Подводная археология

 

 

Геракловы столпы и Гибралтарский пролив. Сухопутный мост между Африкой и Европой

 

Гибралтарский прорыв

 

Во времена Платона Геракловыми столпами, вне всякого сомнения, считался Гибралтарский пролив. Основав город-крепость Гадес, или Гадир, финикийцы, прибывшие в Испанию из города Тир, воздвигли в честь своего верховного бога Мелькарта (название которого происходит от стяженной формы «мелек куарт» — «царь-города», то есть Тира) величественный храм. Слава об этом храме разнеслась по всему Средиземноморью, и он стал одним из самых знаменитых святилищ древности, его посещали знатные паломники, о нем писали античные авторы. Мелькает стал отождествляться с Гераклом-Геркулесом, а сам храм именоваться Гераклейоном.

 

Вход в храм открывался воротами, на которых были изображены десять эпизодов из жизни Мелькарта, частично совпадающих с подвигами Геракла. Здесь же находились изготовленные из металла четырехметровые колонны, покрытые надписями, которые стали называться древними авторами, описывавшими храм Гадеса-Гадира, «Столпы Геракла» — ведь они стояли у ворот прославленного Гераклейона.

 

У финикийцев во время их плаваний на запад был обычай отмечать места, особо важные для путешествий (мысы, острова, удобные бухты), специальными столбами-бетилами. «В Испании не только в гадитанском храме были подняты такие колонны, но, вероятно, в качестве бетилов были восприняты и две скалы по обеим сторонам пролива, соединяющего Средиземное море с Атлантическим океаном. Появление имени бога в близких местах и породило, по-видимому, ту неопределенность в установлении места настоящих Столпов, о которой говорит Страбон, — пишет Ю. Б. Циркин в книге «Финикийская культура в Испании». — Греки, познакомившиеся с этими местами, первоначально называли скалы либо именем гигантского морского бога Эгиона-Бриарея, либо Крона. Вероятно, только после отождествления Мелькарта и Геракла Столпы получили известное всем название С концом мира они в то время не были связаны.»

 

Но, что удивительно, у античных авторов мы находим свидетельства о том, что Геракл не просто «воздвиг Столпы» на берегах Испании и Африки, но и разъединил материки, создав Гибралтарский пролив. «…Затем следует очень высокая гора Абила, прямо напротив которой на испанском берегу возвышается другая гора — Кальпе. Обе горы называются Геркулесовыми столпами, — сообщает Помпоний Мела. — Согласно преданию горы эти были когда-то соединены сплошным хребтом, но Геркулес разъединил их и океан, который до той поры сдерживала плотина этого хребта, залил водой ту территорию, которая ныне составляет бассейн Средиземного моря. Восточнее Геркулесовых столпов море становится шире и с большой силой оттесняет сушу.»

 

Плиний Старший, начиная шестую книгу своей «Естественной истории», полагает, что не легендарный Геракл, а вполне реальный океан смог «ворваться через размытые горы и, оторвав Кальпе от Африки, поглотить гораздо больше земли, чем оставить». По свидетельству Эратосфена, математика и географа, с удивительной точностью в III веке до н. э. определившего диаметр нашей планеты, «во времена Троянской войны еще не было разрыва материка у Геркулесовых столпов, и потому внешнее море у перешейка между Египетским морем и Арабским заливом было на одном уровне с внутренним и, будучи выше перешейка, покрывало последний, а после того, как прорыв у Геркулесовых столпов (Гадира) совершился, внутреннее море понизилось и обнажило, сушу, что подле Касия и Пелусия, до Красного моря».

 

Отголоском этих представлений являются рассказы арабских географов, наследников античных традиций, согласно которым между Африкой и Европой существовал сухопутный мост, причем если одни авторы считали его творением природы, то другие приписывали создание этого моста людям. «Между Андалузией и Танжером существовал некогда в месте, называемом Хадра, что близь Фарс-эль- Магриб (Фец), мост, который был составлен из больших камней и по которому стада проходили с западного берега Андалузии на северный берег Африки, — сообщает арабский географ X столетия» Масуди. — Море проникало беспрепятственно сквозь ущелья этого огромного моста, составляя несколько каналов. Отсюда начиналось Средиземное море, вытекающее из океана, или Великого моря. Однако, в течение веков, море, постоянно; напирая на берег, овладевало землями так, что каждое поколение людей замечало постоянную убыль берегов,» — и наконец разорвало плотину. «Память об этой плотине: сохранилась у жителей Андалузии и Феца. Мореплаватели даже указывали место, где она существовала. Она имела 12 миль в длину. Ея ширина и возвышение были довольно значительны,» — заключает Масуди. Согласно другому арабскому географу, ибн Якуту, мифический царь Дарокут, правивший Египтом, «в защиту от греков пролил океан Атлантический в море Средиземное, чтобы оградить Египет от Греции».

 

Разумеется, и подвиги Геракла, и деяния Дарокута, и мост между Европой и Африкой, по которому гоняли скот, относятся к области мифологии. Но, как это ни удивительно, исследования последних лет показали, что Гибралтарского пролива действительно когда-то не было и Средиземное море не соединялось с Атлантическим океаном. Более того, одно время не существовало и самого моря: лишившись связи с водами Атлантики, оно высохло и превратилось в соленые озера, лагуны, болота… Впрочем, об истории Средиземного моря в свете последних данных наук о Земле мы расскажем подробнее в следующей главе.

 

 

К содержанию: Кондратов «Атлантиды моря Тетис»