ПРАВО НОВОГО ВРЕМЕНИ

 

 

ПРАВОВЫЕ НОВОВВЕДЕНИЯ. Трудовое право и история коллективных договоров

 

В последующем описании трудового права затрагивается только история коллективных договоров. С исторической точки зрения возникновение свободы профессиональных организаций и тем самым предпосылок для коллективного договора нужно рассматривать как явление само по себе. Это было звено в профсоюзной, а в конечном счете и в политической борьбе за власть. Благодаря успехам рабочих, а позднее вообще трудящихся в этой борьбе возник новый фактор политической власти - организованные в профсоюзы служащие и рабочие. Их интересы и ценности в XX в. приобрели большое, а во многих странах и решающее значение для политического развития и тем самым для формирования права в демократических странах под управлением парламентов в сфере действия европейского права. Законодательство по охране труда, социальное страхование и т. п. стали выражением необходимых с точки зрения гуманности реформ в то время, когда индустриализировалось традиционное аграрное общество. Основополагающее законодательство по этим реформам также возникло задолго до коллективных договоров. Однако очевидно, что организованное рабочее движение в качестве обладателя политической власти старалось развивать дальше то трудовое и социальное право, которое возникло еще в либерально-консервативном буржуазном государстве.

 

Предпосылкой возникновения коллективных договоров была именно индустриализация, которая взорвала функциональные и вертикальные границы между различными профессиональными группами ремесленников. Согласно представлениям, принятым в Развитом средневековье, гильдия ремесленников составляла общность со своими политическими интересами. Поэтому нельзя было представить себе, что подмастерья и ученики в гильдии могли организоваться в качестве противника своих работодателей и организаторов труда - ремесленных мастеров. Какую-либо заинтересованность в этом вряд ли можно было наблюдать в среде ремесленников до XIV в. Избыток рабочей силы был настолько велик, что мастера могли легко пресечь попытки со стороны подмастерьев и учеников улучшить свое положение благ одаря своей организации и ведению коллективных переговоров по вопросам заработной платы. Вплоть до чумы, крупнейшего мора XIV в., возникла большая нехватка имеющих какой-либо смысл рабочих мест в экономике, и во избежание социальных беспорядков церковь была вынуждена ввести бесчисленное количество святых праздничных дней, когда религиозные процессии - с социально-экономической точки зрения форма фиктивной занятости - занимали значительную часть времени людей. Напротив, после чумы образовался большой дефицит рабочей силы.

 

 

Но когда ремесленные подмастерья и ученики захотели использовать данную ситуацию для своей организации, все попытки в этом (особенно широкие в Англии и Франции) были подавлены с крайней жестокостью феодальным дворянством и хозяевами городов - богатой буржуазией. Начиная с того времени появился санкционированный уголовным правом запрет профсоюзных организаций и забастовок, просуществовавший в Англии до 1824 г., во Франции - до 1864 г. и в Германии - до 1869 г.

 

Даже в прусском постановлении о гильдиях 1845 г. был повторен строжайший запрет профсоюзных организаций и забастовок, установленный для всей Священной Римской империи в государственном постановлении о гильдиях 1731 г. Однако к середине XIX в. европейские общества настолько изменились в результате индустриализации и захвата буржуазией политической власти (революционный период 1848 г. явился во многих странах в этом смысле поворотным пунктом), что запрет на организации и забастовки больше не считался бесспорным.

 

С распадом феодализма, отменой крепостного права и ликвидацией цехового принуждения образовалась совершенно новая ситуация в отношениях между работодателем и рабочим. Индустриализация привела к созданию рабочего класса, где положение отдельного рабочего относительно работодателя ограничивалось содержанием самого трудового договора. Для либерализма была очевидна необходимость регулирования этих правовых отношений согласно древнеримскому трудовому договору (locatio conductio operarutri). В результате индивидуализации таких правовых отношений между работодателем и рабочим выпадали социальные аспекты этого нового социального отношения. Типично, что даже в германском постановлении о труде 1869 г. в параграфе 105 провозглашалось, что "установление отношений между самостоятельным работодателем и профессиональным рабочим является предметом свободного договора". Тем самым рабочий оказывался с экономической точки зрения беззащитнее по сравнению с возможностями работодателя использовать право свободного договора.

 

Последствия этого были настолько серьезны, что возглавляемая буржуазией государственная власть стремилась - при необходимости даже с применением насилия - помешать рабочим организоваться, чтобы иметь возможность использовать коллективную силу против экономически более сильного работодателя. В этом случае отношения между работодателем и рабочим были схожи по всей Европе, и развитие трудового права протекало также в основном параллельно. Государственные власти и работодатели попытались вначале удовлетворить рабочих законодательством о социальном страхсванин, содержащим защиту от болезни и несчастного случая, а также законодательством об охране труда, благодаря которому должно было осуществляться противодействие рискам от несчастных случаев в процессе труда. Однако по-прежнему они не хотели разрешать рабочим организовываться. Но когда эти меры оказались совершенно недостаточными для снижения социальной напряженности в обществе, пришлось, наконец, смириться с появлением профсоюзов и их следствия - кол- лектавного договора.

 

Так зародилось современное трудовое право. Первый коллективный договор был заключен в 1896 г. работниками типографий, которые благодаря своему профессиональному образованию и большому значению как профессиональной группы сыграли роль пионеров рабочего движения. Коллективный договор быстро стал методом экономического регулирования отношений между работодателем и рабочими. Развитие шло настолько быстро, что уже в 1913 г. в Германии было заключено 12 369 коллективных договоров, которые охватывали 1 845 ООО человек и регулировали отношения на 193 760 предприятиях.

 

Все это относилось к рабочим. В намного более худшем положении оказались бесчисленные группы прислуги, которые со времен возникновения сословного общества составляли домашнюю рабочую силу в дворянских дворцах и усадьбах, а также домах буржуазии в городах. Требования реформ Просвещения им не помогли. Еще в конце XIX в. они находились под властью хозяина, и их могли вернуть ему в результате вмешательства полиции, если они пытались оставить свою службу без законного увольнения. Конечно, существовала обязанность хозяина содержать больных и заботиться о них, но хозяин всегда мог сам расторгнуть договор и тем самым освободиться от всех этих обязанностей.

 

Как сурово законодательство XIX в. относилось к прислуге - наемным слугам, видно из известного примера прусского постановления о наемных слугах 1810 г., где говорилось, что наемные слуги должны принимать "господские приказания с почтением и кротостью", а "если наемный слуга в результате непристойного поведения вызовет господский гнев и тем самым навлечет на себя ругательства или подвергнется легким телесным наказаниям, то наемный слуга не может требовать какого-либо правового возмещения". Еще в BGB положения, касающиеся отношений прислуги с хозяином, были настолько невыгодны им, а дисциплинарная власть хозяина настолько велика, что, например, Антон Менгер выразил резкий протест в своей упомянутой выше критике проекта BGB. В Германии это патриархальное право о наемных слугах, которое было особенно ненавистно всем реформистским силам, отменено 12 ноября 1918 г.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права