ПРАВО НОВОГО ВРЕМЕНИ 1800-1914 года

 

 

Появление новых политических идеологий. Марксизм

 

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

 

В XVIII в. впервые в истории человечества возникли политические идеологии, которые в отличие от более ранних подобных явлений не были инспирированы религией и охватывали крупные группы населения. Предпосылкой этому стало создание общественного мнения путем печатного слова. Эти идеологии характеризовались тем, что системы представлений о действительности и существующие оценки несли отпечаток трудовых и жизненых условий в социально- экономических группах, являвшихся их политической опорой.

 

В XIX в. свободное общественное мнение привело к появлению трех весьма различных политических идеологий, которые легли в основу совмещенных идейно-политических противоречий и разделения граждан по различным политическим партиям. Ранее основные направления развития права, еще со времен победы христианства в позднеантичном Риме, в основном определялись религиозными представлениями о природе человека и общества и интересами церкви, с одной стороны, и светскими толкованиями человека и общества и светскими политическими интересами власть имущих - с другой. В течение XIX и начала XX вв. европейские общества раскололись по религиозному принципу. В результате реформации Европа разделилась на католиков и протестантов. Но в странах, где победили протестанты, их учение обычно становилось государственной религией, а их церковь - государственной церковью. Следовательно, даже там христианское учение в основном сохранило свое значение при формировании правового порядка.

 

С быстрым распространением сектантских движений, в особенности баптизма и методизма, сильно ослаблялся авторитет государственной церкви. Сектантство оказывало большое влияние на мораль народа и вообще на развитие общественных взглядов. Таким образом осуществлялось косвенное воздействие на семейное и уголовное право. Но со снижением роли государственной церкви, ослабленной и в результате общей тенденции к секуляризации, упало значение христианских догм и священных писаний как руководящего фактора формирования правового порядка. Вместо них возникли три основные политические идеологии: либерализм, консерватизм и социализм, из которых образовывались особые варианты и гибриды. Тогда общее развитие права стало определяться партийно-политической борьбой за власть между теми группами населения, которые представляли различные идеологии. Как правило, это происходило путем постоянных компромиссов между стоявшими у власти политическими группировками. Но достаточно часто борьба за власть принимала революционное выражение в результате слепой веры представителей идеологий в их абсолютную истинность и применимости насилия для осуществления своих идей об организации общества.

 

 

Несмотря на большой социальный и экономический прогресс в результате индустриализации, XIX в. и первая половина XX в. стали периодом острой внешней и внутренней борьбы в европейских культурных кругах. Еще одной причиной борьбы стал рост национализма в результате войн, последовавших за Великой Французской революцией. Национальная мысль возникла в мире идей Ренессанса и реформации под воздействием крушения средневекового католического универсального государства. Но во многом традиции сохранялись вплоть до Французской революции, когда войны стали вестись не между профессиональными армиями княжеских династий, а между вооруженными народами. Возросшая жестокость и неисчислимые разрушения во время войн, что было вызвано появлением новых видов вооружений, привели к быстрому развитию международного права. Система международного права, исходящая из учения о естественном праве, созданном Гуго Гроцием, через международные договоры и наднациональные институты превратилась в центральную правовую дисциплину. Войны между вооруженными народами привели к таким страданиям, что было естественным хотя бы попытаться сделать ведение войны более гуманным. Эти стремления привели к заключению Гаагских конвенций 1899 и 1907 гг., которые запрещали применение некоторых видов оружия, включали правила обраще- ни я с ранеными и военнопленными и защиту гражданского населения от военных действий.

 

Интенсивности социальных противоречий весьма способствовали как секуляризация, так и новая концепция идеи социальной справедливости. Пока большинство людей было охвачено христианской верой с ее взглядом на человека как вечное существо, для которого земная жизнь была лишь кратким испытательным периодом, представления о социальной справедливости почти не имели значения для права. Высший суд должен был оценить все происшедшее в общественной жизни: перед ним бедные и богатые были равны. В статичном аграрном обществе с его жестким сословным делением социальная справедливость в целом воспринималась относительно. Каждый обладал привилегиями согласно своему сословию. Разделение по сословиям само по себе воспринималось как социально необходимое и поэтому справедливое. В итоге социальная несправедливость могла возникнуть только при нарушении привилегий.

 

Быстрая динамичность индустриализации разрушила сословное общество; она создала новые социальные группы, которые не существовали при старом общественном порядке. При этом система привилегий сословного общества стала нелепой с политической точки зрения. Победа движения Просвещения в виде Французской революции стала в последнюю очередь выражением нежелания буржуазии признавать общество, в котором привилегиями пользовалось прежде всего дворянство. Это требовало социальной справедливости со ссылкой на идею о естественных правах. Этому понятию справедливости, выраженному в требовании равенства, соответствовал принцип равенства перед законом, т. е. отмена сословных привилегий. Все должны были иметь равные правовые возможности на свободную конкуренцию. Экономические выгоды и личный статус должны распределяться согласно способностям и общественно полезному вкладу, а не происхождению.

 

Для новой социальной группы, возникшей в результате индустриализации, а именно рабочего класса, было естественно сделать еще один шаг в требованиях социальной справедливости. Каких-либо представлений о классовой справедливости не существовало в доиндустриальном обществе. Сельскохозяйственный пролетариат состоял из небольших групп в сельской местности; пока сельский хозяин относился к своим подчиненным в соответствии с действовавшими законами и старыми обычаями, они считали, что с ними обходятся справедливо. Нарушение им закона и обычая было несчастьем для одного человека или небольшой группы, подчиненных несправедливому хозяину. В качестве классовой несправедливости это положение нельзя было воспринимать попросту потому, что отсутствовало само представление об едином рабочем классе. Но когда тысячи и десятки тысяч людей из сельскохозяйственного пролетариата были собраны вместе в новых промышленных районах, они поняли, что их очень много и они одинаково беззащитны перед работодателем, напряженным и опасным трудом, что они имеют жалкую заработную плату и бедственные жилищные условия. Из этой среды возникло представление об угнетенном и эксплуатируемом классе и требование социальной справедливости.

 

Естественно, в этой отмеченной нищей уравниловкой коллективистской среде требование социального и экономического равенства, заключавшее конкретный смысл представлений рабочих о социально справедливом обществе, шло намного дальше буржуазного, более формального и юридического понятия равенства. Рабочий класс хотел не только равенства перед законом, он хотел реального социального и экономического равенства. Кроме того, основное понятие справедливости для рабочего класса, когда оно касалось вознаграждения за трудовой вклад, преимущественно имело количественное выражение. В рабочей профессиональной среде заработная плата определялась ведь в основном согласно количественно измеряемому трудовому вкладу. Поскольку в их среде отсутствовал также опыт позитивных начал частной собственности на средства производства, последняя воспринималась как социально несправедливая, как метод эксплуатации капиталистами рабочей силы. Такого рода наблюдения вели благодаря совокупному вкладу различных критиков общества к возникновению социализма - идеологии, отвергающей частную собственность на средства производства и требующей революционных реформ для радикального социального и экономического выравнивания. Согласно этой идеологии, только таким образом могла быть создана настоящая социальная справедливость.

 

В первой половине XIX в. появилось много влиятельных теоретиков социализма, которые нашли большой отклик как среди интеллигенции, так и прежде всего среди подмастерий и учеников в ремесленном деле, которые в то время составляли социальный авангард растущего рабочего класса. Один из этих теоретиков, Карл Маркс, обработал и свел воедино эти теории в продуманную систему, марксизм, которую он связал с учением об историческом развитии. С древнейших времен общество развивалось согласно некоторой схеме, где различные категории собственников на средства производства по очереди угнетали неимущих. На пути от рабовладения через феодализм к капитализму была достигнута стадия, когда индустриализация через эффект частнособственнической эксплуатации приводит к тому, что богатые становятся все богаче, а бедные все беднее. Наконец, в отчаянии пролетариат должен подняться, взять власть и в течение периода диктатуры пролетариата превратить общество в социалистическое. Затем люди должны стать настолько миролюбивыми и склонными к сотрудничеству, что государственные институты должны отмереть, а люди - жить вместе в свободно организованном коллективе - коммунистическом обществе.

 

Маркс исходил в своем учении из собственности на средства производства. Она позволяла собственникам - капиталистам - "покупать" рабочую силу. Благодаря поддержанию экономическими и политическими средствами заработной платы на низком уровне собственники средств производства получают прибавочную стоимость, что означает эксплуатацию рабрчих и результатов их труда. Этой эксплуатации способствует другая, более сложная форма извлечения прибавочной стоимости. Здесь эту теорию можно опустить. В капиталистическом обществе, в котором политическая и экономическая власть принадлежит буржуазии, рабочие, считал Маркс, никогда не смогут жить лучше. Единственный выход для них из нищеты - социалистическое общество.

 

В марксистской идеологии есть также важная морально- философская черта. Рабочий класс - носитель идеалов гуманности и справедливости; его борьба интернациональна: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", - называлось это в "Коммунистическом манифесте". Причина того, что именно рабочие впереди других общественных классов несли идеал гуманизма, заключалась в том, что они не осквернены собственностью на средства производства. Напротив, буржуазия не может быть гуманистическим фактором в общественноей жизни, поскольку ее взгляды на людей отравлены собственностью, создающей жажду выгоды и презрение к людям. С победой социализма и, наконец, коммунизма на Земле через борьбу рабочего класса должна наступить счастливая жизнь, характеризуемая человеческой свободой, достоинством и гуманизмом.

 

Материалы для своего учения, которые Маркс и его коллеги тщательно изучали, он прежде всего взял из английской жизни. Фридрих Энгельс в 1845 г., опубликовал работу "Положение рабочего класса в Англии". Социальное и экономическое развитие в этой стране в 20-х и 30-х годах XIX в. в большой степени дало социалистическим критикам общества материал для иллюстраций и доказательств. Именно в Англии процесс индустриализации к тому времени опережал другие страны, и сопутствующие ему социальные противоречия были ужасными.

 

Не стоит удивляться, что марксизм был воспринят массами промышленных рабочих как явление истины о жизни и развитии общества. Огромное впечатление произвел "Коммунистический манифест" (1848 г.) с его девизом: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!". На самом же деле марксизм имеет так много общего с религиозным мировоззрением, что правомочно говорить о псевдорелигиозном учении о спасении, где Рай находится на Земле.

 

Общественная философия Маркса была разработана с такой научной страстью и таким богатством деталей, что его синтез социалистических теорий привел к возникновению марксистской доктрины, которая и сегодня использует методы, во многом напоминающие средневековую схоластику. Со временем это приобрело большое значение для правовой науки и формирования права в странах Восточной Европы, где коммунисты завоевали политическую власть.

 

Марксистское материалистическое понимание истории сыграло большую роль и в качестве общей научной теории и, вне всяких сомнений, имело важное значение для прогресса в исторической науке. Это материалистическое понимание истории в четкой форме выдвинуто в "Коммунистическом ми- нифесте", но более всего разработано в "Капитале" - главной работе Маркса. В значительной степени оно оказало воз-действие как на ориентированных на марксизм политических исследователей, так и на немарксистских ученых-обществоведов.

 

От марксистского варианта социализма следует отличать коммунизм, или, как он официально обозначается в коммунистических странах по фамилии лидера русской революции Ленина, марксизм-ленинизм.

 

Коммунизм в основном зиждется на марксистском учении, но отличается от него подчеркиванием неизбежности вооруженного революционного восстания и жесткой диктатуры пролетариата. В то время как у Маркса по крайней мере выражается надежда на перевоспитание капиталистов, коммунисты воспринимают аристократию и капиталистов настолько испорченными морально развращающим воздействием частной собственности, что их, в принципе, надо ликвидировать, т. е. уничтожить. Ленинское понимание моральной неполноценности капиталистов было неоднократно высказано в его трудах, например, в его фразе о готовности последнего капиталиста продать веревку, на которой его самого и повесят.

 

Это проходит красной нитью от взглядов Руссо на непростительную преступность тех, кто оказывает сопротивление la volonte generale и тем самым ставит себя вне общества, к учению о ликвидации контрреволюционных классов, которое в различных частях мира применялось с фанатическим усердием и опустошающими последствиями. Под воздействием трудов Ленина к марксизму-ленинизму относится также представление о том, что высокая цель установления диктатуры пролетариата для спасения людей от проклятий капитализма оправдывается любыми средствами. Вообще марк- сизм-ленинизм (и другие коммунистические секты) своим требованием абсолютной верности "партийной линии" напоминают программу Игнатия Лойолы для Ордена иезуитов.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права