ПРАВО НОВОГО ВРЕМЕНИ 1800-1914 года

 

 

ОТ ИСТОРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ К ПОЗИТИВИЗМУ. Науки времен Ренессанса. Наполеоновские войны и право

 

Из-за описанной выше английской техники фомирования права английское правоведение не сыграло какой-либо значительной роли в общеевропейском развитии методов правоведения. Со времен глоссаторов ведущими странами в этой области были Италия, Франция и Германия. С тех пор, как Франция с наполеоновскими кодексами получила официальный правовой источник в форме законодательства, правоведение отошло на задний план в течение большей части XIX в. На длительное время его задачей стало толкование наполеоновских кодексов (толковательная школа). Только в середине XIX в. появилась догматическая школа, которая использовала обычные континентальные методы (под термином "континентальный" здесь и ниже понимается отличие от английского права). Развитие права происходило через толкование на практике законов и при необходимое™ через частичные реформы. Так, в частности, возникла важная кодификация в трудовом праве: Трудовой кодекс (Code du Travail) 1910 г.

 

В Италии также существенно снизилось значение правоведения в первой половине XIX в. Благодаря вспыхнувшему национализму правоведение стало национальным делом, а Италия вышла из времен наполеоновских войн еще более раздробленной и политически бессильной, чем раньше. Напротив, германский национализм и стремление к немецкому государственному единству стали благоприятной почвой для исключительно широкого для того времени развития правоведения, что вывело Германию на лидирующие позиции в этой сфере вплоть до первой мировой войны. Если исключить Англию и Францию, германское правоведение стало образцом для большинства других стран Европы.

 

Исходным пунктом для такого правоведения стала новая идеология: историческая школа. Для объяснения ее возникновения необходимо еще раз остановиться на общих тенденциях в развитии культуры того времени.

 

С XVI в. на европейскую духовную жизнь все более глубокий отпечаток накладывали ведущие науки времен Ренессанса - математика, физика и другие сферы естественных знаний. Их рационалистические и формально-логические ме- толы в XVIII в. настолько подчинили не только науку, но и все области культурной жизни, что в создавшейся ситуации интеллектуальная жизнь оказалась сухой и жесткой. Как реакция на Просвещение возник романтизм - движение, приписывавшее чувствам, фантазии и иррациональности человека большее значение, чем это делали сторонники Просвещения. Небывалые перемены во времена Французской революции и наполеоновских войн, когда в результате террора и военных разрушений погибло очень много ценных творений культуры прежних времен, возродили стремление должным образом оценить то, что было создано в ходе истории. Поэтому историческая точка зрения стала естественной при оценке и институтов общественной жизни. В гуманитарных и общественных науках это привело к волне историзма. Перестал быть правильным метод, когда из исходного пункта с помощью рационалистических идейных моделей - типа общественного договора - логично делались выводы, которые представлялись абсолютно верными и механически применялись для всех людей и всех ситуаций в общественной жизни. Вместо этого стали руководствоваться историческим опытом и исторической традицией. Рассмотренная выше "теория организма" стала тогда центральной идейной моделью.

 

Но при применении подобных методов в правоведении естественное право, воспринимаемое как общая законная правовая система, основанная на природном вечном порядке, оказалось несостоятельным. Еще Монтескье показал, что существовало множество различных общественных систем в мире с совершенно различными законами и привычками, что он объяснял разным воздействием климата в разных странах в ходе истории. Основанный им исторический релятивизм постепенно нанес непоправимый ущерб естественному праву. Этим также было сильно ослаблено доверие к возможностям создать идеальные механизмы для управления общественной жизнью посредством рациональной кодификации законов.

 

Однако совершенно независимо от отношения к естественному праву во многих уголках Европы активно использовали математические и геометрические методы XVII в. как в правоведении, так и в юридическом обучении. Идеи, взятые из евклидовой геометрии с ее иерархической системой понятий и строгой формально-логической техникой доказательств, полностью господствовали в XVIII в. во всех науках и, следовательно, в правоведении. В этом особенно большую роль сыграли ученики Христиана Вольфа. Они разработали системные построения с оригинальной структурой, доходившей до мельчайших деталей. Благодаря этому понятия естественного права XVII в. сохранились вплоть до XIX в., когда даже возродился практический интерес к методологии.

 

Но уже в XVIII в. обнаружилось, что идеология естественного права несла с собой большую опасность для хорошо взвешенной правовой политики. В результате того, что авторитетные законодатели считали возможным выводить при помощи разума идеальные правовые положения за письменным столом, например Allgemeines Preussisches Landrecht (1794 г.), имелся риск отхода развития права от реальных потребностей общественной жизни. "Разум стал безумием, а благодеяние - мукой", - говорил Гете словами Мефистофеля в "Фаусте".

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права