АНГЛИЙСКОЕ ПРАВО В ПЕРИОД СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

 

 

Сравнение римского и английского права и судебных процессов

 

В связи с большим сходством формульного и письменного процессов, естественно, встает вопрос, не был ли в Англии просто заимствован римский формульный процесс с его системой действий. Англия действительно была частью Римской империи примерно до 400 г., но в начале V в. римляне были вынуждены покинуть страну. После этого в Англии стало известно содержание неизменного эдикта, знание которого в Восточноримской империи было утрачено уже во время Великого переселения народогв. Продолжало ли это знание существовать среди византийских юристов во времена Юстиниана и позже, вопрос спорный. Но только благодаря предпринятым в XIX в. исследованиям в области римского права удалось реконструировать способ ведения формульного процесса и его систему действий. Следовательно, мы можем с уверенностью сказать, что, несмотря на единичные терминологические влияния римского права (ведь письма писались по латыни), английский процесс в письмах представляет собой исконное явление, сложившееся в основном самостоятельно.

 

Сравнение римского формульного процесса и английского процесса в письмах позволяет выявить особенности каждой из систем. Прежде всего интересны различия в процессуальных формальностях.

 

Если формула произносилась претором по отношению к обеим сторонам, то письмо - только по желанию истца. В формуле могли поэтому содержаться более подробные указания суду, в частности, принимать во внимание некоторые возражения ответчика и их опровержения истцом.

 

Дело можно было выразить так, что формула становилась точным инструментом, в то время как система писем представляла собой более грубый метод - его применение давало только дополнительные возможности истцу заявить о новых притязаниях. Напротив, создавались качественно новые материальные правила, но они долгое время оставались менее разработанными, чем в римском праве.

 

В формульном процессе претор мог отказать истцу в требуемой им форме иска, если, например, она совсем не применялась в данной конфликтной ситуации. В письменном процессе истец выбирал форму иска сам (на свой страх и риск) в сборнике писем, который хранился в канцелярии. Претор вмешивался главным образом в подготовку к рассмотрению дела в суде. Английский канцлер этого не делал.

 

 

Существуют, конечно, и многие другие отличия, которые было бы интересно обсудить, но самые важные с технической точки зрения мы указали. Они позволяют объяснить, почему позднесредневековое английское общее право находилось на гораздо более низком уровне с точки зрения объема законодательства и точности правил урегулирования конфликтов, чем римское право, которое возникло в Римской республике более чем на 1200 лет раньше.

 

Говоря о сходстве, интересно прежде всего отметить аналогичную историческую основу возникновения, значения и упадка обеих систем, несмотря на различия в конкретных исторических условиях.

 

Обе системы возникли из потребностей государственной власти быстро выработать новые правовые нормы. В Риме движущей силой был переход от небольшого аграрного общества с примитивным законодательством и судебным процессом к империи с высокоразвитой экономикой, в которой важную роль играли торговля и мореплавание. В позднесредневековой Англии королевская власть была вынуждена реформировать устаревшее и раздробленное правосудие в интересах своей политики силы.

 

Обе системы приобрели свое значение как методы выработки новых правовых норм благодаря свободному положению претора или канцлера. Право обеих властей исходя из своего опыта давать указания судьям было решающей предпосылкой для эффективного функционирования обеих систем. Когда же политические государственные инстанции нашли законотворческую свободу властей противоречащей своим интересам, она была отменена.

 

Интересно сравнить параллели в области юридической техники. В результате применения одинаковой техники создавался комплекс материальных правовых норм, которые включались в большое число способов ведения процесса. Это происходило посредством выработанных законодательными властями директив судьям, директив, содержащих требования истца. Это означало, в частности, что в случае, если конфликт происходил из-за договорных отношений между сторонами, могла возникнуть потребность разработать особый процесс для каждой стороны. Типичным примером в римском праве является действие actio locati, истца против ответчика, который со своей стороны имел ответное действие actio conducti.

 

В письменном процессе феодал имел письмо о традиционном праве и службе против вассала, который отказывался от договоренной службы. Вассал со своей стороны имел письмо о неправомерном принуждении против феодала, который требовал от него большей, чем было договорено, службы.

 

Легко понять, насколько разбухшими должны были стать обе системы. Ведь они развивались в соответствии с введением новых типов процессов, которые не приводились в какой-либо предопределенный порядок, кроме как в зависимость от фактических судебных потребностей, констатируемых прежде всего в форме представленных перед претором или канцлером конфликтов.

 

Другим интересным сходством является необходимость представить типы процессов в официальных регистрах (такую функцию выполняли преторские эдикты и канцелярские "регистры первоначальных писем"). В обоих случаях за этим стоит представление о том, что в регистрах должны быть исчерпывающе перечислены все возможности ходатайствовать в суде.

 

Еще одна параллель состоит в том, что в обеих системах проводилось смысловое различие между новыми правилами, которые воспринимались только как мелкие дополнения к действующему праву, и теми, которые считались абсолютно новыми. Возможность претора создавать "иски по прецеденту" соответствовала в определенной степени праву канцлера разрабатывать "письма на аналогичный случай".

 

Сделаем, наконец, некоторые выводы из проведенного сравнения.

 

"Окостенение" обоих законодательств не способствовало их дальнейшему развитию. Отчасти это произошло, вероятно, по техническим причинам: комплексы материальных правил, которые содержались в обеих процессуальных системах, стали слишком труднообозримыми. Можно предположить, что все сложнее становилось оценивать последствия нововведенных типов процессов с точки зрения всей правовой жизни.

 

Проведенное сравнение ставит и много других вопросов, например, следующие.

Развиваясь, правовая система создает большую потребность в систематизированной кодификации. Различные права, например, право собственности, право пользования, право претензии, чрезвычайно сложно взаимодействуют друг с другом. Материальные правила, которые создаются посредством подобной техники, должны формулироваться в виде как общих норм, так и конкретных решений конфликтов. Естественно, что уже на ранних стадиях в процессе развития юридической техники нормы и решения конфликтов составлялись в более или менее систематизированной форме. Процессуальная система, напротив, не может долго существовать в законодательной форме. Можно составить регистр типов процессов, что представляет собой нечто иное. Вместо этого его сильная изменчивость так же, как и сама техника включения материальных правил в ведение процесса, приводят (в интересах правовой безопасности) к большой потребности в правоведах и адвокатах. Правоведы нужны прежде всего для того, чтобы вырабатывать типы процессов и объяснять их материальное содержание. Адвокаты нужны, чтобы помочь истцу разобраться в частоколе действий (iactiones или actions). Неспециалисту трудно уяснить, нужно ли применять в связи с его конфликтной ситуацией actio или action. Ошибка же в выборе приведет к нежелательным для него последствиям. Поэтому он нуждается в профессиональном советчике.

 

Интересно отметить, что и в Риме, и в Англии рано возникает правоведение. При этом римские и английские ученые, в отличие от своих современников в других странах, разрабатывали проблемы исконного права. В Риме юриспруденция сложилась уже во времена Республики. В классический период выдающуюся роль сыграли комментарии к преторским эдиктам. В этих комментариях разъяснялись, в частности, положения о сообщении actiones и соответствующей formulae.

 

В Англии выдающийся вклад в развитие юридический науки внесли в конце XII в. Глэнвил, а в первой половине XIII в. Брэктон. Их деятельность не имела современных аналогов на континенте. Глоссаторы в Болонье работали над Дигестой, а не над исконным правом. Материалом канонистов было универсальное каноническое право.

 

И в Риме, и в Англии мы видим также высокоразвитый институт адвокатов, сложившийся намного раньше, чем другие области права. Одной из основных задач английских адвокатов со второй половины XIII в. была помощь истцам в выборе правильного иска в общем праве.

 

Оба феномена объясняются тем, что сходная юридическая техника обеих процессуальных систем создала огромную потребность в правоведах и адвокатах, которые обеспечивали бы ее дееспособность с точки зрения правовой защищенности.

 

 

К содержанию:  Авнерс Эрик: История европейского права

 

Смотрите также:

 

Семейное право европейского средневековья  Английский средневековый суд. Развитие судебного процесса...