ПАЛЕОЛИТ ПОДНЕПРОВЬЯ

 

 

Сооружения из бивней и костей мамонтов. Чуринги —пластины с резьбой

 

На Елисеевичской стоянке обнаружено несколько сооружений, строительным материалом для которых являлись кости. К ним относится прежде всего уже упоминавшийся большой ход в средней и восточной частях вскрытой раскопками площади стоянки. По размерам и количеству строительного материала (главным образом лопаток и тазовых костей) ход представляет крупнейшее сооружение стоянки. Все кости использовались в этом сооружении без какой бы то ни было предварительной обработки. При установке лопаток и тазовых костей вдоль стенок хода между ними иногда оставались промежутки. Они заполнялись другими костями подходящих размеров, преимущественно большими трубчатыми костями мамонта.

 

При исследовании хода не обнаружено подпорок и упоров. Однако применение их хорошо прослежено на других сооружениях стоянки. Так, при расчистке овального сооружения было установлено, что наклоненная к северу лопатка «а» подперта обломком ребра, наклоненного верхним концом к югу.

 

Более ярко строительная техника жителей Елисеевичской стоянки проявилась при установке рядом с сооружением из лопаток половинок тазовых костей мамонта. На квадратах 24—25 одна из них была поставлена в очажный слой узким концом седалищной кости (os ischii). При такой постановке и небольшой глубине выкопанной ямки большая тазовая кость стоять не могла. Чтобы придать ей устойчивое положение, людьми были применены две подпорки.

 

Половинка таза стояла в направлении с северо-востока на юго-запад, подвздошной костью к северо-востоку. Подпорки были поставлены вертикально по обе стороны подвздошной кости: с северной стороны стояла большая трубчатая кость, с южной — нижняя часть большой плечевой кости. Нижними концами обе кости поставлены в ямки, вырытые в очажном слое. Верхняя часть трубчатой кости стояла на одном уровне с верхом таза, а плечевая кость — несколько ниже. Обе подпорки плотно прилегали к поверхности тазовой кости. У западного конца этого же таза, с южной стороны его, стояла небольшая кость, которая, возможно, также служила подпоркой.

 

С точки зрения строительной техники верхнего палеолита не менее интересны способы укрепления двух половинок разных тазовых костей, установленных у восточного края квадрата 25. Обе половинки были поставлены на этом месте, по-видимому, уже после того, как на данной площади долгое время находился очаг. На северном краю очага была вкопана описанная выше большая тазовая кость, а на восточном краю— две другие половинки тазов. Цель их установки раскопками не выяснена.

 

 

Обе тазовые кости стояли с восточной стороны квадрата 25 вертикально и почти соприкасались крыльями подвздошных костей. Южный таз был поставлен в направлении с северо-востока на юго-запад, выпуклой стороной на северо-запад, северный таз — в направлении с севера на юг, выпуклой стороной на запад. Высота северного таза 0,55, ширина 0,42 м. К средней его части примыкала восточная сторона очага. Нижняя часть (седалищная кость) находилась в нарочно выкопанной ямке глубиной 0,20 м. Ямка была заполнена культурным слоем. Расстояние между тазовой костью и стенкой ямки составляло 0,02—0,01 м.

 

Южный таз высотой 0,565, шириной 0,36 м был установлен также в довольно широкой ямке, выкопанной в лессе. С западной стороны кости был положен валун (0,20X0,11 м). На него прочно опирался острый, направленный вниз боковой выступ тазовой кости.

Сведения о применении аналогичных приемов строительства на других стоянках крайне скудны. Это объясняется, очевидно, тем, что археологи не уделяли должного внимания этой стороне производственной деятельности верхнепалеолитических людей. Можно указать, что в Костенках I и Ланг-Маннерсдорфе отмечено заклинивание столбов в яме осколками костей.

 

Помимо коридора и скопления черепов, в раскопе 1 было обнаружено несколько костей, оказавшихся не в обычном горизонтальном, а в вертикальном положении. Так, в квадрате 12 рядом со скоплением бивней и пластин стояла наклонно малая берцовая кость. В квадрате 6 стояла с наклоном на северо-запад надломленная малая берцовая кость. Она упиралась в лежавший ниже ее череп. В квадрате 11 лежала с наклоном 45° большая лопатка, ее суставная впадина была обращена вверх. В квадратах 8 и 12 стояла почти вертикально, с незначительным наклоном на юго-восток, малая берцовая кость. В квадрате 10 в желтом лессе обнаружена поставленная вертикально лопатка. Рядом с нею лежал череп. В том же квадрате стояла с небольшим наклоном на север другая лопатка. Суставной поверхностью, т. е. более узкой частью, она была обращена вниз ,и опиралась на большой череп.

 

Ряд наблюдений убеждает в том, что берцовые коСти оказались в таком положении не случайно. Они обычно служили подпорками для тяжелых и высоких тазовых костей. Можно указать, что при раскопках была обнаружена тазовая кость, подпертая поставленной вертикально трубчатой костью. Верхний конец подпорки вплотную прилегал к тазу, а нижний стоял в вырытой для этого ямке. Мелкой костью была подперта и большая лопатка, опиравшаяся на землю узким концом.

 

Другая тазовая кость, поставленная узким концом в небольшую ямку, опиралась в одной точке на большой валун. Лесс здесь совершенно не содержит камней. Следовательно, валун был принесен людьми и положен рядом с ямкой как упор для тазовой кости.

 

В 1946 г. в Елисеевичах были вскрыты сооружения, интересные как по своему общему характеру и назначению, так и по технике их устройства. Они занимали в юго-западном углу раскопа квадраты 24, 25, 29, 30, 34, 35.

 

Наиболее интересным оказалось сооружение в виде круга или овала в квадратах 29, 30, 34, 35 площадью около 3—4 м2 ( 15). Обнаружено оно не сразу. В верхней части культурного слоя над этим овалом было найдено 16 обрубков бивней. Длина более крупных обрубков 1,07; 0,82; 0,57; 0,55; 0,53; 0,51; 0,48 м. В северной части квадрата 30 пять бивней лежали параллельно один около другого.

 

Ниже бивней почти на одинаковой глубине появились верхние части лопаток мамонтов. После расчистки оказалось, что пять больших лопаток мамонтов образовали довольно правильный овал.

 

В южной части овала находилась большая лопатка «в», лежавшая бугром на запад, хрящом на восток, гребнем (по отношению к центру круга) наружу, а узким каудальным концом вниз. Для укрепления лопатки при таком неустойчивом положении была вырыта в леосе ямка длиной около 0,33 м. Она была заполнена грязно-желтым лессом с мелкими включениями угля и поэтому заметно отличалась от нетронутого слоя желтого лесса. От стенки чистого грунта кость стояла на расстоянии 0,05—0,1 м.

 

С востока от этой кости стояла поврежденная лопатка «г», обращенная вниз более узким концом обломка с бугром, а медиальной (реберной, грудной) поверхностью внутрь круга, гребнем наружу. Эта лопатка также стояла с явным наклоном наружу.

Дальше к востоку лежал, составляя юго-восточную часть овала и занимая пространство между лопатками «г» и «д», камень длиною 0,27 м.

 

За валуном к северу стояла лопатка «д» длиной 0,72 м, представлявшая восточную часть круга. Она была обращена бугром на север, хрящом на юг, медиальной стороной внутрь круга, гребнем наружу, а кау- дальным краем врыта в землю. В поперечном разрезе видно, что лопатка укреплена в ямке, общей с другими частями овала.

 

Лопатка «д» наклонена наружу от центра овала почти на 25° таким образом, что ее наружная сторона отделена от стенки ямки культурным слоем толщиной 0,1—0,2 м.

Северную часть овала занимала лопатка «а» длиной 0,78 м, стоявшая в направлении с востока на запад, бугром к востоку, хрящом к западу, гребнем на север. В г.ребне лопатки большое искусственное четырехугольное отверстие с округленными углами (0,065 X 0,047 м по наружному краю, 0,05X0,04 м по внутреннему). Каудальным углом лопатка упиралась в землю. Она стояла с явным наклоном на север, наружу по отношению к овалу, под углом 30°. По-видимому, упором для нее служил бивень, на который опиралась и соседняя с нею лопатка «д».

 

Лопатка «а» опущена узким концом в очажный слой. С севера ее поддерживал упор из обломка небольшой тонкой кости, стоявшей с некоторым наклоном по отношению к каудальной плоскости лопатки. Ямка для установки ее вырыта в южной части очажного слоя, целость которого этой ямкой нарушена. Заполнение ямки отличается своим желтым цветом и содержимым (костный уголь) от черного очажного слоя.

 

Указанная линза в своей сохранившейся северной (большой) части имеет на северном краю толщину около 0,05 м, ближе к лопатке — около 0,1 м, длина ее около 0,425 м. Уцелевшая часть разреза и указанные цифры дают основание видеть в этой линзе очажного слоя не что иное, как очаг или кострище, которое в ненарушенном состоянии должно было бы иметь диаметр около 0,85 м.

Обе только что описанные лопатки «д» и «а» помещались в общей ямке, вырытой в культурном слое так, что над поверхностью оставалось около У*—У2 размера кости по вертикали. Остальные части обеих лопаток должны были быть врыты в землю на 3U—У 2 высоты кости, т. е. на 0,25—0,35 м.

 

Северо-западную часть овала занимала пятая по счету лопатка «б», стоявшая у западного конца лопатки «а». Ее длина 0,74 м. Бугром она обращена на северо-северо-восток, хрящом на юго-юго-запад, ровной поверхностью внутрь круга. Наклон наружу у нее значительно меньше остальных лопаток.

Лопатка «б» имела не менее интересную, чем отверстие в гребне лопатки «а», особенность: на ее широком краниальном крае возле бугра находилось 15 длинных и глубоких поперечных линий-нарезок.

 

К юго-западному концу лопатки «б» примыкал в наклонном положении крупный обломок большой берцовой кости длиной 0,47 м. Проксимальный конец ее был обращен на юго-запад и вниз. В месте перелома, обращенном на северо-восток и вверх, кость почти примыкала к хрящу лопатки «б». Большая берцовая кость поднималась над лопаткой приблизительно на 0,14 м.

Только за этим обломком большой берцовой кости было пустое место, не заполненное костями.

 

Довольно тесно поставленные одна возле другой шесть больших костей (четыре целых и одна обломанная лопатки, переломленная большая кость) и камень образовывали хорошо различавшийся при вскрытии и расчистке культурного слоя круг неправильной формы. Это скорее овал, несколько расширенный к юго-востоку.

 

Верхние части звеньев сооружения и их основания залегали на следующих глубинах и при следующем наклоне верхних частей костей наружу (первая цифра для верха, вторая для основания, третья для наклона в градусах): у лопатки «в» — 1,25 м, 1,59 м, 55°; у лопатки «г»— 1,27 м, 1,49 м; у валуна — 1,28 м, 1,42 м; у лопатки «д» — 1,12 м, 1,54 м, 30°; у лопатки «а» — 1,117 м, 1,63 м, 30°; у лопатки «б» — 1,119 м, 5°; у большой берцовой кости — 1,06 м, 1,64 м.

 

Овал имел вид большой вместительной чаши. Внутренние диаметры овала внизу (у дна) 1,20 и 0,68 м; вверху (по наружной стороне) 1,53 и 1,34 м. Верхняя продольная ось овала 1,66, поперечная 1,51 м, что дает даже вверху площадь всего лишь 2,5 м2.

Фрагмент большой берцовой кости в западной части овала как будто выпадает из общего плана и нарушает очевидную симметрию сооружения. Можно думать, что этот обломок трубчатой кости находился не на первоначальном своем месте. Возможно, что он стоял между двумя лопатками «б» и «в» также в наклонном положении, в полном соответствии с расположением лопаток в овале.

 

Это, несомненно, преднамеренно построенное сооружение. Преднамеренность доказывается наличием ямок для укрепления его звеньев в земле и способом установки костей со значительным уклоном всех лопаток наружу.

 

Овальная форма этого сооружения из лопаток еще раз подтверждает уже не раз наблюдавшийся факт существования на открытых верхнепалеолитических поселениях жилищ и близких к ним по назначению сооружений исключительно только круглого или овального плана.

 

Возникает вопрос, каково было назначение этого круга. Наиболее естественным было бы предположить, что данное сооружение имело какое-то хозяйственное назначение. Можно напомнить, что в Костенках I на жилой площадке постоянно встречались округлые углубления разных размеров — хранилища для домашней утвари, предметов обихода, материала для изделий и т. д. Здесь же между двумя большими землянками находился ряд меньших землянок, в сущности просто больших ям, всегда того же повторявшегося круглого плана. Это были помещения для хранения запасов. В момент открытия они были наполнены костями животных, главным образом мамонта.

 

Две хозяйственные ямы в Костенках I (раскопки 1934 г.) имели преднамеренно сделанные входычто сближает их с елисеевичским сооружением из лопаток, имевшим, возможно, выход на запад. Размеры ям в Костенках I: первая (овальная) — диаметр 1,4, глубина 0,9 м; вторая (правильной овальной формы) — длина 2,72, ширина 1,5, глубина 0,92 м.

 

Можно отметить, что на стоянке в Мальте вокруг отдельных скоплений культурных остатков было найдено много известняковых плит. Возможно, что сооружения из таких плит служили для хранения запасов питания, сырья (кости, бивни) для выделки орудий и для других видов производственной деятельности.

 

Большой интерес как хранилища для запасов или кладовые могли бы представить ямы, о находках которых на Тимоновской стоянке говорил В. А. Городцов. Чертеж одной из них приведен А. С. Гущиным в его  работеОднако эти данные, как уже отмечалось, недостаточно надежны ввиду слишком большой геометрической правильности сооружений.

 

Утверждение о предназначении елисеевичского сооружения как хранилища запасов можно подтвердить и тем фактом, что в верхней его части было найдено 16 хорошо сохранившихся обрезков бивней. Пять из них, как уже упоминалось, лежали параллельно один к другому.

 

В качестве некоторой аналогии заполнению сооружения из лопаток в Елисеевичах можно указать на то, что в Костенках I на дне хозяйственной ямы овальной формы (диаметром 1,4 и глубиной 0,9 м) «в определенном порядке залегали концевые части бивней молодых особей мамонта и значительное количество обломков ребер крупных животных. Среди них встречена пластинка из бивня мамонта с орнаментальной нарезкой, обломок женской статуэтки из мергеля и подвеска из того же материала» .

 

При решении вопроса о назначении сооружения из лопаток следует также иметь в виду, что в процессе раскопок под лопатками были найдены два отдельных скопления чуринг—пластин с резьбой.

 

Первое скопление обнаружено под северо-восточным концом лопатки «б», в ямке под бугром и концом каудального края у бугра. Этот бугор и часть края лопатки «б» как бы составляли покрытие над скоплением чуринг. Лопатка лежала приблизительно на 0,1 м выше скопления — тесно и плотно сложенной кучки небольших предметов. Ее высота по вертикали 0,41 м. В ней находилась вертикально стоявшая чуринга длиной 0,41 м и несколько мелких костей. Следует отметить, что на лопатке «б» имеются 15 правильных поперечных нарезок, смысл и назначение которых еще не выяснены.

 

Второе (более значительное) скопление было обнаружено под восточным концом лопатки «а» и северным лопатки «д» ( 16). Для него, вероятно, еще до установки лопаток, была выкопана приблизительно круглая в плане ямка глубиной 0,33 (от нижней границы культурного слоя), шириной 0,38 м. Вся ямка была густо насыщена серо-зеленым, местами желтым культурным слоем с обилием костного угля, кремня и золы. Заполнение это было взято, несомненно, из лежавшего вблизи культурного слоя. Лопатка «д» поднималась над дном ямки только на 0,38 м. Таким образом, и здесь как бы намечается тесная связь костей круга (лопаток) с находившейся под ними ямкой. На дне ямки лежала кучка небольших костей и чуринг. Диаметры этого скопления 0,20 (север—юг) и 0,27 м. Здесь найдены шесть чуринг, два фрагмента бивня, четыре обломка ребер и других костей. Таким образом, на 12 различных остатков приходится шесть чуринг.

 

Наличие двух ямок с чурингами, которые никаким практическим целям служить не могли, захоронение чуринг в границах сооружения под одними и теми же концами лопаток не позволяют видеть в этом сооружении обычную хозяйственную постройку. Это, вероятно, сооружение, связанное и обязанное своим возникновением именно ямкам с чурингами. Очевидно, что сооружение, как и чуринги, имело какое-то отношение к верованиям обитателей стоянки и, может быть, было связано с их магическими представлениями или культом.

 

Следует отметить и следующее обстоятельство. При рассмотрении плана стоянки обращает на себя внимание тот факт, что почти к самому северо-восточному краю сооружения «круг» подходит юго-западный конец другого крупного сооружения — хода. Может быть, что ход и круг связаны один с другим, являются частями одного сооружения. Хотя имеющиеся в нашем распоряжении материалы и не могут доказать подобного предположения, такое сочетание вполне возможно.

 

К сожалению, при рытье большой ямы подовина Д. И. Бесчастного значительная часть хода и примыкающих, возможно, к нему сооружений была совершенно разрушена.

 

 

К содержанию учебника: К.М. Поликарпович "ПАЛЕОЛИТ ВЕРХНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ"

 

Смотрите также:

 

Поздний верхний палеолит Приднепровья  Палеолит в Приднепровье  Стоянки древних людей

 

Поздний палеолит Русской равнины   Верхний палеолит. Приледниковая область в Европе.

 

 Последние добавления:

 

Топонимы Подмосковья    Следы минувшего. Палеонтология    Давид Рене - Правовые системы    Аквариум    Вулканы