ПРАВО НОВОГО ВРЕМЕНИ 1800-1914 года

 

 

Либерализм основывается на экономической общественной философии. Физиократы

 

Прямой идеологической противоположностью марксизму был либерализм, который разработали в Англии Иеремия Бентам, Давид Рикардо, Адам Смит, Джон Стюарт Милль и Герберт Спенсер. Он так же основывается на серьезной экономической общественной философии, но, в отличие от марксистской классовой теории, исходит из индивида. Согласно его пониманию, общество получает наибольшую пользу, если каждый в рамках свободной конкуренции на рынке товаров и услуг попытается удовлетворить свои собственные интересы.

 

Тем самым должны достигаться максимальные производственные возможности и максимальное индивидуальное удовлетворение потребностей. Либерализм подключился к критике физиократами детального регулирования, характерного для европейских государств с меркантилистскими представлениями. Между прочим, именно физиократы, первыми сформулировали часто приписываемый либерализму тезис: "laissez faire, laissez passer", т. е. товары должны свободно производиться и поставляться без излишних торговых препятствий. Как социализм, представленный во множестве вариантов, так и либерализм имеют различные школы. Таким образом, существует пропасть между так называемыми манчестерскими либералами, с одной стороны, и социальным либерализмом Джона Стюарта Милля - с другой.

 

Между тем первым либеральным мыслителем, сохраняющим и сегодня большое значение в либеральной доктрине, был Джон Локк. Другим одним из первых выдающихся либералов был американец Томас Иейн, между прочим, участник как американской, так и французской революций. Он был настолько почитаемый среди французских революционеров, что стал почетным гражданином Франции и членом Национального конвента. О нем можно точнее всего сказать, что он был радикал-либералом, придерживавшимся крайней уравниловки и популизма. Он заложил основу либеральной левой традиции, которая и сегодня сохраняет определенное значение, особенно в Северных странах.

 

Основным направлением либерализма в XIX в. был манчестерский либерализм, считавший, что рыночное хозяйство должно решить все проблемы, стоит ему лишь получить полную свободу и независимость от государственного вмешательства (государство - ночной сторож). Таким образом, это либеральное направление было противником институтов социального благосостояния.

 

 

Необходимый минимум последних должен быть настолько ужасен, что попавшие в эти заведения при первой же возможности постараются добровольно вернуться к свободной рыночной оценке их рабочей силы. Интересовавшийся социальными реформами английский писатель Чарльз Диккенс в своем знаменитом описании детского дома того времени в романе "Оливер Твист" проиллюстрировал последствия крайнего рыночного учения манчестерского либерализма.

 

Намного большее значение для мира либеральных идей и практической партийной политики в XIX и XX вв., имел либерализм Джона Стюарта Милля, характеризуемый гуманизмом и социальным реформаторством. Он утверждал, что результаты рыночного ведения хозяйства должны корректироваться мерами социальной помощи в том объеме, насколько это экономически возможно. В то время как манчестерские либералы воспринимали свободу как свободу главным образом помочь самому себе, социальные либералы, действовавшие в духе Джона Стюарта Милля, считали свободу результатом баланса власти в обществе, в котором потребности в защите и свободе обеспечиваются как государственной социальной политикой, так и свободным частным вкладом людей. Однако первичным для них был все же идеал свободы - политической, экономической и социальной. Наиболее содержательным выражением требования свободы было знаменитое выступление Милля в защиту свободы печати в работе "О свободе" (1859 г.). Поскольку у него свобода сочеталась с желанием проводить институциональные социальные реформы, то в первой половине XX в. либерализм в социал-либеральном варианте во многих странах Европы сотрудничал с постепенно развивавшейся реформистской социал-демократией, которая порвала с исходными представлениями марксизма об исторической необходимости революции и диктатуры пролетариата.

 

Либералы обычно выступали против старого общества с его королевской властью, дворянством и государственной церковью. Они выступали за большую свободу перемещения для индивида во всех сферах жизни. Многие либералы были принципиальными республиканцами. Минимальное требование заключалось в отмене королевского единовластия и принятии современной конституции с разделением властей. Либералы выступали твердыми противниками традиционных сословных привилегий дворянства, ратовали также за свободу вероисповедания и хотели если уж не отменить, то хотя бы ограничить власть государственной церкви соответствующей страны. Ранние либералы не были демократами в современном понимании; напротив, они противостояли как традиционным властям, так и бедному и невежественному большинству народа, который может быть опасен!

 

Либералы хотели отменить сословное представительство, принадлежавшее уходящему обществу. Выходцы из нового буржуазного общества стремились обрести политическое влияние. Следовательно, либералы хотели иметь конституцию и народное представительство, но право голосования и избрания последнего, считали они, должно быть ограничено, что за отсутствием лучших методов делалось путем введения различных цензов, основанных на размерах собственности и доходов. Только к концу XIX в. либералы стали все чаще выступать за современную демократию с всеобщим избирательным правом как для мужчин, так и для женщин.

 

Похоже, первоначально либерализм был прежде всего идеологией, выражавшей представления и оценки действительности с позиций промышленников и торговцев. Либерализм получил политическую поддержку от предпринимательской буржуазии просто потому, что для условий ее работы и жизни было естественно понимать общество именно таким образом. Поскольку либерализм ставил на первый план индивида, его правовые требования были прежде всего направлены на наибольшее внимание к частной собственности. Она должна быть защищена всеми возможными средствами, а свобода распоряжаться принадлежащим объектом - каким бы он ни был - максимальной. Это принципиальное требование буржуазии, характерное для либеральной политики в XIX в. и имевшее большое значение для развития права в первой стадии промышленной революции, нашло свое выражение уже в Декларации Французской революция о правах человека и гражданина. В частности, в статье 17 говорилось: 'Так как право собственности является неприкосновенным и священным правом, его нельзя никого лишать до тех пор, пока не возникнет необходимость удовлетворить законно утвержденную всеобщую потребность; при этом выдается заранее веская компенсация".

 

Это положение совершенно противоречит марксистскому взгляду на право собственности, который наиболее остро выражен во фразе "собственность на средства производства - это кража", заимствованной из трудов социального утописта Прудона. Однако нетрудно найти объяснение тому, что две социальные группы - буржуазия и рабочие, которые жили рядом в одном обществе, могли иметь настолько диаметрально противоположное представление о центральном правовом институте. В условиях своего труда буржуазия могла следовать социальным и экономическим началам права собственности; для нее четко оформленное и широкое право собственности было необходимой основой рыночного хозяйства, в котором она действовала. Для рабочих, которые не имели основанного на собственном опыте понимания функций права собственности и сами, как правило, владели скудным движимым имуществом, естественно было понимать право собственности как классовую выдумку с целью лишить их результатов их труда.

 

Так объединились с каждой стороны различные экономические интересы и различные понимания и оценки действительности в противоположные идеологические взгляды, которые каждая сторона рассматривала как неоспоримо истинные и справедливые. Еще одной причиной обострения этого идеологического противоречия было, вероятно, то, что институт права собственности в промышленности первоначально возник в земледельческом обществе, где было необходимо придать праву собственности широкий и твердый характер: если крестьянин не уверен, что получит урожай, то он не захочет этим заниматься. Эта пришедшая из условий аграрного общества концепция с ее юридическим регулированием права собственности была перенесена буржуазией на право собственности на промышленные предприятия, не уяснив для себя последствий такого шага. Так, заметно обострилось противоречие между либеральной буржуазией и марксистским рабочим классом по вопросу частной собственности на средства производства. И до сих пор во многом остается это противоречие, которое имело большое значение в XIX и XX вв. для политического и правового развития в Европе.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права