ПРАВО НОВОГО ВРЕМЕНИ 1800-1914 года

 

 

Уголовное право. Карл Биндинг. Фон Фейербах - основатель баварского уголовного закона

 

Для уголовного права характерно, что его доктрина имеет большее непосредственное практическое значение, чем, как правило, доктрина для таких юридических дисциплин, как гражданское право и административное право. Причина тому - четко выраженный технический характер уголовного права. Ведь оно является выражением не компромиссов между интересами социальных групп, а методов формирования системы санкций. Именно это обстоятельство приводит к тому, что ведущие теоретики уголовного права оказывают большое воздействие на законодательство, даже если они непосредственно не участвуют в нем, что, однако, не было исключением. К тому же вопросы о праве общества наказывать являются основной философской проблемой, решение которой имеет глубокие принципиальные последствия.

 

Поясняющим примером этому было возрождение в конце XVIII в. теории возмездия, рассмотренной выше. Антирелигиозное учение возмездия выдающегося философа Иммануила Канта оказало сильное воздействие на практическое формирование уголовного права на протяжении почти всего рассматриваемого периода. Только в последние десятилетияXIX       в победила теория с несколько иными нюансами, лучше отвечавшая требованиям промышленного общества.

 

Проблематика уголовного права во многих отношениях имела иной вид, поскольку индустриализация преобразила общественную жизнь в Западной Европе. В аграрном обществе XVII и XVIII вв. преступность была серьезной проблемой только в крупных городах после того, как удалось преодолеть вражду с ее всеобщим беззаконием между дворянством и родами. Соблюдение закона и поддержание порядка в сельской местности с ее более редкой заселенностью и более тесными социальными отношениями не составляло слишком сложной задачи. В крупных городах положение было хуже; в XVIII в. там появилась организованная профессиональная преступность того типа, который в романтической форме и яркими красками описан в "Опере нищих" Джона Гея. Однако ситуация в городах не приводила в полной мере к появлению проблем, связанных с полицией, вплоть до XIX в.

 

Только в XIX в. произошел огромный рост населения в результате снижения детской смертности и вообще улучшения здравоохранения, а также улучшения снабжения продовольствием больших масс людей. Особое значение имело увеличение сельскохозяйственного производства с появлением новых видов продуктов, например картофеля.

 

 

Этот прирост населения был настолько велик, что вызвал как большие волны эмиграции, прежде всего в США и Южную Америку, так и появление кварталов трущоб в крупных и крупнейших промышленных городах. Индустриализация привела к такому быстрому притоку людей в городские промышленные районы, что было невозможно успевать осуществлять городское планирование и застройку городов таким образом, который отвечал бы необходимым социальным тре-бованиям. В периоды бурного экономического роста возра-стало вредное социальное воздействие в результате беззас-тенчивой спекуляции жилищами для бедных и эксплуатации, с которой в ту либеральную эпоху было трудно справиться.

 

В кошмарных условиях трущоб процветали алкоголизм и проституция; организованная профессиональная преступность, которая начала увеличиваться в крупных городах в XVII и XVIII вв., получила там благоприятную почву. За социальным разложением в трущобах последовал общий рост преступности с насильственными действиями как его главной чертой. Имущественные преступления не получили такого широкого развития; в трущобах почти нечего было воровать.

 

С ростом трущоб возникли сложные полицейские проблемы. Они могли быть решены во всех странах только путем организации намного более многочисленной и лучше обученной полиции. Типичный пример - Лондон, где в XVIII в. были по-прежнему очень слабые полицейские ресурсы, а полиция, отвечавшая требованиям времени, появилась лишь в 30-х годах XIX в.

 

Естественно, что неблагоприятные социальные условия способствовали росту преступности. Ранее преступление считалось выражением преступной (греховной) воли, которую следовало ограничивать путем устрашения или жесткого принуждения (исправления), чего требовала общественность. Затем начали осознавать, что общественная среда может носить так называемый деструктивный характер, что преступность заражает людей как своего рода социальная болезнь. Подобное понимание повлекло за собой необходимость установления новых руководящих принципов как для целей уголовного права, так и исполнения наказания.

 

Однако исходные предпосылки для реформистского мышлении были мало благоприятны. Уголовное право застыло в идеологической системе, названной "классической" школой, которая прежде всего базировалась на антирелигиозном учении возмездия Канта (и Гегеля). Ведущим деятелем школы 6t>iA немецкий профессор Карл Биндинг (1841-1920 гг.). Он указывал, что целью наказания было справедливое возмездие. Поэтому согласно выводам, сделанным за письменным столом, требовалось, чтобы только похожие случаи разбирались одинаково (принцип равноценности), что наказание должно быть адекватно преступлению (принцип пропорциональности) и что только виновный может считаться ответственным за свои действия (принцип вины).

 

В последнем положении предполагалось, что преступник был способен отличать добро от зла. В свою очередь, предпосылкой такого хода мыслей было исходное предположение, что человек обладает свободной волей, которой он пользуется при выборе своих действий. Это выдвигает требование о наличии вменяемости преступника. Невменяемость логически влечет за собой безнаказанность. В свою очередь логическим следствием было бы то, что душевнобольные в разной степени вообще не могут наказываться. Аналогично не могли наказываться и несовершеннолетние. Для наказания важную роль стало играть достижение совершеннолетия, которое было различным в разных странах.

 

Кроме этой школы, в первой половине столетия важную роль сыграл основатель баварского уголовного закона 1813 г. Ансельм фон Фейербах (1775-1833 гг.). Он создал учение о Психологическом принудительном эффекте угрозы наказания. Таким образом, не наказание и его исполнение, а уголовный закон был первейшим средством борьбы с преступностью; исполнение наказания также необходимо, чтобы Угроза воспринималась как неотвратимая реальность. Учение фон Фейербаха было значительным шагом вперед по сравнению с более ранним общим принципом устрашения, который был способен только ранжировать воздействие путем смягчения или ужесточения самого наказания и исполнения наказания.

 

Это был решающий шаг на пути к современным обще- предупредительным рассуждениям, когда применяются как индивидуальные, так и социально-психологические методы. Но учение о психологическом принуждении вряд ли могло привести к значительным изменениям в практике правосудия с использованием теории возмездия. Последнее было способно только указать на полезность уголовного закона психологически, не давая рекомендаций по определению меры наказания. Так система возмездия и применялась в Европе, где уголовный закон создавал некоторые рамки для определения наказания; в этих рамках судья затем должен был уточнить меру справедливого возмездия. Такая практика осуществлялась без особых сложностей; с начала XIX в. лишение свободы было общепринятой мерой нормального наказания, которое осуществлялось в годах, месяцах, неделях и днях.

 

Совершенно понятно, что теория наказания классической школы, которая с начала и до конца была создана за столом, не могла оказать особую помощь в тех ситуациях социальных катастроф, которые возникали с приходом индустриализации. Тогда и появился более совершенный вариант, который с пользой был развит квакерами в США при самом исполнении наказания. К этому мы вернемся в дальнейшем.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права