности превратилась в науку о праве. Когда в XII в. римское право снова возродилось в Италии, то этот юридический метод снова начали использовать прежде всего для анализа трудных, с точки зрения права, дел. В этом заключался основной смысл юридического образования. С тех пор этот метод получил распространение через письменный процесс в судах, институтах управления и, в основном, в сильно развитой в Центральный и Южной Европе системе нотариата. Прежде чем процессуальное право, суды и администрация достигли высокого уровня развития, письменный процесс со своим богатым набором юридических документов развился еще более и распространился на множество других сфер жизни общества. Люди начали создавать постоянные формы документов, которые превратились в обязательные образцы и действовали уже, в свою очередь, как своего рода формулы.

 

Документы, в особенности протоколы, стали иметь в дальнейшем большое значение, т. к. процесс принятия решений в высших инстанциях целиком покоился на них. С возникновением постоянной организации инстанций и регулярными заседаниями верховных судов, которые в своих решениях учитывали содержание протоколов судов низшей инстанции, в большей части Европы с началом Нового времени возникла неизбежная потребность в профессиональных юристах. Ибо то, что отличало их от врачей, заключалось в их способности внести порядок в путаницу фактов и из упорядоченного материала вывести затем то, что относилось к праву, и представить это в систематическом и удобном для восприятия виде. Для этого требовались, разумеется, познания в действующем праве; в противном случае юрист был бы не в состоянии получить факт права. Но здесь требовались чуточку большие требования, чем просто филологическая подготовка, а равным образом и способность отличать существенное от несущественного и способность все это систематизировать. Только обучаясь в университете, юрист мог бы создать себе представление о всем объеме права. Но профессионализм, как он здесь понимается, юрист должен был бы получать на практической юридической работе и прежде всего, работая с юридическими документами.

 

С началом Нового времени в Северных странах таких условий для работы юристов не было. Можно даже сказать, что эпоха реформации понизила компетентность юристов, т. к. очень часто воспитанные в традициях канонического права юристы-католики заменялись ортодоксальными лютеранскими пасторами с гораздо более низким уровнем образования.

 

Низкий уровень юридического образования проявился также в XVI в. в комментариях к законам и судебникам. Хотя между Швецией и Данией наблюдалась существенная разница, в Дании, как уже упоминалось, европеизация началась раньше и проходила быстрее, что сказалось на более высоком уровне комментариев к датским законам XVI и XVII вв. С середины XVII в. это различие, однако,, исчезло. Как в Швеции, так и в Дании, несмотря на слабости национального образования, был достигнут такой уровень юридической техники при формулировании юридических документов как высших, так и низших инстанций судов, который может быть уже сравним со среднеевропейским уровнем того времени. То же самое касалось протоколов органов администрации, где Швеция была признанным лидером. Система коллегий, учрежденная в Швеции формой правления 1634 г., была буквально перенята Данией в 1660 г.

 

С этого времени Северные страны превратились в настоящие правовые государства европейского уровня, в которых юристы играли важную и выдающуюся роль. Даже с точки зрения сегодняшнего дня юристы того времени выполняли очень внушительную работу, проводя и рассматривая судебные дела в разных инстанциях. Материалы датского Верховного суда и шведского Придворного суда второй половины XVII и XVIII вв. являются в этом отношении очень иллюстративными. В достижении такого успеха в XVII в. особую роль играли юристы, получившие образование в заграничных университетах, может быть, даже весьма существенную роль, поскольку, как упоминалось выше, как в Дании, так и в Швеции юридическое образование страдало от нехватки преподавателей и примитивных методов обучения. Тем не менее уже в XVII в. по крайней мере один выдающийся европейский юрист преподавал в Швеции. Самуэль фон Пуфендорф одно время был профессором в Люнде.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права