Подводная археология

 

 

Катастрофическое извержение вулкана Санторин и всемирный потоп в Библии

 

«Язвы египетские» или потопы

 

Академик Авраам Сергеевич Норов в своих «Исследованиях об Атлантиде», цитируя многие арабские и древнегреческие источники, ссылается и на труд арабского географа ибн Якута, в котором приводились сведения по истории Северной Африки и Египта: «По истечении рода фараонов царями Египта были дети Далуки. Из них особенно замечательны Дарокут бен Малтес и Раметрах. Эти два царя были одарены умом проницательным, необыкновенною телесною силой и притом обладали большими познаниями в магии. Когда греки вторглись в их владения, египетские цари, вознамерившись избегнуть их владычества, предприняли соединить Западный океан с морем Средиземным. При исполнении этого предприятия море потопило многие обитаемые земли и могущественные царства и пролилось даже на Сирию и Грецию».

 

Царствовал Дарокут, согласно арабскому географу, за четыреста лет до Навуходоносора, упоминающегося в Библии (и, как показали раскопки Вавилона, лица вполне реального, жившего примерно за 1020 лет до н. э.). Поэтому вторжение океана, предполагал Норов, должно было произойти около 1450 года до н. э. И, задавался далее вопросом Норов, «таковое наводнение не совпадает ли с потопом Девкалиона, который обыкновенно относят к 1520 г. до Р. X.?» (то есть к 1520 году до н. э.).

 

Датировка академика Норова с удивительной точностью совпадает с датой катастрофического извержения вулкана Санторин. Потоп же Девкалиона, о котором говорят античные мифы, по мнению многих современных исследователей, — это отголосок гибели Стронгиле, сопровождавшейся нашествием волн-цунами. Другие ученые связывают санторинскую катастрофу с потопом, произошедшим в правление царя Беотии Огигеса.

 

«Многие античные авторы, — пишет Н. Ф. Жиров в книге «Атлантида», — утверждают о всеобщности этого потопа и сообщают некоторые интересные подробности. Так, по легенде, передаваемой в разных вариантах Филокором и Евсевием, после Огигесова потопа Аттика была необитаема от 190 до 270 лет. Римский же писатель Варрон (116—27 гг. до н. э.) сообщал, что во время этого потопа планета Венера изменила свой цвет, величину и форму, в течение девяти месяцев царила ночь, и в это же время действовали все вулканы Эгейского моря.»

 

По мнению советского геолога И. А. Резанова, сведения, содержащиеся в мифах и сказаниях об Огигесовом потопе, напоминают извержение Санторина: во время потопа действовали все вулканы Эгейского моря; пепловая туча надолго превратила день в ночь; Аттика могла стать необитаемой из-за того, что ее поля и луга покрыл вулканический пепел, а «указанием на то, что в мифе об этом потопе идет речь о минойском извержении Санторина, служит одновременность наступления волн Эгейского моря, вулканических извержений «пеплопада».

 

Греческий археолог Ангелос Галанопулос полагает, что мифы об Огигесовом и Девкалионовом потопах, видимо, повествуют об одном и том же событии, и событие это — катастрофический взрыв Санторина-Стронгиле. Вот что пишут Галанопулос и его соавтор Э. Бэкон в книге «Атлантида. За легендой — истина»: «По данным А. Стажеритеса, Девкалион родился в 1573 году до нашей эры и вступил на престол в 1541 году до нашей эры, в то время как Девкалионов потоп произошел в 1529 году до нашей эры. Великовский отмечает, что по свидетельству Сета Кальвиция, Девкалионов потоп был в 1516 году до нашей эры, однако Кристофер Гельвеций утверждает, что это случилось в 1511 году до нашей эры. Таким образом, многие источники указывают, что Девкалионов потоп произошел в то же самое время, когда взорвался Санторин и возникшие в результате этого гигантские цунами опустошили берега Восточного Средиземноморья». Галанопулос и Бэкон отмечают совпадение по времени этого события с исходом плененных израильтян из Египта, о котором повествует Библия. Чудесное совпадение беглецов и гибель преследовавшего их войска фараона Галанопулос и Бэкон также пытаются объяснить вполне реальными причинами, порожденными санторинской катастрофой.

 

«И пошли сыны Израилевы среди моря по суше; и воды же были им стеною по правую и по левую сторону», повествует стих 22-й главы 14-й библейского «Исхода». Цунами, как правило, предшествует мощный отлив морских вод, обнажающих обширные пространства. (Так, во время извержения 1650 года на Санторине перед нашествием цунами море отхлынуло, обнажив развалины древних городов возле юго-восточного побережья Тиры.) Современные исследователи Библии полагают, что израильтяне пересекали «посуху» не Красное море, а «Море тростников» — пресноводную лагуну или озеро к востоку от дельты Нила. «Если принять эту точку зрения и если исход израильтян из Египта действительно произошел во время Девкалионова потопа, гибель египетской армии вполне можно объяснить одним из побочных последствий цунами, вызванных провалом центральной части Санторина, — пишут Галанопулос и Бэкон. — После взрыва в центре Санторина образовалась огромная кальдера, море устремилось в нее, чтобы заполнить гигантскую котловину, нынешнюю бухту Тиры, и воды отхлынули от берегов Восточного Средиземноморья. Когда воды отступили, коса, отделявшая лагуну от моря, естественно расширилась, «щель» на какое-то время перестала существовать, и лагуна оказалась полностью изолированной от моря. Очевидно, воспользовавшись этим, израильтяне смогли переправиться через лагуну, вернее, пройти по внезапно образовавшемуся перешейку.»

 

А вслед за тем на преследователей-египтян обрушилась гигантская волна-цунами, обычно приходящая через десять — тридцать минут после того, как отхлынувшее море обнажает дно. «Погнались египтяне, и вошли за ними в середину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его», — говорится об этом в Библии, — и нашли свою погибель в волнах-цунами.

 

Правда, такая трактовка библейских событий вызывает сильные сомнения. Тем более, что в стихе, предшествующем стиху 22-му, который говорит о «сынах Израилевых», идущих среди моря по суше, прямо сказано: «Гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды». То есть не отлив, предшествующий цунами, а работа сильного ветра была причиной превращения «моря в сушу». Точно так же перемена направления ветра могла привести к штормовому нагону вод, которые уничтожили войско фараона.

 

Зато в другом источнике, восходящем к глубокой древности, мы находим упоминание об огромных волнах, обрушившихся на берега Восточного Средиземноморья, — и это, по всей видимости, были цунами, порожденные провалом в центральной части Санторина-Стронгиле. Источник этот — глиняные таблички, покрытые клиновидными знаками письменности Угарита.

 

Открытие легендарного города Угарит было сделано в 20-х годах нашего века. Житель захолустной сирийской деревушки Рас-Шамра совершенно случайно обнаружил подземный склеп. Узнав об этом, археологи начали раскопки, приведшие к открытию древнего прославленного города Угарита и, главное, богатейшего письменного архива. Среди текстов этого клинописного архива есть один, повествующий о нашествии гигантской волны на побережье Сирии, которая нанесла неисчислимые бедствия и самому городу Угарит. Вероятней всего, это была волна-цунами, пришедшая от Санторина.

 

Исходу израильтян из Египта предшествовали «десять язв египетских», посланные Яхве, причем девятой из них названа «тьма египетская», длившаяся три дня. Общеизвестно, что после извержения вулкана в атмосферу попадает огромное количество пепла, а после крупных катастроф «тьмою» становится день (вспомним, что пепел вулкана Тамбора превращал «день в ночь» на протяжении трех суток). Так что в библейском сказании о «тьме египетской» нет ничего сверхъестественного. Один из крупнейших микенологов мира профессор Дж. Беннет не так давно высказал мнение, что и остальные девять «язв египетских» являются следствием взрыва Стронгиле: это и «вода, превращенная в кровь», и «грозы и град», и «тучи мух», и «нарывы и гнойники», и «моровая язва», и «вши на людях и на животных» и т. д. Так это или не так, покажут будущие исследования. Однако несомненно, что санторинская катастрофа должна была отразиться — пусть сквозь призму мифа и фантазии — в преданиях и мифах древних греков, сначала ахейцев, а затем классических» эллинов.

 

Крит фигурировал во многих античных мифах и легендах, миф о царе Миносе и Минотавре, как показали раскопки, отражал реальные события: зависимость ахейской Греции от Крита, а затем победу эллинов над великой морской державой. В числе подвигов, совершенных Гераклом, есть и одоление Критского быка, изрыгавшего пламя: весьма вероятно, что это не только отражение победы греков в борьбе с критянами, но и катастрофы, постигшей Крит. Более реалистично отображает ее античный миф о Тале, или Талосе, медном великане, подаренном Зевсом своему сыну Миносу для охраны острова Крит. Трижды в день обходил Талос остров, швыряя огромные камни в чужеземцев, решивших приблизиться к его берегам. Если же они все-таки осмеливались высадиться на берег, Талос прыгал в огонь, докрасна раскалял свое медное тело и губил чужеземцев в своих объятиях; и только аргонавтам благодаря волшебнице Медее удалось умертвить великана.

 

Некоторые исследователи возводят античный миф об огнедышащем чудовище Тифоне и фрагменты из «Войны титанов» Гесиода к «рассказу оставшихся в живых свидетелей катастрофы», постигшей Крит и Санторин. Но здесь мы также находимся на зыбкой почве догадок и предположений. Зато в описании Атлантиды и ее гибели, данном Платоном, можно увидеть четкие параллели в событиях, происходивших на острове Санторин и Крите в середине II тысячелетия до н. э.

 

 

Геофизика катастрофы. Вулкан Санторин

Катастрофа Иоанна Богослова. Геофизика катастрофы. Какую реальную катастрофу можно сопоставить с катастрофой «Апокалипсиса»?
Мы уже отмечали, что эта казнь, возможно, была вызвана выпадением пепла после извержения вулкана Санторин.

 

К содержанию: Кондратов «Атлантиды моря Тетис»