ПРАВО ЕВРОПЫ. АРХАИЧНЫЕ ПРАВОВЫЕ КУЛЬТУРЫ ДРЕВНИХ ВРЕМЕН

 

 

Эллинистические военные монархии. Македонское завоевание Греции

 

Когда македонцы под предводительством своих вождей, обеспечивших объединение Греции, завоевали Ближний Восток и Египет, они прочно обосновались в этих странах в качестве незначительного по численности господствующего класса. Однако эта утвердившаяся в качестве господствующей классовая прослойка была в тот период еще настолько тонка, что о каком-либо более или менее значительном влиянии ее на государственное 'и общественное устройство многочисленных народов завоеванных стран просто не могло быть и речи. Каждому из этих покоренных народов была предоставлена возможность сохранения своей правовой культуры, каждый гражданин был волен подчиняться законам той страны, в которой он родился или обрел ее гражданство (основное право личности). Заслуживающим внимания являлся тот факт, что эллинские властители с большим уважением относились к вавилонскому праву, которое в ту эпоху отвечало их собственным требованиям.

 

Другим, также заслуживающим внимания обстоятельством, видимо, было то, что ни один из крупных эллинских государственных деятелей не принуждал эти народы к созданию некой общей для всех единой правовой системы, как это позже сделали римляне. Эти лица длительное время были самыми активными выразителями интересов военных монархий, постоянно участвовавших в завоевательных или оборонительных войнах. Поэтому само ядро государственной власти не могло надолго задерживаться в каком-то одном определенном городе, а должно было постоянно находиться непосредственно при армии, т. е. в войсках, совершавших военные марши, сопровождая их во всех боевых походах, в которых, разумеется, не обходилось без женщин, детей и рабов, а также купцов и ремесленников, в результате чего общая численность таких армий иногда могла превышать 100 тыс. человек.

 

Управление таким огромным государством по мере возможностей обеспечивалось в основном военными способностями его правителя. В этих условиях возможности для формирования единой для всего государства системы правовых норм в целях создания прочных государственных традиций реализовались с большим трудом, поскольку эти возможности, так же как и возможности упомянутой ранее немногочисленной господствующей прослойки, состоящей из администраторов и судей, носили ограниченный характер. Определенная степень стабильности государственной власти обеспечивалась в основном за счет создания правящих династий. Постольку, поскольку такая династия создавалась на предмет религиозного преклонения подданных перед ее авторитетом, так же как и перед авторитетом правителя, то совершенно естественно, что такая государственная власть должна была иметь прочные корни в самом народе.

 

 

Благодаря этому были созданы предпосылки для формирования такого законодательства, которое могло бы рассматриватья подданными в качестве божественной воли правителя. Но возможности правителя в осуществлении политического и общественного контроля за исполнением его божественной воли были слишком несовершенны для того, чтобы их можно было использовать для практического применения таких предпосылок, разве что только в порядке исключения.

 

Далее здесь, по всей вероятности, немаловажное значение имело и то обстоятельство, что в более раннюю эпоху сформированное греческое право в части, касавшейся юридической техники, по своему уровню вряд ли превосходило уровень права, созданного египтянами и вавилонянами. Поэтому путь, по которому шло формирование права в эллинистическом государстве, проходил, главным образом, через локальные законодательства, прак тический опыт, обычаи и традиции, в силу чего эллинистическое право в весьма значительной степени отличалось своей пестротой. С другой стороны, отдельные правовые источники и отдельные институты права, например, право аренды, а также нормы права в области торговли и мореходства, смогли развиться до исключительно высокого уровня.

 

Потребность в усовершенствовании юридической техники оказалась настолько важной, что она, в свою очередь, привела к применению новых правовых норм независимо от того, носили ли они локальный характер или, наоборот, представляли собой нормы, широко применявшиеся в основных традиционных правовых системах, например, в области торговли и мореплавания.

 

К тому времени, когда римляне завоевали восточные районы Средиземноморья, то они, естественно, не нашли там ни одной сколько-нибудь авторитетной и общей для всего эллинистического государства кодификации права, которая могла бы конкурировать с римским правом. Однако даже римлянам не удалось проигнорировать часто высокоразвитые правовые системы побежденных ими народов, и поэтому они были вынуждены впредь, как правило, относиться с уважением к эллинистическому праву и, подобно правителям эллинистического государства, признать принцип основного права личности.

 

К тому же сами формы, в рамках которых происходило развитие римского права, были таковы, что они, по-видимому, были предназначены для выборочного использования применительно к существовавшим в Риме институтам частого права или применительно к специальным нормам права. Многое из того, что в эпоху эллинистической культуры в период от Александра до Августа было .создано благодаря новым правовым структурам, или что представляло собой непреходящую ценность как способ решения правовых проблем, не пропало втуне, а сохранилось в римском праве и через него вошло в традиции европейского права.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права

 

Смотрите также:

 

Греция. Гражданское и уголовное право Греции  Античный полис как уникальное явление. АНТИЧНОСТЬ ОСНОВА...

 

Суд и уголовный процесс древней греции.