ТОПОНИМЫ МОСКВЫ И ПОДМОСКОВЬЯ

 

 

Сельское хозяйство и топонимы. Подсечное земледелие, лядина, рамень, поле, нива в топонимах

 

На территории современной Московской области, как и во всей лесной зоне европейской части России, длительное время господствовала подсечно-огневая система земледелия. Эта система заключалась в кратковременном (до трех—пяти лет) использовании плодородия освобожденных от леса почв, удобренных только золой от сжигаемого леса. Истощенные и заросшие сорняками участки забрасывались на более или менее продолжительный срок, иногда до 20-30 лет.

 

Важность подсечно-огневого земледелия для хозяйственной жизни средневековой России, длительность существования этого способа земледелия, а также его широкое территориальное распространение по всей лесной зоне обусловили формирование исключительно развитой терминологии для обозначения различных этапов подготовки участка и его использования. Большая часть этих терминов получила широкое применение при образовании географических названий.

 

Наиболее древними терминами подсеки могут считаться ляда, лядина, которые связаны с самым ранним вариантом подсечного способа, так называемым лядин- ным земледелием. Сущность этого варианта подсеки заключалась в том, что вырубленный и выгоревший участок не распахивался, а лишь бороновался, обычно с помощью суковатки— елки, у которой наполовину обрубались крупные ветви — после чего на участке что-либо сеялось или сажалось (например, репа). Неистощенная земля, удобренная золой, в течение одного-двух лет давала хорошие урожаи, а затем забрасывалась. С развитием земледельческих орудий к началу XIV в., лядинное земледелие постепенно заменяется пахотным, однако местами, особенно на севере, этот переходный период растянулся до XIX в.

 

Слова ляда, лядина, давшие название этому способу, в говорах русского языка имеют до 25 различных значений. Исходным было значение «участок в лесу, обработанный подсечным способом под поле», а остальные отражали разные стадии расчищенности, обработанности или зарослости участка, вплоть до таких далеких от исходного значений, как «болото», «озеро». В топонимии Подмосковья этот термин отразился в названиях Ляды (Кл.), Долгие Ляды или Долголядье (Мож.), Лядощи (Мож.).

 

В результате очистки участка от леса образовывалось поле— «открытое безлесное пространство». Но получение поля было лишь промежуточным этапом. Далее поле обрабатывалось и засеивалось, в результате чего превращалось в ниву, которая и являлась источником пропитания.

 

 

 Это отражено в русских пословицах: «Не поле кормит, а нива»; «Не поле родит, а нивка» [Даль, ИДИ]. В современной топонимии оба термина почти не сохранились: Великое Поле (Зар.), Нивки (Ступ.).

 

И в лядинном, и в пахотном вариантах подсеки этап вырубки леса и раскорчевки вырубленного участка характеризуется терминами, образованными от корней дор и тереб. Смысл этих корней становится понятным, если сравнить их с известными словами драть и теребить.

 

Таким образом, дор и тереб — это участки, на которых лес выдран, вытереблен, вырван с целью подготовки их к посеву. Хотя значение этих терминов практически одинаково, области их распространения различны. Как установили специалисты по древнему русскому языку, термины от корня дор господствуют к северу от Москвы, вплоть до Архангельской области, и к западу до нижней и средней Вислы, а от корня тереб— к югу и юго- западу, вплоть до Карпат, Чехии и Венгрии [Смолицкая, 1981]. Такое географическое положение областей преобладания этих терминов позволяет связывать дор с областью расселения кривичей, а тереб— вятичей.

 

Поскольку на территории современной Московской области в прошлом проживали и кривичи, и вятичи, здесь закономерно представлены топонимы, образованные от обоих этих корней: Дор (Шах., Лот., Рам.), Дорки (Кол., Срп.) и Подорки (Кл.), а также Теребуш (Зар.) и Подтеребово (Кл.).

 

Следующий этап, сжигание вырубленного и выкорчеванного леса, обычно обозначается терминами, образованными от корней гарь, пал, огонь. В Московской области встречаем топонимы, образованные только от первого из указанных корней: Гари (Дм.), Гарь (Тал.), Пригари (Тал.), Загарье (ППос.).

 

Расчищенное из под леса и подготовленное к пахоте поле называлось чисть, чища, новочисть и т. п., а впервые вспаханное — новина, починок. Последние два термина представлены в топонимии Подмосковья: Починки (Ег., Мож., Ног. и др., всего 10 названий), Новинки (BJI, Дм., Истр. и др., всего 9 названий). Наконец, пахотный участок, истощенный и заброшенный, превращался в пустошь (а в некоторых говорах в лядину, рамень), постепенно снова зарастающую кустарником и лесом. Этот термин находим в названии села Пустоша (Шат.).

 

Несколько особняком находится сравнительно малоизвестный славянский термин корчевания корь. Он встречается только на юге области, преимущественно в заокских районах ( 7) Как отмечает Г. П. Смолицкая [1970], в рязанских и тульских источниках XV— XVIII вв. корь встречается в следующих значениях: 1) «место, поле, расчищенное под пашню»; 2) «место, расчищенное под пашню и вновь заросшее лесом»; 3) «небольшой лесок среди поля». В писцовых книгах XVI в. корь на территории быв. Каширского уезда встречается неоднократно, причем преимущественно в значении «за- • росшее поле». Указываются следующие кори (кри): Вязов, Липов, Лубяной, Долгий, Медвежий [ПК, 1326 и др.]. В современных сборах микротопонимов термин представлен преимущественно в значении «небольшой лес»: лес Корьки (Большие Белыничи, Зар.), урочище Корек (Большое Ильинское, Каш.) и т. д.

 

Непосредственно с подсечным земледелием связан и термин рамень, широко представленный в топонимии Подмосковья. Этот термин имеет широкий спектр значений, отражающих различные этапы подсеки. Первоначально рамень— «пашня в лесу», «росчисть среди леса», но затем, в процессе последовательного развития смыслового сдвига, возникали значения: «пашня, заросшая лесом», «лес на заброшенной пашне», «лес». Последнее значение является в наши дни наиболее распространенным. Так, согласно словарю Э. М. Мурзаева [1984], рамень — «густой лес; хвойный еловый лес».

 

Местность Раменье Замосковное упоминается в духовной грамоте вел. кн. И. Д. Калиты, 1336 г., в числе земель и селений, завещаемых им жене. Эта местность простиралась на юго-восток от Москвы, вдоль течения реки Москвы. Память об этой местности сохранилась в названии подмосковного города Раменское. Кроме того, существуют селения Раменье (Дм., Лот., Шах.), Раменки (Ег., Зап. АО), несколько речек Раменка (басс. Истры, Ламы, Нары, Речмы, Сетуни), озера Рама и Раменье (пойма Оки), озеро Подрамень (басс. Поли), болота Рамень (Шат.) и Раменское (Тал.). Обилие и разнообразие топонимов, образованных от этого термина, свидетельствует о его длительном и интенсивном употреблении в говорах Подмосковья с XIV в. и до наших дней.

 

Об использовании сельскохозяйственных угодий названия населенных пунктов дают лишь случайные, отрывочные сведения. Из крайне немногочисленных названий такого рода, казалось бы, можно привести Репи- ще (Од.), Ржище (Шах.), Овсянники (Руз.) как указания на места, где возделывали репу, рожь, овес — важные пищевые культуры средневековой Руси. Но ретьище не только «репное поле», но и «род поземельного владения», и «урочище, заросшее репейником и другим сорным вы- сокотравьем» [Срезневский, III]; существование одного названия Овсянники при наличии пяти деревень Овсян- никово, позволяет предполагать, что, вероятнее всего, и оно образовано от антропонима (ср. выше о замене -ов на форму множественного числа), тем более, что в документах XVI в. встречаются и Овсяник Степанович Забо- ровский, и Овсяниковы. Единственное надежное название Ржище, поскольку ржище— «ржаное жниво, ржаное поле, с которого хлеб уже снят» [Даль]. Сюда же, возможно,относятся и Мочилы (СПр.) — «место (пруд, окно в болоте, ручей), где мочат лен или коноплю».

 

В послереволюционное время производственная тематика в названиях сельских населенных пунктов существенного отражения не получила. Исключение составляют лишь некоторые названия, относящиеся, в основном, к поселкам, возникшим при вновь созданных хозяйствах. Это Птичное (НФ) — по птицеводческому профилю хозяйства, поселки Совхозный (Кл.), Агрогород (Дом.), Агрогородок (Истр.), Госконюшня (Ступ.), Огородная Артель (НФ) и некоторые другие, в такой же мере не блещущие фантазией.

 

 

К содержанию учебника: Б. М. Поспелов "Названия подмосковных городов, сел и рек"

 

Смотрите также:

 

Русская ономастика  ТОПОНИМИЯ МОСКВЫ  Московская область

 

Топонимы  Топонимия. Древнерусские названия  Что такое топонимика