Подводная археология

 

 

Рассказ Платона о столице Атлантиды

 

«Учители учителей»

 

Черты сходства культур, разделенных сотнями и тысячами километров (а порой веками и тысячелетиями!), были отмечены еще на заре археологии, этнографии и других наук, изучающих человека. Поразительная близость звучания слов священного языка Индии — санскрита — со словами древнегреческого, исландского, немецкого, русского, персидского и многих других языков Евразии привела к открытию великой семьи языков — индоевропейской. Лингвисты реконструировали праязык индоевропейцев, на котором говорили около 6 000 лет назад и от которого не осталось никаких письменных памятников. Быть может, археологи, этнографы, историки смогут восстановить и пракультуру, которая лежит в основе культуры египтян, шумеров, индейцев доколумбовой Америки и других народов, обнаруживающих черты сходства?

 

«Та общность начал, которая лежит в основе разнообразнейших и удаленнейших друг от друга культур «ранней древности»: эгейской, египетской, вавилонской, этрусской, яфетидской, древнеиндусской, майясской и, может быть, также тихоокеанской и культуры южноамериканских народов, не может быть объяснена вполне заимствованием одних народов у других, взаимным их влиянием и подражанием, — писал Валерий Брюсов в статье «Учители учителей». — Должно искать в основе всех древнейших культур человечества некоторое единое влияние, которое одно может правдоподобно объяснить замечательные аналогии между ними. Должно искать за пределами «ранней древности» некоторый «икс», еще неведомый науке культурный мир, который первый дал толчок к развитию всех известных нам цивилизаций. Египтяне, вавилоняне, эгейцы, эллины, римляне были нашими учителями, учителями нашей, современной цивилизации. Кто же был их учителями? Кого мы можем назвать ответственным именем «учители учителей»? Традиция отвечает на этот вопрос — Атлантида!»

 

Действительно, если верить Платону, у атлантов существовала высокая цивилизация в ту пору, когда остальное человечество жило в каменном веке. Многие атлантологи всерьез занялись реконструкцией «атлантской пракультуры», сопоставляя цивилизации народов, по их мнению, лучше всего «сохранивших черты атлантской культуры», — древних египтян, майя Юкатана, гуанчей Канарских островов, йоруба Гвинейского побережья Африки, басков Пиренейских гор, этрусков Италии, шумеров Двуречья, инков Перу.

 

По мнению атлантологов, этими чертами были культ Солнца, мумифицирование трупов, иероглифическая (или даже алфавитная) письменность, точный календарь, разделявший год на 12 месяцев, приношение в жертву девушек-жриц, циклопические постройки, искусная обработка металлов, поклонение священным Змеям. Легенды о всемирном потопе, кроме Библии зафиксированные в других древних книгах и в фольклоре многих народов мира, как считают атлантологи, говорят об одном и том же событии — катастрофической гибели Атлантиды. А мифы и предания о мудрых богах и культурных героях, также повсеместно распространенные, на самом деле являются отражением действительных событий — высадки последних атлантов, спасающихся от гибели, на новые земли, куда они принесли свою высокую культуру (бог Тот древних египтян, Эа вавилонян, Кецалькоатль индейцев Центральной Америки и т. д.)

В течение XIX века Ф. Бопп, А. X. Востоков, Я. Гримм, Р. Раек и многие другие ученые возводили стройное здание сравнительно-исторического языкознания. Подобно тому, как палеонтологи восстанавливают по разрозненным костям облик вымерших животных, лингвисты провели реконструкцию праязыка, предка всех нынешних и древних индоевропейских языков: литовского и санскрита, русского и цыганского, латыни и персидского, исландского и греческого. Были найдены формулы звуковых соответствий того или иного звука в различных языках и ветвях единого «древа» индоевропейских языков, своей строгостью и точностью напоминающие формулы алгебры. На их основании в 1878 году теоретически было предсказано существование некоего звука в одном из индоевропейских языков, подобно тому, как астрономы открывали новые планеты и кометы «на кончике пера»… И действительно, полвека спустя, когда удалось найти ключ к языку таинственных хеттов, создавших мощную державу, соперницу Египта и Вавилона, на Ближнем Востоке, оказалось, что в нем существовал звук, предсказанный ранее на основании анализа структуры индоевропейских языков!

 

Это было триумфом сравнительно-исторического языкознания. В наши дни изучены и описаны, кроме индоевропейской, и другие великие семьи языков: тюркская, семито-хамитская, финно-угорская и т. д. Родилась так называемая ностратическая теория, согласно которой в глубокой древности все языки Европы, за исключением баскского, большинство языков Западной, Северной и Центральной Азии и Северной Африки родственны между собой — они восходят к единому праязыку. Реконструкция этого праязыка ведется на основании законов звуковых соответствий, родство языковых семей доказано на основании теории вероятностей и математической статистики.

 

А как обстоит дело с доказательствами у атлантологов, реконструирующих працивилизацию атлантов, и с доказательствами реальности самой Атлантиды, о которой поведал в своих «Диалогах» Платон?

 

Цена доказательств

 

В 1882 году вышла книга Игнатиуса Донелли «Атлантида, мир до потопа», сразу же ставшая бестселлером. Донелли не только давал реконструкцию культуры атлантов, но и сводил к ней происхождение всех других древних цивилизаций с их монументальным искусством, иероглифическим письмом, кастой жрецов и т. д. По мнению Донелли, к счастливой жизни на Атлантиде восходят легенды о золотом веке и рае земном, а легенда о всемирном потопе является отражением реальной катастрофы, погубившей Атлантиду. Быть может, не пройдет и столетия, писал Донелли, как драгоценности, статуи, оружие, утварь из Атлантиды украсят лучшие музеи мира, а в библиотеках появятся переводы текстов атлантов, которые прольют новый свет на прошлое человечества и на все великие вопросы, перед которыми останавливались лучшие мыслители нашего времени.

 

Но пока что, признавал Донелли, не удалось найти ни одного памятника, ни одной пылинки, которая говорила бы нам о затонувшем материке. Если бы удалось отыскать хотя бы одно здание, одну статую, одну-единственную табличку с письменами атлантов, то они поразили бы человечество: ибо это была бы находка, куда как более ценная, чем все золото Перу, все памятники Египта, все глиняные книги древних библиотек Двуречья.

Столетие, указанное Донелли, прошло. За это время было названо несколько десятков «адресов» легендарного материка, как на суше, так и на дне морском. Потомками атлантов объявлялись самые различные народы Средиземноморья, Африки, Америки, Северной Европы и Передней Азии. Но все эти гипотезы так и остались гипотезами, веских доказательств в пользу того, что именно в данном регионе находилась платоновская Атлантида, не привел ни один исследователь.

 

В 1943 году в газете «Иджипшн Мейл» («Египетская почта») появилась статья некоего Никольса, в которой говорилось, что некто Мотт открыл Атлантиду, направляясь в столицу Багамских островов — город Нассау. Атлантида находится в районе подводной горы Торо, к востоку от Бермудских островов. Мотт учредил «империю Атлантиды» с собственным флагом небесно-голубого цвета, на фоне которого сиял золотой солнечный закат, выпустил треугольные почтовые марки и приглашал всех желающих — естественно, за приличную плату — посетить его «империю». Когда деньги с доверчивых туристов были собраны, авантюристы тотчас же скрылись.

 

Летом 1973 года мировую печать облетело сообщение о том, что в районе испанского порта Кадис (находящегося, кстати, «по ту сторону Геракловых столпов»), обнаружены руины затонувшего города — по всей видимости, поселения атлантов…а вслед за этим открытием Атлантиды последовало ее закрытие. Оказалось, что мадам Мэксин Эшер из Калифорнии, организовавшая экспедицию, заранее сфабриковала «зарисовку руин» Атлантиды, ибо Эшер твердо была уверена, что такие руины возле Кадиса имеются — именно здесь она ощущает «самые сильные вибрации»!

Еще раньше, в конце 60-х годов, появились сообщения о загадочных сооружениях, которые обнаружили на мелководье, окружающем острова Багамского архипелага Бимини и Андрос. О них писал орган ЮНЕСКО журнал «Курьер»; подобие древней мостовой, заснятой под водою, показывал по всесоюзному телевидению «Клуб путешественников», и автор этих строк комментировал находку, выражая пожелание, чтобы будущие исследования дали наконец-то ответ на вопрос о том, является ли «мостовая» «игрой природы», которая способна создавать не только подобие мостовых, но и целых городов, или же это — дело рук человеческих.

 

Со времени открытия загадочных сооружений возле Бимини и Андроса прошло около двух десятков лет, о них много писали и спорили… Но никому пока что не удалось доказать, что под водой лежит творение рук человеческих, а не природы — и тем более, что руками этими были руки атлантов, воевавших с греками за 9000 лет до Платона.

 

В марте 1979 года крупнейшие информационные агентства Запада распространили сенсационную весть: Атлантида найдена советскими океанологами, работавшими на борту научно-исследовательского судна «Витязь»! Вот, например, что передало из Лиссабона агентство Рейтер: «Советские ученые недавно получили фотографии, которые, возможно, подтвердят существование между Португалией и островом Мадейра легендарного исчезнувшего континента Атлантида, заявил здесь видный советский океанолог. Доктор Андрей Аксенов сообщил, что на восьми фотографиях, которые в скором времени будут переданы прессе, видны подводная гора с руинами стены и огромной лестницей».

 

Но, как сказал позднее сам Аксенов, первым недоразумением, которое необходимо разъяснить сразу, было сообщение о том, что «открытие» Атлантиды совершено с борта «Витязя», — на пресс-конференции, которая давалась в Лиссабоне, советский ученый упоминал о восьми подводных фотографиях вершины горы Ампер, которые были сделаны с судна «Московский университет» сотрудником Института океанологии АН СССР В. И. Маракуевым задолго до нынешней экспедиции «Витязя». И «так как у меня не было этих фотографий, еще не публиковавшихся, я ограничился указанием, что на двух из них ясно различимы остатки искусственных сооружений, по-видимому, разрушенные стены». Однако «ни в коем случае нельзя считать, что с помощью этих фотографий можно заявить, будто бы открыта Атлантида в Атлантическом океане».

 

Таким образом, следов Атлантиды на дне морском найти никому не удалось. Нет никаких памятников атлантской цивилизации в музеях мира. Ни одного упоминания об Атлантиде нет в записях, оставленных жрецами Древнего Египта (а иероглифы мы научились читать более полутора веков назад, и литература египтян хорошо известна ученым). Не обнаружены сведения о затонувшем материке «по ту сторону Геракловых столпов» и в других древних источниках, будь то хроники Китая или труды античных авторов. По существу, мы располагаем одним-единственным достоверным источником — диалогами «Тимей» и «Критий» Платона. Естественно, встает вопрос: насколько же можно доверять этим источникам?

 

Атлантида… или «Платонида»?

 

Платон был философом, а не историком или географом. Он не записывал преданий и легенд, как это делали, например, Геродот, Тацит и ряд других античных авторов. Диалоги «Тимей» и «Критий» образуют единый цикл с третьим диалогом — «Государство». В нем — со ссылкой на Сократа — повествуется история человека по имени Эр. Этот Эр, по национальности армянин, рассказал Сократу о том, как он погиб в бою и попал в загробный мир, а затем вновь вернулся в мир живых. Описание загробного мира дается реалистически и подробно… а в следующем диалоге, «Тимей», — со ссылкой на Солона и египетских жрецов — поведана история об Атлантиде и борьбе афинян с войсками атлантов! Наконец, третий диалог, «Критий», описывает государство атлантов, устройство их столицы, общественный строй, религию и т. д.

 

Имена Сократа и Солона упомянуты неспроста: Сократ считался самым авторитетным философом Эллады, а Солон почитался за «мудрейшего из семи мудрецов». И атланты, и афинское государство, с ними воевавшее, и загробный мир описаны с одинаковой степенью «достоверности». Диалоги «Государство», «Тимей» и «Критий» взаимосвязаны, в них беседуют одни и те же лица. В «Государстве» дан своеобразный «репортаж из загробного мира», в «Тимее» — описание афинского, точнее, праафинского государства девятитысячелетней давности, в «Критии» описана Атлантида. И все описания в равной степени реалистичны, все они ссылаются на «первоисточники» — армянина Эра и египетских жрецов, которые подкреплены авторитетами Сократа и Солона.

Мог ли на самом деле Эр путешествовать в загробный мир? На этот счет сомнений ни у кого не возникает. Данные истории и археологии говорят о том, что афинское государство, устройство которого точь-в-точь соответствует устройству идеального государства, о котором мечтал и идею которого всеми силами пропагандировал сам Платон, существовавшее, по его словам, 12 тысяч лет назад, также является выдумкой. Появление людей на территории Аттики датируется ныне V–VI тысячелетиями до н. э. И не могущественный город с величественным акрополем, а лишь стоянки людей каменного века находились в ту пору на территории нынешних Афин. Многие критически мыслящие атлантологи считают, что рассказ Платона о войне с атлантами является всего лишь патриотической фантазией. Таким образом, и загробный мир, и Афины, воюющие с атлантами, — все это искусная выдумка Платона, наподобие позднейших фантастических стран Утопии, Лилипутии, города Глупова и т. п. Но почему же тогда надо считать не вымыслом, а истиной описание самой Атлантиды в тех же самых платоновских «Диалогах»?

 

«Если сообщение о том, что Афины существовали 9 тысяч лет назад, сказка, то почему же тогда не считать сказкой такую же древность самих атлантов? — резонно задает вопрос известный советский историк и лингвист Ю. В. Кнорозов. — Если описание Греции, данное в диалогах Платона, — плод фантазии, то почему же описание Атлантиды можно считать правдоподобным? Если не верить тому, что афинское войско провалилось сквозь землю, то почему нужно верить в то, что в «одну бедственную ночь» погрузилась в море Атлантида?»

 

И действительно, рассказу Платона об Атлантиде не верили многие его современники, начиная с величайшего ученого и философа античности Аристотеля, ученика Платона. По мнению историков античной литературы, платоновские «Диалоги» — это блестящее литературное произведение. История об Атлантиде является одним из его компонентов и служит великому философу иллюстрацией его социально-политических взглядов. (Кстати сказать, в диалоге «Государство» Платон прямо указывает на пользу лжи, «уподобленной истине», если мы «не знаем, как это все было на самом деле в древности».)

 

«Если взглянуть теперь под этим углом зрения на диалоги «Тимей» и «Критий», то становится очевидным, что оба они, в сущности, посвящены защите и развитию тех принципов, которые Платон выдвигал в «Государстве» («Тимей» — частично, «Критий» — полностью). Хорошо видно, что в сюжетах, посвященных Атлантиде, не она занимает важнейшее место, а древние Афины. Псевдоисторические сюжеты этих двух диалогов определяются следующим фактором: в древних Афинах существовал тот строй, который Платон пропагандировал как идеальный. Афины в союзе с Египтом (и другими народами и государствами) вели жестокую «тотальную» войну с Атлантидой и, несмотря на всю мощь последней, благодаря доблести афинян (а доблесть — следствие того строя, который тогда существовал в городе) разбили пришельцев. Функция Атлантиды в диалогах Платона ясна и определенна: это антитеза идеальному городу глубокой древности, воплощение всего отрицательного, всего того, что решительно осуждается Платоном как источник моральной деградации общества, — пишет советский археолог Г. А. Кошеленко, известный не только раскопками античных поселений в Причерноморье, но и одними из первых в нашей стране подводно-археологическими исследованиями. — Атлантида — противник Афин, и этим определяется все… В Атлантиде воплощено все, что Платон считал пагубным для человеческого общества. И хотя некоторые исследователи называют миф об Атлантиде утопией, правильнее было бы назвать его антиутопией.»

 

Атлантида — морская держава, идеальный же «полис» Платона — это отгораживающаяся от «моря купцов и пиратов» земледельческая страна. Атлантида утопает в роскоши, а это, с точки зрения почти всех греческих философов, включая Платона, пагубно и для самого человека, и для общества. Атлантида — монархия, причем ее правитель может нарушить данный свыше Закон, а это, по мнению эллинов, является попранием всех человеческих и божественных норм. Атлантида, начавшая захватническую войну, — страна-захватчик, наподобие Персидской державы, которой противостоят афиняне, отстаивающие свою родину и свой демократический строй. «Таким образом, если взглянуть на Атлантиду под этим углом зрения — а только такой угол зрения здесь оправдан, ибо нельзя решать проблему Атлантиды (информация о которой содержится в творчестве Платона) вне общих идей философа, — то мы неизбежно должны будем признать, что большая часть информации, содержащейся в этих диалогах, имеет не реально историческое, а чисто идейно-литературное происхождение», — совершенно справедливо заключает Г. А. Кошеленко.

 

Давая описание Атлантиды, Платон приводит точные данные и цифры. Но, если проанализировать их внимательно, нетрудно убедиться в том, что все цифровые данные — всего лишь определенные символы тех или иных качеств. Например, Платон говорит, что главный остров, на котором расположена была столица Атлантиды, имеет форму четырехугольника со сторонами в 1000, 2000, 3000 и 4000 стадиев. Периметр такого четырехугольника равен 10 000 стадиев. Некоторые атлантологи на основе этих данных вычисляют площадь Атлантиды и определяют плотность населения главного острова. Размеры, приводимые Платоном, дают пропорции 1:2:3:4, сумма чисел которых равна 10. Это типичный образчик мистики чисел, которой увлекался Пифагор, Платон и другие античные философы (число 10 почиталось ими совершенным и священным, тем более, что в данном случае оно образовано суммой четырех первых, «начальных» чисел).

 

Впрочем, как может убедиться любой внимательный читатель «Диалогов» Платона, сведения о размерах Атлантиды неоднозначны. Помимо того, что центральная равнина имела форму четырехугольника с периметром в 10 тысяч стадиев, два раза в тексте «Диалогов» упоминается о том, что остров Атлантида был больше Ливии и Азии вместе взятых. Во времена Платона Ливией называли Северную Африку (без Египта), под Азией подразумевали Малую Азию. По периметру это составит около 4000 километров, и размеры Атлантиды будут сопоставимы с размерами Австралии. Такой массив суши мог бы поместиться лишь в Атлантическом океане, а не в Черном, Эгейском и даже Средиземном морях. Если считать Столпами Геракла скалы Гибралтара, то Атлантида, «больше Ливии и Азии вместе взятых», на севере могла достигать берегов Норвегии, на северо-западе Гренландии и Ньюфаундленда, на западе — Саргассова моря и Бермудских островов, на юге — Гвинейского залива. Остатками ее могут быть любые острова от Исландии на севере до островов Зеленого Мыса на юге и Бермудского архипелага на западе. Такой остров — едва ли не материк — ленинградский ученый К. К. Шилик, посвятивший статью Атлантиде Платона, опубликованную в 1985 году в журнале «Природа и человек», предлагает называть «Великой Атлантидой».

 

«Мы не знаем точно, каким стадием пользовался Платон, — пишет Шилик в статье «Где искать Атлантиду?» — Если аттическим, который равен 177 м, то центральная равнина острова имела размеры 354×531 км, если же олимпийским (193 м), то 386×580 км… Платон сообщает, что весь остров был разделен на 10 уделов и что царский удел был самым большим. Если считать, что вся центральная равнина целиком принадлежала царю, то даже в этом случае размеры острова не могли превышать размеров центральной долины более чем в 3 раза. Это значит, что длина острова не могла быть больше 1593–1740 км… Если исходить из такой длины острова, то его остатками могут быть лишь Канарские острова, остров Мадейра и юг Англии. Остров таких размеров можно назвать «Большой Атлантидой». Но на этом путаница с размерами острова не кончается.»

 

Окраина острова, удел одного из правителей Атлантиды, вытягивалась в длину, согласно Платону, примерно на 100 км. Если считать, что все уделы, кроме царского, были примерно равны, «то периметр острова будет равен 900 км, а его длина (при соотношении сторон 2:3) — 270 км, а диаметр (если остров круглый) — 290,— пишет Шилик. — Остров такого размера мог целиком поместиться в заливе, который расположен к западу от Гибралтарского пролива, между Португалией и Марокко. Такой остров можно назвать «Средней Атлантидой». Но это еще не все. В «Критии» Платон говорит о том, что столица Атлантиды была расположена в середине центральной равнины, а также приводит размеры столицы и расстояние от нее до моря. Из этого описания следует, что остров был не вытянутым, а либо квадратным, либо округлым и имел размер в 127 стадиев (22,5 км или 24,5 км). Такой остров мог целиком разместиться в западной части Гибралтарского пролива (за Геракловыми столпами). Этот остров можно назвать «Малой Атлантидой».»

Очевидно, что приписывая Атлантиде — со ссылкой на Платона — различные размеры, ее можно помещать в различные места.

 

Атлантофилия, атлантомания, атлантофобия…

 

Трудно найти культурного человека, который бы не читал или не слышал об Атлантиде. Затонувшему материку посвящали свои стихи Валерий Брюсов и Николай Заболоцкий. О нем писали фантастические романы Алексей Толстой и Пьер Бенуа. Да и в наши дни появляются симфонии и живописные полотна, стихи и рассказы об атлантах. Не так давно на экранах нашей страны, к великой радости детишек, появился английский фильм «Вожди Атлантиды», где представлен, так сказать, полный набор тайн: тут и Бермудский треугольник, и прирученный гигантский спрут, и живые динозавры, и левитация, и предвидение будущего — проскопия, и золотая статуя из Атлантиды, и, наконец, — сама затонувшая страна, население которой здравствует и поныне, приспособившись к жизни в глубинах океана…

 

Все мы — в душе — атлантофилы. Нам хочется верить, что рассказ Платона — не вымысел, а правда, что рано или поздно Атлантида будет все-таки найдена. Ибо «рассказ Платона так прост, подробности так увлекательны, ссылка на борьбу предков так убедительна, что невольно начинаешь верить в Атлантиду и искать это загадочное царство, исчезнувшее за десять тысячелетий до нашей эры, хотя критически вооруженная фактами история об этом молчит», — как в простоте душевной пишет один из уверовавших в платоновскую легенду. Но вера, как известно, не есть доказательство. Напротив, как это прекрасно сформулировал датский философ XIX века Серен Кьеркегор, вера относится к доказательству как к своему врагу. И тогда атлантофилы превращаются в атлантоманов.

 

«Мы никогда не откажемся от идеи Атлантиды только для того, чтобы доставить этим удовольствие геологам и ботаникам, — заявили фанатически верящие Платону атлантоманы на Ванкуверском конгрессе в 1933 году. — Атлантида завоевала в литературе слишком почетное положение, чтобы его могли поколебать нудные научные аргументы.» Текст «Тимея» и «Крития» является для атлантоманов своего рода священным писанием, каждая фраза которого — непогрешимая во всех инстанциях истина, а сам Платон предстает в облике пророка, наподобие Мухаммеда или Заратуштры. Вести дискуссии с атлантоманами бесполезно, да в этом и нет нужды: они, как иронически заметил американский археолог Роберт Уокоп в книге «Затонувшие материки и исчезнувшие племена», считают себя как бы гражданами Атлантиды и готовы защищать легендарную страну «до последней капли крови».

 

Мании порождают фобии. И наряду с современной атлантоманией существует ее антипод — атлантофобия, боязнь затронуть в серьезной научной работе вопрос об Атлантиде. Атлантофобы безапелляционно объявляют вопрос просто-напросто «снятым» с повестки дня. Причем с такой уверенностью, будто сами были очевидцами событий, происходивших 12 тысяч лет назад (атлантоманы с той же уверенностью очевидцев утверждают, что Атлантида была).

 

«Если бы собрать все версии об Атлантиде, такой сборник стал бы неоценимым историческим вкладом в науку о человеческом безумии и фантазии», — сказал еще в прошлом столетии переводчик и комментатор Платона Ф. Сумезиль. Число этих фантастических версий в наши дни значительно увеличилось… И в это же самое время археологи, этнографы, фольклористы, историки, а в последнее время и представители наук о Земле, тщательно анализируя древние легенды и предания, делая поправку на призму мифа, сквозь которую преломлялись события действительности, приходят к выводу о том, что рассказ об Атлантиде не был чистым вымыслом Платона. До классической античной культуры на территории Эллады существовала цивилизация, причем носителями ее были также греки. Была — за много веков до Троянской войны — война греков с могучей морской державой. По всей вероятности, имела место и катастрофа, в результате которой этой державе нанесен был смертельный удар…

 

Но здесь мы от собственно атлантологии переходим, если можно так выразиться, к эгеидологии. Ибо речь пойдет об Эгеиде, о геологической истории Эгейского моря и лежащих в этом море островов.

 

 

К содержанию: Кондратов «Атлантиды моря Тетис»