ПАЛЕОЛИТ ПОДНЕПРОВЬЯ

 

 

ЕЛИСЕЕВИЧСКАЯ СТОЯНКА верхнего палеолита

 

История исследования и общая характеристика раскопов 1935—1948 гг.

 

Стоянка верхнего палеолита в д. Елисеевичах Жирятинского района Брянской области была открыта автором в июне 1930 г. при поисках остатков палеолита, проводившихся на протяжении ряда лет в Восточной Белоруссии, Смоленской, Брянской, Орловской и Курской областях. Исследования велись из года в год и обычно имели своей задачей поиски палеолита вдоль долин рек.

 

Обследования носили планомерный характер и состояли в сплошном осмотре края долины реки в тех его местах, где на основании геоморфологических и геологических данных можно было предполагать наличие остатков палеолита. Помимо геологических, при обследовании использовались все данные, которые могли указывать на какую-либо связь данного пункта с палеолитом. На первом месте стояли сведения о находках ископаемой четвертичной фауны млекопитающих. Такие сведения собирались путем предварительных запросов, посылаемых на места, и при опросах населения в процессе разведок. К этой категории сведений следует отнести и данные о четвертичной фауне, находящиеся в различных литературных источниках. Каждому обследованию долины реки предшествовало более или менее тщательное изучение всех возможных источников информации по четвертичной геологии, геоморфологии, четвертичной фауне, археологии, истории.

 

Использовались, в частности, многочисленные ответы на составленный И. А. Сербовым опросный лист. Он был разослан Наркомпросом БССР, чтобы выяснить все памятники местной истории, культуры и природы. Основными же источниками информации явились литературные данные, коллекции музеев Минска, Витебска, Могилева, Гомеля и сведения, собранные автором на местах.

 

Остановимся подробнее на обстоятельствах выявления и дальнейших исследованиях стоянки в Елисеевичах. В июле 1930 г. в с. Синькове автору сообщили, что 20 лет тому назад в Елисеевичах при обвале берега реки были найдены крупные кости. На месте автор получил полное подтверждение всего слышанного накануне. Особенно обильными были находки при рытье в 1926—1927 гг. местным жителем Д. И. Бесчастным подовина в гумне, расположенном на высоком берегу р. Судости. При осмотре этого места на поверхности огорода были найдены первые кремни. Обследование подовина дало картину палеолитической стоянки, культурный слой которой был сверху донизу прорезан ямой.

 

После возвращения из экспедиции автор ознакомился с журналом заседания Черниговской губернской архивной комиссии. В нем полностью приведено написанное между 2 и 25 ноября 1904 г. письмо учителя земского училища с. Синьково (в 6 км от Елисеевичей) К. А. Зеленецкого на имя председателя указанной комиссии.

 

 

Ввиду большого интереса для истории находок четвертичной фауны в Елисеевичах считаю необходимым процитировать почти полностью часть этого документа.

«Журнал заседания Черниговской губернской архивной комиссии 25 ноября 1904 года. Труды Черниговской губернской архивной комиссии, вып. VI. Чернигов, 1905, приложение.

 

V. Доложено сообщение учителя земского народного училища села Синькова Мглинского уезда К. А. Зеленецкого на имя председателя комиссии: «Вследствие предложения ... от 2 ноября сего 1904 года за № 67 честь имею... сообщить Вам относительно интересующей Вас находки в наших местах скелета животного редких размеров.

 

В северо-восточной части нашей губернии, на правом берегу р. Судости, между селами Синьковом и Савлуковом Воробеинской волости, расположена небольшая деревня Елисеевичи, на восток от уездного города Мглина, на границе Орловской губернии. В усадебных огородах, расположенных на крутом берегу реки, жителей этой деревни Шедькина, Шко- лина и смежных владениях других крестьян еще лет тридцать тому назад, во время разлива весной р. Судости, были обнаружены в береговой горе кости большого и малого размера какого-то животного. Часть этих костей, наверное, раньше была вымыта рекою и снесена течением, а часть была забрана крестьянами из любопытства.

 

Больше всего крестьяне интересовались зубами, взвешивали их и оказывалось, что зуб весил пять и более фунтов. Такой находке по своей простоте научной оценки они дать не могли, вследствие чего и не сохранили найденного.

 

Четыре года тому назад, во время весеннего разлива реки, крестьянин Фокий Несмашный извлек из воды три кости ног скелета какого-то животного и один зуб и сохранил их, благодаря чему я и имел возможность добыть их в октябре месяце сего года, а остальные кости, по-видимому, или остались в горе, или снесены течением реки.

 

Но вот замечательное явление. От места, где добыты были кости Фо- кием Несмащным, аршин на тридцать севернее, параллельно р. Судости, такие же кости были обнаружены весною этого 1904 года в саду Анисима Шедькина при следующих обстоятельствах. Шедькин делал спуск в своем саду к р. Судости, т. е. срывал крутой берег и делал его более плоским, где заметил скелет и стал его выкапывать. Череп побил еще в земле железным ломом, а часть челюстей и часть ног вырыл и положил все это в своем саду.

 

Но и эта, по-видимому, ценная находка поверглась общей участи: кроме двух-трех костей ног, все уже разбросано. Из этого скелета я случайно достал два зуба, да часть челюсти с частью кореньев зуба. Несколько костей из этого скелета, каких — не знаю, говорят, есть еще у Шедькина.

 

Не менее важно и следующее явление. Вся эта гора, аршина на три от поверхности, аршин тридцать длины по течению, усеяна мелкими костями. При осмотре мною горы 13 ноября я нашел часть ребра, часть позвонка мелкого животного и много мелких костей крупных и мелких животных. Здесь же мне указано было место, где добы^..кости Несмашный, и другое, где в июле сего года жителем той же деревни Бринзою была вырыта часть челюсти, которую я достал уже из третьих рук. Эта-то часть челюсти и заставила меня съездить в Елисеевичи еще в октябре сего года и заняться собиранием костей.

 

... Раскопка под руководством опытных лиц привела бы к желательным результатам, так как в данной местности, вероятно, находился (быть может находится) не одного животного скелет, а скелеты целого семейства животных. Это видно из того, что кости найдены друг от друга в различных местах, что, как сообщил мне крестьянин дер. Елисеевичи Павел Смашный, Шедькин извлек из земли только часть скелета, а остальная, вероятно, осталась еще в земле.

 

Площадь берега, где замечены кости, невелика —400—450 кв. аршин. Следовательно, если прорыть две канавы в четыре аршина глубины и столько же ширины, аршин в тридцать длины, параллельно течению реки, то раскопка этим и будет ограничена...

 

Все вышепоименованные кости мною будут высланы в скором времени».

Постановлено: просить К. А. Зеленецкого в случае открытия новых частей скелетов немедленно сообщить о том комиссии для принятия мер к охране их».

 

Из письма К. А. Зеленецкого можно сделать вывод, что первые находки ископаемых костей в д. Елисеевичи относятся к 70-м годам прошлого столетия; новые находки костей относятся к весне 1900 и 1904 гг. Они, однако, не привлекли к себе особого внимания.

 

Не позднее 1908 г. в Елисеевичах, по-видимому, побывал местный археолог С. А. Гатцук, учитель школы в д. Чешуйки того же Мглинского уезда. По крайней мере говорить так позволяет «Перечневая опись предметам древности, добытым из раскопок С. А. Гатцука в Мглинском уезде Черниговской губернии»В нее включено 156 предметов, найденных в следующих пунктах: Луговец, хут. Займище, городища Чешуйковское, Мглинское, Ворминское, Лопазненское, Воробеинское (10 км западнее Елисеевичей. — К. П.), Барикское, Малышевскоё и Елисеевичское. На 9 стр. каталога указано, что «из Елисеевичского городища» представлены предметы № 145—156 — «обломки костей и зубов» (каких и чьих, не указано. — К. П.). Можно предполагать, что С. А. Гатцук мог при посещении находящегося на площади Елисеевичской стоянки селища, названного им городищем, собрать и четвертичный палеонтологический материал. Однако утверждать это категорически нельзя.

 

Позднее (после 1930 г.) автором было установлено, что в Брянском антирелигиозном музее хранятся найденные в Елисеевичах в июле 1926 г. бедренная, плечевая и тазовая лопатки, два позвонка, бивень и пять неполных зубов мамонта. Их доставил в музей житель д. Елисеевичи М. М. Синий. Местные жители сообщали, что из обрыва берега не один раз выпадали большие кости и зубы.

 

Вскоре после обследования автором стоянки в Елисеевичах побывал краевед Н. И. Лелянов из г. Бежицы Брянской области. Им были собраны и доставлены в Брянский антирелигиозный музей кремневые орудия и обломки костей.

 

Местом неоднократных находок больших костей были в то время усадьбы Д. И. Бесчастного и других граждан, расположенные над Су- достью между двумя оврагами, из которых южный больше по размерам ( 11). Восточная часть этих усадеб в 1930 г. была занята огородами и небольшим гумном..

 

Площадь огородов имеет слабый наклон к югу, т. е. к оконечности мы- са. Разница по вороте между центром участка с построенным на нем гумном и мысом на углу (между обрывом к реке и обрывом к южному оврагу) составляет приблизительно 1,5 м, а расстояние между этими двумя точками — до 60 м. Слабый уклон был заметен и к северу от гумна.

 

Вдоль всех усадеб проходит довольно высокий (до 11—12 м над водою) обрыв к берегу р. Судости, которая протекает здесь почти с севера на юг, подмывая и разрушая восточный край мыса, занятого стоянкой. Во время весеннего половодья и при любом большом подъеме воды (например, во время летних дождей) река сильно подмывает берег. По словам местных жителей, на их памяти река подмыла берег на 10—20 м.

 

При осмотре обрыва берега Судости против усадьбы Д. И. Бесчастного было собрано некоторое количество патинизованных кремней и обломков костей, достаточное для того, чтобы сделать вывод о несомненном наличии здесь верхнепалеолитического местонахождения. Небольшое количество кремней было собрано и на поверхности огорода Д. И. Бесчастного — на север, запад и особенно на юг от гумна.

 

Подовин на гумне Д. И. Бесчастного — это вырытая в 1926 г. в лессе яма 3, 95X3 м, глубиной до 2,9 м. При рытье ее на небольшой глубине был обнаружен почти сплошной слой костей. По мере углубления ямы кости выбрасывались к обрыву берега над рекой, часть из них и была отвезена М. М. Синим в Брянский антирелигиозный музей.

 

При очистке ямы выяснилось, что во всех стенах (но больше всего в южной и примыкающей к ней .нитеобразной выемке 1,65X1,12 м) на глубине от 1,06 до 1,96 м в изобилии выступают обломки костей и кремня. Самый нижний кремень залегал на глубине 1,6 м. Наблюдалось много зольных прослоек, проходивших одна над другой. В одном месте обнажение имело вид очажного слоя. Найдена челюсть очень молодого мамонта и локтевая кость песца с нарезками.

 

Затем на предполагаемой площади стоянки было вырыто пять шурфов. Первый площадью 0,4 м2 и глубиной 1,91 м был вырыт у юго-восточного угла гумна на бровке у самого обрыва к Судости. В шурфе найдены мелкие кости, их обломки и кремни.

 

Этот шурф показал следующую последовательность наслоений: 1) оползень, мощность 0,65 м; 2) темно-серая суглинистая почва—0,51 м; 3) светлый, серовато-желтый лесс —0,85 м.

 

В лессе между 1,58 и 1,66 м от поверхности залегал зольный культурный слой мощностью 0,07—0,11 м, светло-серой окраски, содержавший массу мелких обломков костей и кремней. Кости и кремни встречались выше и ниже описанного слоя, в границах около 0,2 м по вертикали. Культурные остатки распределялись равномерно.

 

Подавляющее большинство кремней патинизовано. Перед сниманием кремней с места на их поверхности делалась отметка. Благодаря этому удалось установить, что патиной в гораздо большей степени покрыты верхние по залеганию в культурном слое части поверхности кремней.

 

В связи с некоторым довольно слабым наклоном культурного слоя в сторону реки можно было предполагать, что на остальной площади стоянки он проходил на той же глубине, что и в яме подовина, т. е. между 1 и 1,5 м от поверхности.

 

Для выяснения приблизительных размеров стоянки был осмотрен обрыв берега и вырыто четыре шурфа.

 

Обрыв к Судости тянется здесь около 150 м, если считать к северу от оконечности мыса над оврагом, ограничивающим площадь стоянки с юга. Северная часть берега реки с более или менее покатыми склонами заросла травой либо покрыта оползнями. Эти склоны не дают разреза напластований в данном месте. Зато расположенная против стоянки южная часть берега круто обрывается к реке и хорошо обнажает слои, особенно вверху, где расположен культурный слой стоянки.

 

При осмотре обнажений в верхней части обрыва в лессе на расстоянии 30 и 27 м к югу от шурфа 1 были найдены отдельные кости, а в 39 м южнее шурфа ив 10 м от оконечности мыса — кости вместе с кремнями.

К северу от площади стоянки было заложено четыре шурфа по 0,5 м в длину, различной ширины, глубиной 1,25—1,55 м. Шурфы показали во всех разрезах наличие лесса без всяких находок в нем.

 

Местные жители сообщили, что на противоположной от шурфа 1 стороне участка со стоянкой в 1920 г. находили мелкие кости и кремни, правда, в меньшем по сравнению с находками в яме подовина количестве. Расстояние между этим местом и обрывом с шурфом 1 достигает 30 м.

 

Шурфы на площади огорода не закладывались.

 

Полученные в то время данные позволили сделать заключение, что главная часть стоянки находится приблизительно в том месте, где расположено гумно и где был заложен шурф

1. Раскопки в последующие годы показали, что такое заключение было правильным.

Из найденных костных остатков 119 принадлежали мамонту, один — песцу, один — волку. На некоторых костях заметны следы преднамеренной обработки их человеком, часть из них расщеплена или разбита. Искусственные нарезки обнаружены на обломке локтевой кости песца и двух небольших обломках бивня мамонта.

 

Было собрано 530 кремней, в том числе пять нуклеусов, много обломков, значительное количество мелких отщепов, получившихся при отбивании от нуклеусов пластинок и при их дальнейшей обработке. Все это определенно говорило о том, что обработка кремня производилась на этом месте, но кремень, возможно и даже вероятнее всего, был неместного происхождения и добывался где-то на стороне. Установить место добычи елисеевичского кремня в то время не было возможности.

Обработанный кремень представлен 74 пластинками, 11 пластинами с выемками, пятью пластинками с частичной ретушью краев, 13 резцами, преимущественно боковыми, одним скребком.

 

Все материалы, добытые в 1930 г., позволили определить возраст Ели- сеевичской стоянки как нижнемадленский. Широкие раскопки стоянки были начаты в 1935 г. на средства музея этнографии, антропологии и археологии Академии наук СССР.

В 1936 г. группа юных краеведов, которой руководил Ф. М. Заверняев, ученик Почепской школы колхозной молодежи, произвела небольшие раскопки на бровке обрыва к р. Судости. Было найдено довольно много костей мамонта и кремней. Они осмотрены автором осенью 1936 г. в г. По- чепе. Следует отметить три фрагмента черепов с зубами, 10 зубов (из них два целых), три позвонка, две тазовые половинки, одно ребро, одну малую берцовую кость. Были также фрагмент челюсти волка с зубами и несколько не определенных обломков костей. В коллекции имелось 100 расщепленных (преимущественно кремневых) пластинок, в том числе один нуклеус.

 

В 1946 г. М. В. Воеводский с группой студентов, участников Деснин- екой археологической экспедиции, в течение одного дня произвел в Елисеевичах небольшую пробную раскопку, заложив у обрыва к Судости один шурф. Что было найдено при этом, автору неизвестно. Сборы М. В. Воеводского хранятся в Антропологическом институте МГУ.

 

Раскопки стоянки в Елисеевичах были возобновлены в 1946 г. на средства АН БССР. В 1948 г. они были продолжены.

Таким образом, раскопки стоянки в Елисеевичах проводились в 1930, 1935, 1936, 1946 и 1948 гг.

 

 

К содержанию учебника: К.М. Поликарпович "ПАЛЕОЛИТ ВЕРХНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ"

 

Смотрите также:

 

Поздний верхний палеолит Приднепровья  Палеолит в Приднепровье  Стоянки древних людей

 

Поздний палеолит Русской равнины   Верхний палеолит. Приледниковая область в Европе.

 

 Последние добавления:

 

Топонимы Подмосковья    Следы минувшего. Палеонтология    Давид Рене - Правовые системы    Аквариум    Вулканы