ПАЛЕОЛИТ ПОДНЕПРОВЬЯ

 

 

Людоедство в палеолите – находки обработанных человеческих костей и сосудов из черепов

 

Костяные и кремневые орудия, обнаруженные на Юдиновской стоянке, достаточно образны и представлены довольно полно. Некоторые из них, по мнению автора, являются совершенно новыми и для верхнего палеолита даже неожиданными.

 

К ним в первую очередь следует отнести несколько десятков ребер мамонтов с ярко выраженными следами на нижних концах. Это выражается в некоторой подправке концов и главным образом в их зашлифованное™, заглаженности. Сопоставляя такие ребра с землекопалками современных отсталых племен, автор склонен считать их также землекопалками.

 

Обнаружен ряд фрагментов больших костей. Судя по сохранившимся на них следам, они использовались обитателями Юдиновской стоянки, в частности, как клинья для разбивания других костей.

 

Найдены также мелкие орудия из кости (шилья из костей мелких животных и др.).

 

Изделий из кремня найдено мало. Это особенно заметно при численном сравнении юдиновских находок с количеством обработанных кремней, собранных, например, на Елисеевичской, Супоневской, Тимонов- ской, Пушкаревской стоянках верхнего палеолита.

 

По общему характеру (особенно по типам резцов), малому количеству скребков и большому количеству пластинок с обитым краем кремневые орудия этой стоянки принадлежат к нижнемадленскому времени. Их можно поставить хронологически в один ряд с Елисеевичской стоянкой и отнести к более позднему времени по сравнению с орудиями стоянки в Мезине.

 

Весь кремень Юдиновской стоянки отличается однородностью. Это, несомненно, указывает на то, что он добыт из одного определенного местонахождения, которое обитатели Юдиновской стоянки посещали неоднократно. Они и доставили 'все кремни, найденные при раскопках стоянки.

 

Следует остановиться на такой интересной и важной находке, какой является серовато-белый обломок кости человека, обнаруженный в шурфе 17 в слое лесса, соответствующего стратиграфически культурному слою стоянки. Это сильно фоссилизованный обломок правой плечевой кости (humerus), дистальная ее часть без нижнего эпифиза. Эпифиз был поврежден при добывании кости из шурфа глубиной 3,1 м. Длина обломка 1,25, ширина в конце более 0,45 см. Кость сломана в древности. Диаметр ее в этом месте по длинной оси 0,19, по короткой 0,16 см. Толщина стенки в местах разлома от 0,4 до 0,045 см.

 

 

Большой интерес представляет прекрасно сохранившийся на диафизе кости след древнего разлома. Линия разлома направлена наискось: его дальний по отношению к дистальному концу край расположен на узкой стороне с fossa olekani, ближний — на узкой стороне с fossa radialis и fossa coronoidea. Единственный удар по кости был нанесен по стороне с fossa olecrani.

 

Древность разлома не подлежит сомнению. Некоторое сомнение может вызвать только определение или истолкование причины разлома.

 

Можно считать разлом случайным: кость могла отделиться от костяка человека, убитого, быть может, людьми или дикими животными. В таком случае она могла переломиться при передвижении ее какой-либо силой по поверхности древней почвы. В данных условиях ее постигла бы участь любой другой кости погибшего четвертичного животного.

 

Однако условия, в которых была обнаружена кость, позволяют дать и другое объяснение. Судя по ряду шурфов, находка залегала в слоях лесса, соответствующих стратиграфически культурному слою стоянки. Расстояние между местом находки кости человека и ближайшим выходом верхнепалеолитического культурного слоя стоянки не превышает 100 м. Наиболее естественным было бы предположить, что останки погибшего обитателя стоянки не были бы брошены членами общины на поверхности почвы и были бы, вероятно, подобраны или погребены. В этом случае разлома кости и отделения обломка от остального костяка произойти не могло.

 

С другой стороны, данный обломок кости нельзя отнести к остаткам погребения, так как других костей или их обломков при отрывке шурфа обнаружено не было. Поэтому вполне правдоподобно предположение, что это обломок кости съеденного обитателями стоянки представителя враждебной им общины. Кость была, по-видимому, разбита для добывания мозга.

 

Эта находка обломка кости человека не единственная для территории Верхнего и Среднего Подесенья.

 

Так, на р. Судости остатки палеолитического человека были найдены при раскопках стоянки в Елисеевичах в 1935 г.

 

При раскопках в 1933 г. Новгород-Северской стоянии верхнего палеолита археологической экспедицией Академии наук УССР был найден обломок диафиза правой плечевой кости человека в возрасте 10—12 лет.

 

В 1938 г. при раскопках той же стоянки новгород-северской партией Деснинской археологической экспедиции Академии наук УССР под руководством И. Г. Пидопличко были найдены мелкие обломки черепа человека. По мнению И. Г. Пидопличко, череп был обрезан снизу и представлял собой «череп-сосуд» По заключению М. А. Гремяцкого, это был череп человека примерно 35—45 лет .

 

В 1935 г. при раскопках И. Г. Пидопличко раннемадленской стоянки Чулатово I Новгород-Северского района был найден фрагмент человеческого черепа площадью около 50 см2 — части левых лобной и теменной костей черепа 35—45-летнего человека  . На костях заметны искусственные нарезки и край среза. Это, по мнению И. Г. Пидопличко, свидетельствует о том, что «фрагмент принадлежал черепу с отрезанною базальною частью, т. е. что мы имеем в данном случае обломок черепа-сосуда» .

 

И. Г. Пидопличко в той же работе указал, что в 1938 г. обнаружены остатки человека и на палеолитической стоянке Пушкари 1 . По опреде- лёнию М. А. Гремяцкого, была найдена коронка верхнего левого молочного премоляра, отличавшегося большими размерами и несколько большей примитивностью строения (отсутствие бугорка Карабелли, размещение бороздок коронки и меньшая в сравнении с зубами современных людей разница между относительными размерами бугорков).

 

Юдиновская находка может быть вполне объяснена как свидетельство людоедства. Большое значение как свидетельство людоедства у людей верхнего палеолита имеет находка костных остатков человека на стоянке в д. Городок Ровенской области. Здесь были найдены трубчатые кости человека, разбитые в древности. По мнению польского археолога Л. Савицкого, исследователя этой стоянки, это прямое свидетельство людоедства.

 

В свете установленных до сих пор данных эти факты не представляют ничего невероятного.

 

Ф. Энгельс в книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства» указывал, что вследствие постоянной необеспеченности источниками питания на средней ступени дикости, «по-видимому, возникло людоедство, которое с этих пор сохраняется надолго» . На средней ступени варварства «людоедство постепенно исчезает и сохраняется лишь как религиозный акт или, что здесь почти равносильно, как колдовство»

 

Археологические данные, относящиеся к различным стадиям первобытнообщинного строя, подтверждают, что людоедство на этих стадиях развития человечества действительно существовало. Соответствующие факты известны уже в эпоху нижнего палеолита. Давно уже известно премустьерское местонахождение в пещере Крапина в Хорватии. Здесь при раскопках в 1895—1905 гг. было найдено более 500 расколотых и обугленных костей человека Это кости не менее 10 человек  (впрочем, называется и 21 человек)  . В них видят обычно доказательство людоедства. Впрочем, ввиду раскалывания этих костей поперек, а не вдоль, высказывается и сомнение в правильности такого истолкования находок в Крапине  .

 

Были обнаружены черепа неандертальцев со следами (например, на черепной крышке, над орбитами), оставленными режущим орудием (местонахождение Эрингсдорф в Германии) с разрушением затылочной области и оснований черепа, следами ударов каменным орудием (местонахождение нгандонских неандертальцев на о. Яве). К ним же можно причислить и найденный в 1936 г. в Монте-Чирчео (Италия) череп позднего неандертальца с большим треугольным отверстием на основании и отверстием в правой височно-глазничной области, сделанные при добывании мозга  .

 

К этим фактам следует приобщить данные, приведенные и истолкованные как свидетельство людоедства В. И. Громовым  . Речь идет о находке А. П. Окладниковым на стоянке позднего неолита на озере Ымыях-Тах в Якутии обожженных дочерна фрагментов лобной части черепа и обломков раздробленных костей человека. В. И. Громов указал также на еще не описанный небольшой обломок лобной части черепа человека, обнаруженный в мощном культурном слое верхнепалеолитической стоянки Афонтова гора II. Находка была сделана французским ученым Ж. Фромаже во время осмотра этой стоянки членами XVII международного геологического конгресса в 1937 г. На поверхности кости сохранились явственные следы скобления каменным орудием, а также весьма отчетливые, довольно глубокие надрезы в области надбровных дуг. Обломок принадлежал подростку 8—16 лет.

 

Еще раньше, при раскопках в 1923 г. этой стоянки Н. К. Ауэрбахом, В. И. Громовым и Г. П. Сооновским, в том же культурном слое были обнаружены остатки человека. Из них три обломка плечевой, локтевой и лучевой костей, по-видимому, одной руки и фаланга пальца руки принадлежали «вполне взрослому человеку, а зуб — подростку И—15 лет» . По указателю платолении, кости со стоянки Афонтова гора II могли «принадлежать только современному (а не неандертальскому. — К. П.) человеку»  . На всех трубчатых костях руки поперечные разломы. Находка была в свое время описана, но не объяснена М. П. Грязновым   и В. И. Громовым  . Позднее В. И. Громов «в свете новых открытий» рассматривал ее «как прямое свидетельство людоедства» и.

 

Вероятным свидетельством людоедства В. И. Громов считает также находку «в одной из ориньякских стоянок Юго-Западной Франции человеческого позвонка с глубоко застрявшей в ней кремневой пластинкой»

 

Для остатков черепов-сосудов из Новгород-Северской и Чулатовской стоянок можно отметить параллели в мадленских находках Западной Европы. Так, в пещере Плакар в Шаранте (Франция) найдено девять человеческих черепов, превращенных при помощи кремневых орудий в чаши . Такие же черепа обнаружены в Ложери-Басс (Франция).

 

По этим фактам можно судить о том, что отношения между соседними родами или племенами в те времена иногда носили далеко не мирный характер. Роды вели не только мирный обмен. Они вступали и во враждебные столкновения, вызывавшиеся в конечном счете нехваткой пищи.

 

О враждебных же отношениях между родами говорит и превращение черепов людей в сосуды. Вряд ли в верхнем палеолите, когда уже несомненны погребения и забота об умерших, люди могли делать сосуды из черепов сородичей.

 

 

К содержанию учебника: К.М. Поликарпович "ПАЛЕОЛИТ ВЕРХНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ"

 

Смотрите также:

 

Поздний верхний палеолит Приднепровья  Палеолит в Приднепровье  Стоянки древних людей

 

Поздний палеолит Русской равнины   Верхний палеолит. Приледниковая область в Европе.

 

 Последние добавления:

 

Топонимы Подмосковья    Следы минувшего. Палеонтология    Давид Рене - Правовые системы    Аквариум    Вулканы