Подводная археология

 

 

Книга Жака-Ива Кусто «В поисках Атлантиды»

 

Атлантида найдена?

 

Первым, кто пытался отождествлять платоновскую Атлантиду с островом Санторин, был французский исследователь Л. Фижье. Его работа увидела свет в 1872 году. Но прошло почти столетие, прежде чем удалось найти убедительные доказательства в пользу тождества Санторина и Атлантиды

 

Держава Крита была соперницей греков-ахейцев — так же, как платоновская Атлантида была врагом праафинян. И Крит, и Атлантида имели теократический строй, их могущество основывалось на мощном флоте. Минойские критяне и платоновские атланты почитали священного быка. Цари Атлантиды облачались в темно-синие одеяния. «Судя по фрескам Кносса, синий цвет был цветом царских одеяний», — свидетельствует профессор Дж. Беннет. Список подобных параллелей можно было бы продолжить, однако уже из вышеприведенного ясно, сколь много «критского» внес Платон в свое описание Атлантиды, расположенной, как и Крит, на острове.

 

Но был ли именно Крит метрополией островной державы минойцев? До раскопок на Санторине ни у кого не вызывал сомнения вывод, сделанный еще в начале века Артуром Эвансом: в борьбе городов-государств минойского Крита верх одержал город Кносс, он и был резиденцией верховного владыки, царя-жреца. Однако после проведенных на Тире исследований — как на суше, так и под водой — стало ясно, что остров-вулкан Стронгиле имел многотысячное население и его столица могла соперничать с самыми крупными городами-государствами Крита.

 

«Минойское государство III–II тысячелетия до н. э. занимало весь бассейн Эгейского моря, — пишет Аво Тийтс в статье «По следам Санторинской катастрофы», опубликованной в 21-м выпуске альманаха «На суше и на море». — Где находилась столица Минойского государства, пока неизвестно. Найденный на Тире город не уступает по размерам и пышности Кноссу — центру острова Крит. Санторинский вулканический массив был удивительно удачно приспособлен для создания там неприступной военной крепости, поэтому именно на Тире было целесообразнее всего держать военный флот на случай нападения врагов и для того, чтобы распространять свою власть на отдаленные территории Средиземноморья, например, в Италии, Сицилии и на Липарских островах, которые, по-видимому, лишь частично и недолго подчинялись минойцам.»

 

На одной из фресок, открытых в порту Кносса, есть изображение символического «моря» в виде двух плоских цилиндров. Меньший цилиндр покоится на большем. По мнению Спиридона Маринатоса, посвятившего жизнь исследованию минойской цивилизации, это символическое изображение «царства двух островов»: большого — Крита и малого — Санторина. И этому «царству двух островов» отвечают Царский город и Древняя метрополия платоновской Атлантиды.

 

Польский астроном Людвиг Зайдлер, отмечая в своей книге «Атлантида» (русский перевод ее вышел в 1966 году), что бог морей Посейдон неизменно изображается со своим атрибутом — трезубцем, давал такую интерпретацию этого атрибута: трезубец являлся символом трехглавой вершины острова, возвышавшейся над водой. «Этот трезубец был виден издалека и представлял собой ориентир для судов в океане. Он-то и стал символом Атлантиды.»

 

Если обратиться к древнейшим иероглифическим системам письма, то среди знаков-рисунков можно увидеть и символ «горы». В древнекитайском, хеттском, шумерском иероглифическом письме гора изображается в виде трезубца. «Мнение Зайдлера о том, что издали рельеф Атлантиды напоминал торчащий из моря трезубец, заслуживает внимания, — отмечал И. А. Резанов в своей книге, посвященной «санторинскому адресу» Атлантиды. — Ведь Атлантида располагалась в пределах вулканической кальдеры. От Платона мы знаем, что остров окружали высокие горы с крутыми обрывами, обращении к морю. Издали, например, с Крита, контуры этой «улканической постройки могли представляться в виде трех т0рчаш, их над водой вершин. Аналогичным образом выглядел остров и с противоположной стороны, если плыть к нему с севера из Аттики или с Кикладских островов. Появление над горизонтом трехглавого острова говорило мореплавателям, что они приближаются к столице властителей моря.»

 

Мы можем пока лишь в общих чертах восстановить былой облик столицы острова-вулкана Санторина Стронгиле, да и конфигурацию самого острова, уничтоженного катастрофическим взрывом. Однако эта реконструкция, по мнению ее автора, Ангелоса Галанопулоса, дает картину, подобную той, что нарисовал Платон, описывая Древнюю метрополию атлантов.

 

Хотя Платон нигде не говорит, что метрополия атлантов находилась на вулкане, Галанопулос считает, что по его описанию она представляет собой небольшой вулканический остров в период длительного бездействия его вулканов. «Он утверждает, что акрополь стоял на невысоком холме в центре острова, рядом с плодородной долиной, лучшей в мире, по его словам, а общеизвестно, что самые плодородные почвы — вулканические, выветренные за период длительного бездействия вулкана. Кроме того, описывая дома атлантов, он говорит о белых, красных и черных камнях, из которых они были сложены. Красные и особенно черные камни весьма характерны для районов вулканической деятельности, а на Тире, самом большом острове группы Санторина и самой большой уцелевшей части Санторина-Стронгиле, типичные красные, черные и белые скалы, причем последние представляют собой белый известняк, встречающийся у горы Пророк Илия, первоначально довулканического острова, вокруг которого образовался весь вулканический комплекс.»

 

Платор говорит о холодных и горячих источниках Атлантиды. Теплые источники есть только в районах, где проявляется вулканическая активность (достаточно вспомнить гейзеры Исландии или нашу Камчатку с ее горячими ключами). Это еще одно свидетельство в пользу того, что платоновская Атлантида находилась в вулканической местности.

 

«Сорок с лишним лет назад профессор Ион Триккалинос (до недавних пор президент Афинской академии, но в то время — ассистент Геологической лаборатории) создал рельефный макет кальдеры Санторина, — пишут Галанопулос и Бэкон в книге «Атлантида. За легендой — истина». — На этом макете можно без труда различить следы гаваней Древней метрополии и канала, соединявшего их с открытым морем. Остатки гаваней отчетливо видны между Неа-Каймени и городом Фера, а особенно между Палеа-Каймени и Неа-Каймени, где ясно выделяется круглая форма центральной гавани. Если воображаемый рисунок метрополии Атлантиды, как ее описывал Платон, наложить на графическую карту Санторина в том же масштабе и сравнить этот рисунок с рельефным макетом, сразу становится очевидным, что следы каналов на дне кальдеры такой же ширины, как и водные кольца, описанные Платоном, и находятся они точно на таком же расстоянии от центрального здания, на каком находились эти водные кольца от холма, где стоял храм Посейдона… Кроме того, подводные долины, расположенные между Тирой и Тирасией, по своей длине точно соответствуют длине каналов, соединявших когда, то внутреннюю гавань Древней метрополии с морем.»

 

Если Древняя метрополия — это Санторин-Стронгиле, то Царский город, по мнению Галанопулоса, несомненно находился на острове Крит. «По описанию особенностей и формы равнины, окружавшей Царский город, она обладала всеми геологическими характеристиками массива, образовавшего в третичный период центральную часть Крита. Этот массив находится в середине острова и окружен горами, спускающимися к морю, горами, по всем описаниям Платона похожими на те, которые окружали равнину Царского города… Если взять равнину Мессара, она очень похожа на равнину Царского города: такая же продолговатая и ровная, расположена на южной оконечности острова и защищена от северных ветров. Короче говоря, по всем характеристикам» она, насколько это вообще возможно, соответствует равнине Царского города.»

 

Катастрофическое извержение Санторина-Стронгиле уничтожило Древнюю метрополию и нанесло смертельный удар Царскому городу на острове Крит. Мощь великой морской державы, враждовавшей с греками-ахейцами, была подорвана, флот минойцев уничтожен цунами. И хотя, отмечает Галанопулос, мы пока не можем полностью отождествить катастрофу на Санторине-Стронгиле с погружением в море Атлантиды, аналогии очень уж велики, особенно между Древней метрополией атлантов и Санторином. «И поскольку окончательно установлено, что Санторин был минойским островом, что Минойское государство пострадало от страшной катастрофы как раз во время гибели Санторина, тождество Атлантиды с минойским Критом становится настолько очевидным, что не требует дальнейших доказательств, — подводят итоги своих исследований А. Г. Галанопулос и Э. Бэкон. — Отныне Атлантида и минойский Крит сливаются воедино, и вырисовывается картина богатого и могущественного государства: теоретически — древней теократии под властью царя-жреца, а на практике — государства процветающей высшей буржуазии; представители ее развлекались спортом и зрелищами, щекочущими нервы, носили роскошные и элегантные одеяния, пользовались прекрасными сосудами самых фантастически форм и раскраски и наслаждались, по-видимому, неограниченной свободой отношений при равенстве полов, столь редкостном в те древние времена; поразительная, уже «усталая» цивилизация, околдовывающая, утонченная, радостно-восхитительная и… обреченная.»

 

В последние годы ряды сторонников «санторинско-критского» адреса Атлантиды пополнились таким авторитетом, как всемирно известный исследователь Мирового океане Жак-Ив Кусто. В книге «В поисках Атлантиды», написанной в соавторстве с И. Паккале, он говорит о том, что морская держава Крита, «детище Посейдона, стадо владыкой всего Восточного Средиземноморья. Оно основало колонии на греческом полуострове, в Малой Азии, в Египте и даже в более отдаленных районах. Афины дали сигнал к мятежу против него: Афина бросила вызов Посейдону и одержала верх. Гигантский геологический катаклизм довершил разорение Крита. Началось извержение вулкана Санторин, а когда тот взорвался, то породил гигантскую приливную волну высотой в несколько десятков метров, которая пронеслась по всему Восточному Средиземноморью. Выпавший густым слоем пепел уничтожил сельскохозяйственные культуры. С минойской цивилизацией было покончено».

 

Мы не будем излагать доводы Кусто в пользу «санторинско-критской гипотезы» — они достаточно хорошо и полно изложены самим автором в названной выше книге, русский перевод которой выходит в издательстве «Мысль».

 

Таким образом, Галанопулос, Бэкон, Резанов и целый ряд других исследователей вслед за ними считают, что рассказ Платона об Атлантиде — это не плод фантазии автора и не передача изустной легенды, а историческое свидетельство, документ, говорящий о катастрофе в Эгейском море, повлекшей гибель Санторина-Стронгиле и приведшей к упадку минойской цивилизации острова Крит. Однако есть сильные сомнения в том, чтобы считать «Диалоги» Платона столь же достоверным источником, как, например, «Историю» Геродота или «Географию» Страбона. Вероятней всего другое: в рассказ об Атлантиде вкраплены подлинные исторические сведения, хотя нельзя «один к одному» трактовать каждое высказывание в «Критии» и «Тимее» и давать ему подкрепленное фактами геологии, вулканологии, археологии объяснение. Видимо, платоновскую Атлантиду надо вписать в более широкий контекст событий, происходивших во II тысячелетии до н. э. в Средиземноморье, а не только в районе Эгеиды. Но об этом речь пойдет в следующей части, посвященной «атлантидам Средиземного моря».

 

Остров вулкан Санторин

Остров вулкан Санторин

 

Геофизика катастрофы. Вулкан Санторин

Катастрофа Иоанна Богослова. Геофизика катастрофы. Какую реальную катастрофу можно сопоставить с катастрофой «Апокалипсиса»?
Мы уже отмечали, что эта казнь, возможно, была вызвана выпадением пепла после извержения вулкана Санторин.

 

К содержанию: Кондратов «Атлантиды моря Тетис»