ФЕОДАЛИЗМ В РОССИИ 18 ВЕКА

 

 

ВВЕДЕНИЕ. Феодально-крепостнический строй в России второй половины 18 века

 

 Настоящие «Очерки истории СССР» посвящены истории нашей Родины во второй половине XVIII в. В России в течение этого периода продолжала господствовать феодально-крепостническая формация. Новые процессы, которые протекали внутри феодально-крепостнического строя, были еще недостаточны для его крушения. Явления буржуазного характера нарастали из десятилетия в десятилетие. С середины XVIII в. буржуазные отношения проявлялись более отчетливо, чем прежде, а с 90-х годов процесс разложения феодально-крепостнического строя в России был уже вполне ощутим.

 

Настоящий том «Очерков» охватывает время с 50-х годов по начало 90-х годов XVIII в. Важнейшим событием этого периода является Крестьянская война 1773—1775 гг.

 

Рост производительных сил в XVIII в. выразился в распашке и заселении обширных земель на юге и на востоке страны, в развитии ремесла и мануфактуры, в росте товарного производства и торговли. Это привело в начале 50-х годов к отмене внутренних таможен, учреждению банков, к последующему разрешению свободного экспорта хлеба. Русская металлургия к середине XVIII в. обогнала английскую, а затем и шведскую по выплавке чугуна, и Россия вышла на первое место в качестве экспортера железа. К 50-м годам относится также зарождение русской хлопчатобумажной промышленности.

 

С середины XVIII в. вновь обострилась классовая борьба. В 1749— 1752 гг. крупные восстания крестьян происходили в Калужском уезде и в соседних районах.

 

С 50-х годов начались волнения среди крестьян, приписанных к вновь построенным уральским заводам. Постепенно нарастая, они вылились в начале 60-х годов в восстания помещичьих, монастырских и горнозаводских крестьян.

 

Дворянское государство, наряду с подавлением восстаний вооруженной силой, вынуждено было принимать и другие меры. В 1754 г. созвана была комиссия по подготовке нового Уложения, явившаяся прямой предшественницей Законодательной комиссии 60-х годов; подготовлялась секуляризация церковного имущества, проведенная в начале 60-х годов. На 50-е годы приходится также новая расстановка сил в международных отношениях, приведшая к Семилетней войне.

 

Изменения в базисе и надстройке, происходившие в середине столетия, однако, не свидетельствуют о начале ломки феодально-крепостнического строя. Следующий этап связан с потрясшей дворянскую империю Крестьянской войной 1773—1775 гг. Она оказалась недостаточной для крушения крепостного строя, но с этого времени крестьянский вопрос находится в центре внимания правительства и общества. После Крестьянской войны царское правительство предприняло ряд мер по укреплению своего аппарата на местах (губернская и другие реформы), усилилась реакция, прекратились лицемерные жесты в духе «просвещенного абсолютизма». Усиление реакции сказалось также в аресте и ссылке Л. Н. Радищева и заключении в крепость Н. И. Новикова, в подготовке интервенции для подавления французской буржуазной революции.

 

 

В отличие от предшествующего времени, последнее десятилетие XVIII в. характеризуется отставанием в развитии металлургии, ростом текстильной промышленности, основанной преимущественно на наемном труде. Расстройство денежного обращения находилось в связи с чрезмерным выпуском ассигнаций. Изучение этого десятилетия должно быть соединено с первой четвертью XIX в.

 

Для всего рассматриваемого в настоящих «Очерках» сорокалетия (1750 — начало 1790-х гг.) в истории России следует признать характерными следующие черты.

 

Происходило дальнейшее расширение феодальной собственности, выразившееся в усиленной раздаче земель и крестьян дворянам: при Екатерине II было роздано 800 тыс. государственных крестьян, украинские крестьяне были полностью закрепощены. Расширилась торговля крепостными не только с землей, но и без земли. Помещикам было разрешено ссылать крестьян в Сибирь, а крестьян лишили даже права подавать жалобы на злоупотребления помещиков. Значительно увеличились привилегии дворянства. Вслед за сокращением срока дворянской службы но манифесту 1762 г. дворяне были совсем освобождены от обязательной службы — военной и гражданской. Дворянство получило корпоративное сословное самоуправление, право собираться на местные съезды, избирать дворянских предводителей, должности уездных властей стали выборными дворянскими.

 

Но сохранение господства дворянства было лишь одной стороной сложного и противоречивого исторического развития. Наряду с ним наблюдались иные явления, указывавшие на процесс разложения феодально- крепостнического базиса, образование внутри него капиталистического уклада и несоответствия производительных сил и производственных отношений.

 

Рост товарного хозяйства воздействовал на крепостную деревню. Широкое применение получила оброчная система: в нечерноземной полосе более половины крестьян было на оброке, а в отдельных губерниях число оброчных доходило до 80%. Помещики повышали размер денежного оброка в расчете на внеземледельческие заработки крестьян (уход в города, мелкие крестьянские промыслы и т. п.). Уже при продуктовом оброке непосредственному производителю предоставлен, «...по сравнению с отработочной рентой, больший простор для того чтобы найти время для избыточного труда...» К

 

Следующим этапом является переход к денежной ренте. «...Превращение ренты продуктами в денежную ренту предполагает уже более значительное развитие торговли, городской промышленности, вообще товарного производства, а с ним и денежного обращения»  . Денежная рента является формой разложения феодальной ренты.

 

В результате секуляризации земель, принадлежавших монастырям и церкви, около 2 млн. крестьян перешло в число государственных крестьян. Бывшие монастырские крестьяне вместо барщины, которую они прежде выполняли, или взамен смешанных повинностей стали платить оброчную подать.

 

С ростом товарного производства связано дальнейшее расслоение крестьянства во второй половине XVIII в., особенно в оброчной полосе. В промышленных селах, как, например, в Павлове и Иванове, формировались крепостная буржуазия — на одном полюсе и наемные рабочие из числа оброчных крестьян — на другом. Оживилась деятельность скупщиков. На усиление имущественного неравенства в деревне черноземной полосы большое влияние оказывал рост хлебной торговли, особенно в связи с разрешением хлебного экспорта в 1762 г.

 

Обострились противоречия внутри феодально-крепостнической системы во второй половине XVIII в. и в промышленности. В горной, суконной и некоторых других отраслях промышленности господствовал крепостной труд; напротив, в шелковой и хлопчатобумажной, где мануфактуры основывались купцами и разбогатевшими крестьянами, преобладал наемный труд; он был распространен и на водном транспорте. Усиливался отрыв крестьян в оброчной полосе от земледелия и отход в города; рос рынок труда. Наряду с этим развивалась крестьянская буржуазия.

 

Развитие производительных сил привело к значительному увеличению численности населения (с 16 млн. в 1742 г. до 29 млн. чел. в 1796 г., без вновь присоединенных в результате войн территорий, а вместе с ними — до 36 млн.).

 

Новые хозяйственные явления отразились на экономической политике дворянского правительства. Оно стремилось в условиях роста производительных сил и усиления буржуазных отношений сохранить основы феодально-крепостнического строя. Была объявлена свобода организации промышленных предприятий, ликвидирована система монополий, что объясняется ростом крестьянских промыслов и возникновением крепостной буржуазии; это было выгодно помещикам, увеличивавшим оброк для своих крестьян в расчете на внеземледельческие промыслы. Таможенная политика носила покровительственный характер. Среднегодовой внешнеторговый оборот значительно возрос (в 60-х годах экспорт вместе с импортом составил 20,4 млн. рублей, в 80-х годах — 50,6 млн. руб.). В русском экспорте преобладали сельскохозяйственное сырье, лен, конопля и т. п., но вместе с тем существенную роль играл вывоз изделий русских мануфактур, в особенности железа и полотняных тканей.

 

Феодально-крепостнический строй задерживал экономическое развитие страны, но не мог приостановить процесс образования капиталистического уклада. В соответствии с этим происходили изменения и в русском городе. Жалованная грамота городам 1785 г. создала взамен «посадских людей» более широкое понятие «городовых обывателей», включавшее купцов, ремесленников, а также домовладельцев-дворян и чиновников. Участие в органах городского управления определялось не только сословной принадлежностью, но и имущественным цензом.

 

Указанные социально-экономические процессы сопровождались обострением классовой борьбы. Волнения, усилившиеся с конца 40-х — начала 50-х годов, широкой волной охватили в 60-х годах монастырских, помещичьих, приписных крестьян и яицких казаков. В 1771г. в Москве вспыхнул «чумной бунт»; восстание носило антифеодальный характер. В 1773— 1775 гг. разразилась грозная Крестьянская война под руководством Е. И. Пугачева. На огромной территории, от Урала и Башкирии до Поволжья и Центрально-черноземных губерний, господство помещиков было временно подорвано, в ряде мест крепостные крестьяне получили свободу и землю, чиновничье-дворянская администрация была ликвидирована. Крестьянская война была стихийным восстанием крестьянства против феодально-крепостнического гнета. Стихийная и царистская по своему характеру, и поэтому обреченная на гибель, Крестьянская война глубоко потрясла феодально-крепостническую систему.

 

Рост противоречий приводил к дальнейшему развитию абсолютизма. Созыв Уложенной комиссии, секуляризация монастырских имуществ и некоторые меры в отношении просвещения (открытие Московского университета и т. п.) явились наиболее яркими моментами «просвещенного абсолютизма» в России в 50—60-х годах XVIII в. В Уложенной комиссии разгорелись прения по крестьянскому вопросу, купеческие депутаты также предъявили ряд требований. Напуганное остротой противоречий, правительство распустило Комиссию до окончания ее работ по составлению нового Уложения.

 

В государственном устройстве чиновничье-дворянской империи во второй половине XVIII в. стремление укрепить диктатуру дворянства сочеталось с усилением бюрократизации административного аппарата. Сенат по своим обширным полномочиям в 40—50-х годах приближался к бывшим Верховному тайному совету или к Кабинету министров. В дальнейшем Сенат был превращен полностью в бюрократическое учреждение, послушное орудие верховной власти. Это было достигнуто разделением Сената на департаменты и лишением его законодательных функций. Синод лишился значительной доли своего влияния вследствие секуляризации церковных имуществ. Постепенно проводилась ликвидация коллегий и замена их учреждениями с единоличной властью руководителей.

 

Областные учреждения были реформированы непосредственно после подавления Крестьянской войны 1773—1775 гг. Страна делилась теперь на 50 губерний, во главе которых стояли губернаторы, а в некоторых местах — наместники. Усиление аппарата абсолютистского государства на местах сопровождалось введением в местные учреждения выборных от дворянства должностей (капитан-исправник и пр.). Некоторые уступки верхушке городской буржуазии выразились в новых городских учреждениях, остававшихся, однако, под неустанным надзором правительственных органов.

 

Внешняя политика России во второй половине XVIII в. отражала интересы господствовавшего дворянства и развивавшейся буржуазии. Вместе с тем были решены важные исторические задачи, поставленные всем предшествующим развитием страны, имевшие объективно-прогрессивное значение. К ним относятся обеспечение обороны западных границ и укрепление позиций России на Балтике. С этим связаны Семилетняя война (1756—1762) и война со Швецией (1788—1790). В результате двух русско-турецких войн (1768—1774 и 1787—1791) Россия получила выход к Черному морю, что обеспечило развитие производительных сил юга страны. С помощью России грузинский, армянский и азербайджанский народы вели борьбу за свое освобождение от тяжелого чужеземного ига. В 1783 г. Грузия вступила под протекторат России.

 

Ослабление Речи Посполитой и успехи России в войнах с Турцией позволили решить задачу воссоединения украинского и белорусского народов с братским русским народом. Белоруссия и большая часть Правобережной Украины вошли в состав России. Но, уничтожив самостоятельность Польши, три государства — Россия, Пруссия и Австрия совершили акт величайшей исторической несправедливости.

 

Русское военное искусство достигло большой высоты: оно было ведущим в мировом военном искусстве второй половины XVIII в. Передовую русскую школу военного искусства этого времени возглавил великий русский полководец А. В. Суворов. Успехи русского оружия поддерживались русской дипломатией (А. П. Бестужев-Рюмин, Н. И. Панин, А. М. Обресков). Усиление международного веса России отразилось также в «Декларации о вооруженном нейтралитете» (1780), которая заложила основы новых норм морского права.

 

С середины 50-х годов новые явления наблюдались и в русской культуре. По инициативе М. В. Ломоносова учрежден Московский университет. Ломоносов указывал на притеснения помещиков как на одно из препятствий к «сохранению и размножению российского народа». Его разносторонние научные открытия имеют мировое значение. Он высоко поднял роль Академии наук.

 

В 50-х годах Ф. Г. Волков создал русский театр.

В русской литературе и в общественно-политической мысли второй половины XVIII в. получили более широкое отражение передовые для того времени буржуазные идеи. Они отразились в литературной деятельности М. В. Ломоносова, Н. И. Новикова, Я. П. Козельского; усилилось влияние разночинной интеллигенции. Манифесты Е. И. Пугачева, эти, по выражению Пушкина, «образцы народного красноречия», ярко отразили ненависть трудовых масс к господствующему классу. В конце изучаемого периода с призывом к уничтожению крепостного права и самодержавия выступил великий писатель-революционер А. Н. Радищев.

 

В русской литературе следует отметить развитие фольклора с его ярко выраженным антифеодальным характером; таков «Плач холопов», проникнутый гневом против помещичье-дворянского государства. Художественная литература характеризуется глубоко патриотической поэзией М. В. Ломоносова, пронизанной героическим пафосом. В комедиях Д. И. Фонвизина зарождается критический реализм, достигший полного развития в «Путешествии» А. Н. Радищева. Антикрепостнический характер передовой литературы связан с подъемом классовой борьбы.

 

В истории русской науки середина XVIII в. имеет особенное значение. Следует отметить открытия гениального ученого М. В. Ломоносова (закон сохранения материи и энергии и др.). Изобретение И. И Ползуновым паровой машины, гидротехнические сооружения К. Д. Фролова, изобретения И. П. Кулибина показывают развитие русской науки и техники. Однако феодально-крепостнический строй препятствовал внедрению в жизнь изобретений выдающихся русских ученых и мастеров, что в полной мере сказалось, например, на судьбе И. И. Ползунова, машина которого нашла применение лишь на короткое время. В общественных науках должны быть отмечены труды юриста С. Е. Десницкого, экономистов И. А. Третьякова, П. И. Рычкова, М. Д. Чулкова и др.

 

Русская архитектура в лице представителей классицизма — В. И. Баженова, М. Ф. Казакова и И. Е. Старова сделала ценнейший вклад в историю искусства. В живописи, наряду с реалистическими портретами Д. Г. Левицкого, следует отметить первые произведения из крестьянского быта («Крестьянская свадьба» М. Шибанова, «Нищие» И. А. Ерменева и др.). Русская культура развивалась в постоянной связи с передовой западноевропейской культурой.

 

Вторая половина XVIII в.— важный этап в начавшемся еще ранее процессе образования русской нации. Развитие промышленности, как крупной, так и мелкой крестьянской, и рост торговли способствовали усилению экономических связей. В этих условиях журналистика и передовая художественная литература содействовали складыванию общности языка и психического склада, общности культуры.

 

В Российской империи XVIII в. усиливались хозяйственные связи между входившими в ее состав народами — этому способствовало строительство заводов, каналов, рост ярмарок. Народы Российской империи находились на разных ступенях общественного развития. У ряда народов Сибири и севера страны преобладали родовые и полуфеодальные отношения, а в Эстонии, Латвии, Украине, Поволжье, при господстве феодализма, зарождались буржуазные отношения.

 

Воссоединение в одном государстве с русским народом Белоруссии и большей части Правобережной Украины благоприятно отразилось на развитии хозяйства и культуры украинского и белорусского народов. Усиливались экономические связи с Россией и народов Кавказа и Средней Азии, в большинстве своем еще не входивших в то время в империю. Торговля с ними шла через Астрахань, Северный Кавказ и Оренбург; армянские, азербайджанские и грузинские купцы ездили в русские города и на Макарьевекую ярмарку.

 

Все теснее сближались с русским народом народы Российской империи. Народы Сибири, Приуралья и Поволжья учились у русских земледелию и обработке металлов, перенимали русские народные песни, одежду и пр. Вместе с тем русская культура вбирала в себя лучшее из культуры братских народов.

 

Трудящиеся массы народов, живших в Российской империи, выступали совместно против общих угнетателей — крепостников и царского правительства. В Крестьянской войне под руководством Е. И. Пугачева участвовали трудовые массы народов Приуралья и Поволжья.

 

Однако в дворянской России XVIII в. многочисленные нерусские народы подвергались гнету и унижению. Царское правительство разжигало национальную рознь. Русские помещики захватывали земли и создавали свои имения на территории башкир, народов Поволжья, в Белоруссии и др. В национальных областях все или почти все государственные должности занимали русские чиновники, делопроизводство велось на русском языке. В своей политике царское правительство опиралось на местных эксплуататоров. Главной опорой царизма в Эстонии и Латвии были немецкие бароны, в Белоруссии — местные крепостники, поляки и русские; на Украине — украинское дворянство, потомки казацкой старшины и польские паны. В Крестьянской войне 1773—1775 гг. служилые татары и часть башкирских старшин сражались на стороне царских войск против восставших.

 

Советская историческая наука в ряде работ заново пересмотрела основные вопросы истории России XVIII в. На первый план выдвинута задача освещения истории трудящихся, смены общественно-экономических формаций, т. е. развития производительных сил и производственных отношений, изучение борьбы классов и отражения ее в надстроечных явлениях — в развитии государства и культуры и обратного воздействия последних на базис.

 

Литература по истории России второй половины XVIII в., принадлежащая дворянским и буржуазным историкам, стоит в стороне от этих вопросов и не удовлетворяет нас с методологической стороны. Указанный период в меньшей степени привлекал внимание буржуазных историков, чем более ранняя история России.

 

Еще в XVIII в. были изданы важные для историка материалы — законодательные акты, Труды Вольного экономического общества и др.

 

Из источников, изданных позднее, в XIX в., следует отметить «Полное Собрание законов Российской империи» (1-е изд. 1830 г.). Из 42 томов этого издания ко второй половине XVIII в. относятся 13—25 томов. К этому законодательному материалу примыкают «Сенатский архив» (15 томов), «Архив Государственного совета» (два тома) и «Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией», под ред. Ф. Ф. Мартенса. Начиная с 60-х годов XIX в. Русское Историческое общество выпустило 22 тома дипломатической переписки и других документов по внешнеполитической истории (но публикацией дипломатических документов совсем не охвачены годы французской революции), относящиеся ко второй половине XVIII в., 14 томов «наказов» в Уложенную комиссию 1767 г. и протоколов Комиссии; сюда вошли и документы по истории финансов, переписка Екатерины II и т. п. Но при публикации наказов в Уложенную комиссию ограничились изданием дворянских и купеческих наказов, из крестьянских наказов увидела свет только небольшая их часть, изданная в двух томах.

 

Издававшиеся источники неофициального характера, рисующие быт и хозяйство частных лиц, политические события и т. п., также были связаны преимущественно с господствующим классом — дворянством; таковы «Архив кн. Воронцова» (15 томов), «Архив кн. Куракина». В периодических изданиях («Русская старина», «Русский архив», «Чтение в Обществе истории и древностей российских» и др.) печатались мемуары А. Т. Болотова, секретная переписка Екатерины II с английским послом («Чтения ОИДР», 1909) и т. п. Публикация по истории общественной мысли состояла главным образом из переиздания сатирических журналов Н. И. Новикова (П. А. Ефремовым в 70-х годах XIX в.); «Путешествие» А. Н. Радищева было разрешено к изданию только после революции 1905—1907 гг.

 

Таким образом, при обилии изданных источников по истории России XVIII в. публикации их отличаются неполнотой и носят односторонний классовый характер. Советской исторической науке приходится восполнять эти пробелы, изучать и публиковать источники по истории крестьянства, народного хозяйства и классовой борьбы за этот период.

 

Господство в буржуазной науке историко-юридической школы привело к тому, что при освещении истории России XVIII в. преимущественное внимание отводилось законодательству, государственным учреждениям и истории войн. Некоторый сдвиг в буржуазной историографии по XVIII в. произошел под влиянием В. О. Ключевского и его школы, дополнивших изучение истории государства до некоторой степени освещением социальной истории. Отдельные попытки выйти за эти тематические рамки связаны с народничеством и легальным марксизмом и отразились в трудах В. И. Семевского, М. И. Туган-Барановского и др.

 

Из историков XIX в. много занимался изучаемым периодом С. М. Соловьев. Он довел свою «Историю России с древнейших времен» до кануна восстания крестьян под руководством Е. И. Пугачева. Заслугой Соловьева является введение в научный оборот архивных источников, в особенности по истории внешней политики. Но последние томы этого труда все более превращались в погодный летописного характера рассказ, где историк, подавленный обилием материала и подробностями событий, отказался от каких-либо выводов обобщающего характера. Ему свойственна также идеализация императриц Елизаветы и Екатерины И. С. М. Соловьев не нашел себе преемника в изучении истории России XVIII в. Его ученик В. О. Ключевский менее всего занимался этИхМ периодом. Недаром в своей статье о С. М. Соловьеве он должен был признать, что история XVIII в. остается еще в «научной полутьме» !. Основным фактором этого времени Ключевский считал «дворяновластие», которое неправильно относил только к XVIII в.

 

Дворянство, по мнению В. О. Ключевского, стало правящим сословием лишь в результате дворцовых переворотов. Ключевский не остановился на успехах промышленности и торговли этого периода, он игнорировал также явления классовой борьбы  .

 

Преимущественно политической историей интересовался и В. А. Биль- басов.

В его «Истории имп. Екатерины И» 3 собран большой документальный материал, однако в ней нет широких выводов и не затронуты социально-экономические явления. В центре внимания автора — личность Екатерины II и ее борьба за власть.

 

Для буржуазной историографии наиболее характерны работы по изучению государственных учреждений и государственных финансов второй половины XVIII в. (труды А. Д. Градовского, В. Г. Щеглова, И. И. Дитя- тина, М. А. Коркунова, В. И. Веретенникова и др. ). В обширной «Истории Сената», под ред. С. Ф. Платонова, с участием А. Н. Филиппова и А. Е. Преснякова, история высшего учреждения России излагается по царствованиям, в отрыве от социально-экономического развития страны. В ней освещены структура Сената и его департаментов, судебные функции и участие Сената в законодательстве  . Даже Городовое положение и губернскую реформу буржуазные историки изучали вне истории хозяйства и классовой борьбы; их внимание привлекали преимущественно состав посадского населения и историко-юридическая сторона Городового положения,Учреждений о губерниях и т. п. \ Уложенная комиссия 1767 г. привлекала внимание буржуазных историков, но также изучена недостаточно. Кроме ряда журнальных статей о наказах, можно отметить историко-юри- дическую работу В. Н. Латкина и исследование А. В. Флоровского о составе Комиссии. В работе Флоровского организация выборов поставлена в связь с юридическим положением сословий в стране, что соответствовало установкам школы Ключевского. А. В. Флоровскому принадлежит также книга о прениях в Комиссии по крестьянскому вопросу . Г. А. Максимович. написал книгу о выборах и наказах на Украине.

 

Авторы исследований по истории внешней политики второй половины XVIII в. (И. Н. Бантыш-Каменский, В. И. Григорович, В. П. Безобразов, Ф. Ф. Мартене) давали обзор дипломатических переговоров с анализом статей договоров, Н. Д. Чечулин ставил своей задачей также прославление Екатерины II как дипломата . В своем труде по истории русско-австрийского союза в годы Семилетней войны Е. Н. Щепкин   на основе большого и ценного архивного материала пытался применить, как он сообщает «интенсивные приемы» исследования, выразившиеся, впрочем, лишь в подробном изложении дипломатических переговоров.

 

Более полно разработана история войн, русской армии и военного искусства (Д. Ф. Масловский, Г. А. Леер, А. Н. Петров, Н. П. Михневич и др.). Кроме отдельных монографий и курсов, издана общая история русской армии и флота  . И эти работы, ценные своим систематизированным материалом, отличаются отрывом от социально-экономической истории, к тому же для них характерна идеализация исторического прошлого. В изучении военного искусства А. В. Суворова после крупного труда Д. А. Милютина   следует назвать большую сводную биографию великого полководца, написанную А. Ф. Петрушевским  .

 

Проблемы экономической и социальной истории второй половины XVIII в. менее привлекали внимание буржуазных историков. Особняком стоят труды либерального народника В. И. Семевского по истории крестьянства и крестьянского вопроса в XVIII в. По своему обширному материалу они сохраняют значение до сих пор. Историк-народник останавливался преимущественно на выяснении различных разрядов крестьян и истории их закрепощения, на злоупотреблениях помещиков и на отдельных крестьянских волнениях. В меньшей степени интересовали Семевского вопросы крестьянского хозяйства; он собрал ценный материал о распространении барщины и оброка, но вместе с тем подчеркивал спасительное будто бы для крестьянства значение поземельной общины. Буржуазный историк А. Лазаревский показал роль украинских феодалов в закрепощении крестьян на Украине  . Истории господствующего класса — дворянства посвящены работы А. В. Романовича-Славатинского и С. А. Корфа, в которых прослежены главным образом юридическое положение и привилегии правящего сословия  .

По истории промышленности и торговли следует упомянуть обширный обзор соответствующего законодательства и мероприятий правительства в книге А. А. Семенова, а также отметить работу В. И. Покровского  .

 

Некоторый поворот к более пристальному изучению экономической истории обнаруживается в самом конце XIX в. К этому времени относится работа «легального марксиста» М. И. Туган-Барановского «Русская фабрика в прошлом и настоящем». Автор, сумевший систематизировать большой материал, развивал ложную теорию «торгового капитализма». Н. Д. Чечулин изучал историю русских финансов — развитие русского бюджета, образование государственного долга и возникновение бумажноденежного обращения. Вместе с тем этот автор утверждал, будто в течение всего XVIII в. хозяйственное развитие России стояло на одном уровне. Представление об экономической отсталости России этого периода у Н. Д. Чечулина чрезмерно преувеличено  .

История классовой борьбы освещалась авторами с точки зрения интересов господствующего класса. Величайшей в истории России Крестьянской войне 1773—1775 гг. под руководством Е. И. Пугачева посвящена трехтомная работа академика Н. Ф. Дубровина. В ней использован большой архивный материал, излоя^ен ход войны, но внимание автора главным образом привлекала история подавления восстания царскими генералами; к восставшему крестьянству и его вождям отношение автора резко враждебно. Теми же чертами отличается книга А. И. Дмитриева- Мамонова о крестьянском восстании в Приуралье и Сибири

 

В области истории культуры можно отметить изучение истории Академии наук и биографии М. В. Ломоносова (П. П. Пекарский, П. С. Би- лярский). Работа над научными рукописями М. В. Ломоносова, начатая Б. Н. Меншуткиным, была завершена им после Великой Октябрьской социалистической революции. Масонство и в связи с ним деятельность Н. И. Новикова также привлекали известное внимание (А. И. Незеленов, В. И. Ламапский, В. П. Семенников). Явное непонимание проявили буржуазные ученые в отношении А. Н. Радищева, изображая его не революционером, а лишь либералом, последователем идей екатерининского Наказа (Н. П. Павлов-Сильванский)  .

Таким образом, в буржуазной историографии разрабатывались политическая история XVIII в., история государства, правительственных мероприятий и местного управления, военного дела, в меньшей степени — история крестьянства, хозяйства и общественной мысли. Работы эти могут быть полезны преимущественно со стороны собранного в них материала.

 

В исторической литературе и публицистике XIX и начала XX в. вместе с тем необходимо выделить труды передовых писателей, значительно продвинувших понимание истории России за изучаемый период. «История Пугачева» А. С. Пушкина (1834), изданная во время жесточайшей реакции в царствование Николая I, представляет собою первую монографию на данную тему. Эта книга, составляющая исключительную заслугу великого поэта, навлекла на него ненависть реакционеров. Пушкин пытался привлечь внимание к Радищеву, но его две статьи не были пропущены цензурой. В «Заметках по русской истории», не напечатанных при жизни поэта, Пушкин ставит в вину Екатерине II то, что она «раздарила около миллиона государственных крестьян (т. е. свободных хлебопашцев) и закрепостила вольную Малороссию и польские провинции». В царствовании Екатерины II он видел «деспотизм под личиной кротости и терпимости, народ, угнетенный наместниками». Поэт упрекал Екатерину II в заточении Новикова и в ссылке Радищева. Он подчеркивал лицемерие «Наказа», называл Уложенную комиссию «непристойно разыгранным» фарсом, а Екатерину II — «Тартюфом в юбке и в короне», заслужившим лишь «проклятие России»  .

 

В. Г. Белинский по цензурным условиям не мог высказать полностью свое мнение об этом периоде. В критических статьях он выделял значение

М. В. Ломоносова, называл жизнь его «прекрасным подвигом». Критик подчеркивал значение сатирических журналов и книгоиздательской деятельности Н. И. Новикова. Среди деятелей этого времени он указывал на А. В. Суворова, называя его «чудо-богатырем», «фантастическим героем фантастической поэмы» А. И. Герцен правильно оценивал значение Крестьянской войны: «Знамя восстания Пугачев поднял во имя освобождения крестьян от помещиков». Он писал, что Екатерипа II «не знала народа и сделала ему только одно зло: народом ее было дворянство, и она чудесно понимала свою почву»  . Герцен издал за границей в Вольной русской типографии «Путешествие» Радищева со своим предисловием.

 

Н. А. Добролюбов дал замечательный обзор екатерининского царствования в работе «Русская сатира в век Екатерины»  . Добролюбов считал, что предметом исторической науки должны быть не отдельные выдающиеся деятели, а народные массы, за которыми он признавал решающую роль в историческом процессе. С этой точки зрения он оценивал и события XVIII в. . Добролюбов обвинял Екатерину II в противоречии между ее словами и делами, в восстановлении Тайной экспедиции, применении пыток, в заточении Новикова, ссылке в Сибирь Радищева. Он говорит о широкой раздаче земель и крепостных, закрепощении украинского крестьянства, тяжести рекрутских наборов, отмечает непомерную роскошь вельмож, хищения, расстройство государственных финансов.

 

Переворот в исторической науке, произведенный марксизмом-ленинизмом, устранил, как отмечал В. И. Ленин, два коренных недостатка буржуазной историографии. Буржуазные историки, во-первых, «...рассматривали лишь идейные мотивы исторической деятельности людей..., не улавливая объективной закономерности в развитии системы общественных отношений», не видели «...корней этих отношений в степени развития материального производства...»   и, во-вторых, не имели в виду изучения истории народных масс. Классики марксизма-ленинизма поставили перед наукой задачу изучения истории трудящихся, изучения смены общественно-экономических формаций, освещения тех изменений, которые происходили в базисе и, в зависимости от них, в надстроечных явлениях. В. И. Лепин дал глубокий анализ крепостного и капиталистического хозяйства в своем исследовании «Развитие капитализма в России», где в ряде мест останавливается на истории нашей страны в XVIII в. В. И. Ленин отметил рост уральской металлургии в этот период, анализировал барщинное хозяйство, выявил особенности «оригинальной организации» промышленности, основанной на крепостном труде.

 

Указания классиков марксизма-ленинизма положены в основу работ советских ученых по изучению истории нашей Родины второй половины XVIII в. На первый план выдвинуты новые проблемы — изучение развития производительных сил, производственных отношений, классовой борьбы, героического военного прошлого России.

Эти задачи нашли свое отражение, в публикации документов. Для освещения истории промышленности имеет значение издание документов по истории крупнейшей суконной мануфактуры XVIII в. К Новый материал по истории мелкого производсава в промышленных селах, как, например, Иваново, а также в Москве, собран в «Материалах по истории крестьянской промышленности XVIII и первой половины XIX в.»  .

Для понимания классовой борьбы в XVIII в. важное значение имеет издание материалов по Крестьянской войне 1773—1775 гг., включающих манифесты Пугачева, архив Военной коллегии восставших, документы о движении на уральских заводах и в приволжском крепостном районе  . Рядом с ним надо поставить издание материалов о восстаниях крестьян в начале 50-х годов в Калужском и Малоярославецком уездах; эти восстания связаны с историей мануфактур Н. Демидова и А. Гончарова  .

 

По истории внешней политики следует отметить публикацию донесений русского посла в Париже во время французской революции И. М. Си- молина, содействовавшего побегу короля  . Заслугой советских историков является систематическое издание документов о деятельности великих полководцев А. В. Суворова, П. А. Румянцева, флотоводцев Г. А. Спи- ридова, Ф: Ф. Ушакова; издан ценный сборник документов о Семилетней войне  .

Новое академическое издание сочинений М. В. Ломоносова включает неизвестные его произведения и позволяет с наибольшей полнотой осветить деятельность величайшего русского ученого. Внимание советских историков привлекают русские географические открытия; следует отметить сборник «Русские географические открытия на Тихом океане» под редакцией А. И. Андреева (М., 1947).

 

О большом интересе к истории передовой общественной мысли свидетельствуют издания произведений А. Н. Радищева; осуществлено полное академическое издание его сочинений, включающее неизвестные работы но законодательству, экономическим вопросам и его письма; изданы материалы по процессу Радищева Передовая общественно-политическая мысль представлена также публикациями сатирических журналов Н. И. Новикова и двухтомным сборником избранных произведений философской и общественно-политической мысли XVIII в., в который вошли сочинения С. Е. Десницкого, Я. П. Козельского и др. .

 

Новые точки зрения и оценки отразились в советской монографической литературе. На исторической литературе первых лег революции еще сказывалось влияние буржуазной историографии: особенно это следует отметить в работах представителей экономического материализма — М. Н. Покровского, Н. А. Рожкова и др. «История русской общественной мысли» Г. В. Плеханова имела большое значение: в ней освещена передовая общественная мысль второй половины XVIII в.— отдельные выступления в Уложенной комиссии, деятельность Д. И. Фонвизина и И. А. Крылова. Плеханов подчеркивал революционный характер «Путешествия» Радищева. Но вместе с тем он отрицал прогрессивный характер восстания Е. И. Пугачева, считая, что оно смотрело не вперед, а назад . В этом отразились меньшевистские ошибки Плеханова, непонимание им роли крестьянских масс и стихийных крестьянских восстаний, носивших антифеодальный характер.

 

М. Н. Покровский подвергал заслуженной критике буржуазных историков. Однако он неправильно говорил о «дворянском капитализме». В восстании под руководством Пугачева М. Н. Покровский ошибочно видел раннюю буржуазную революцию; в том, что в восстании участвовали заводские крепостные крестьяне, он усматривал «смычку» рабочих и крестьян, утверждал, будто восстание было «рабоче-крестьянским» по своему характеру . Исходя из теории «торгового капитализма», Покровский рассматривал войны России XVIII в. лишь как проявление торгового капитала во внешней политике. Его трактовка разделов Польши лишена классовой характеристики, он не учитывал роли польской шляхты в создании тех условий, которые привели к разделам .

Советская историческая литература исходит из данного В. И. Лениным анализа феодально-крепостнического строя, позволившего вскрыть сложный и противоречивый процесс социально-экономического развития России в XVIII в.

 

Анализ действия экономического закона обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил побуждает советских историков тщательно изучать изменения в сельском хозяйстве и промышленной технике, явления перерастания мелкого товарного производства в мануфактуру.

 

Академия наук СССР выпустила первый сборник «Материалов по истории земледелия СССР», включающий исследовательские статьи о сельском хозяйстве и русской агрономии в XVIII в. Для истории феодального сельского хозяйства крупное значение имеет исследование академика Б. Д. Грекова о сдвигах в деревне черноземной полосы, прослеженных им по хозяйственным анкетам 60-х годов XVIII в. . Крепостное хозяйство этой полосы уже перестраивалось в расчете на расширявшийся хлебный рынок. Истории оброчной деревни посвящен труд К. Н. Щепетова  . История сельского хозяйства этого времени рассматривается и в ряде других работ советских историков  .

 

Изучению форм прохмышленности XVIII в. посвящены «Очерки по истории русской промышленности XVIII и начала XIX в.» П. Г. Любоми- рова. Не будучи марксистом, он не мог полностью вскрыть процесс возникновения мануфактуры из мелкого производства, которое он еще обозначал ненаучным термином «кустарная промышленность», но в его исследовании ценно выявление централизованного характера мануфактуры в XVIII в. . В работах С. Г. Струмилина, В. В. Данилевского, Д. Кашин- цева, Б. Б. Кафенгауза и других историков показан высокий уровень развития горной промышленности . В этих монографиях авторы исходят из положения В. И. Ленина о высшем процветании Урала и господстве его не только в России, но отчасти и в Европе XVIII в. Впервые освещено возникновение крупной ситценабивной промышленности в XVIII в. и развитие легкой промышленности вообще (Н. Н. Дмитриев, Д. С. Бабурин). Переход от мелкого производства к крупному в текстильном производстве прослежен И. В. Мешалиным путем изучения крестьянского производства в Московской губ. в XVIII—XIX вв. История «предпролетариата» XVIII в., его численность и условия труда исследованы в работах А. М. Панкратовой, К. А. Пажитнова, Ю. И. Гессена, А. Г. Рашипа . Истории мелкой промышленности посвящены работы И. В. Мешалина и книга К. А. Пажитнова , изучившего цеховую организацию ремесла в XVIII—XIX вв. Отмеченные здесь монографии составляют лишь часть большой работы советских историков по исследованию истории промышленности и рабочего класса.

 

Вопрос о социально-экономической природе промышленности XVIII в., который входит в проблему генезиса капиталистических отношений в России, подвергался оживленному обсуждению в отдельных работах и дискуссионных статьях. С. Г. Струмилин в труде по истории черной металлургии (1954) подчеркивает капиталистические элементы в русской промышленности, показывает «полуфеодальный» и «иолукапиталистический» ее характер.

 

А. М. Панкратова отмечает, что, наряду с мануфактурами на крепостном труде, в XVIII в. «возникали крестьянские и купеческие мануфактуры, связанные с формирующимся капиталистическим способом производства». Ощущавшийся недостаток рабочей силы для мануфактур был одним из проявлений уже определившегося несоответствия в развитии производительных сил и производственных отношений. Мануфактура с крепостным рабочим представляла собой внутреннее противоречивое явление, особенно ярко отражавшее несоответствие между уровнем развития производительных сил и крепостническими производственными отношениями  .

 

Переходя к вопросам государственного устройства России второй половины XV11I в., надо отметить недостаточность исследования их советской историографией. Вопрос о «просвещенном абсолютизме», а также изменения в государственном аппарате и политическая борьба внутри правящего класса, дворцовые перевороты и т. п. освещаются главным образом в учебниках и в общих журнальных статьях. Некоторое внимание привлекала Законодательная комиссия 1767 г., однако и в этом отношении имеются лишь небольшие работы на частные темы Следует отметить исследование Ю. В. Готье по истории областных учреждений в середине XVIII в., в котором выявлен классовый дворянский характер местных учреждений . Проблема абсолютизма XVIII в. затронута в книге Я. Я. Зутиса «Остзейский вопрос в XVIII в.»  .

 

Внимательно изучают советские историки вопросы внешней политики и военного искусства во второй половине XVIII в. «История дипломатии»   дала толчок к исследованиям по истории дипломатии и внешней политики России этого периода, разоблачению контрреволюционной роли царизма в годы французской буржуазной революции . Успехи внешней политики в результате русско-турецких войн освещены в монографии Е. И. Дружининой о Кючук-Кайнарджийском мире; в этой работе отчетливо показаны высокие качества русской дипломатии того времени  .

 

Советские историки разрабатывают теоретическое и практическое наследие выдающихся русских полководцев и флотоводцев М. И. Кутузова, А. В. Суворова, П. А. Румянцева, Ф. Ф. Ушакова, Г. А. Спиридова и др.  В исследовании Н. М. Коробкова о Семилетней войне выявлено превосходство русского военного искусства над западноевропейским и, вместе с тем, вскрыта продажность некоторых иностранцев, пробравшихся на командные посты в русской армии  . Военное искусство П. А. Румянцева, незаслуженно оставленное в тени буржуазными историками, также нашло свое новое освещение в работах советских историков (Ю. Р. Клокман и др.). Героическое прошлое русского флота, русская экспедиция в Средиземное море и Чесменский бой изучены академиком Е. В. Тарле и др.

 

Достижением советской исторической науки является пристальное изучение деятельности величайшего русского ученого М. В. Ломоносова. Его роль в развитии физики, химии, геологии, географии, техники, его общественно-политические и философские взгляды нашли новое освещение. В результате выявлено значение великого русского ученого в ряде открытий, в том числе в установлении закона сохранения энергии, вскрыт материалистический характер его естественноисторических взглядов4. Для истории русской техники и науки за этот период большое значение имеет изучение великого изобретения И. И. Ползунова, установление его приоритета в изобретении первой паровой машины (В. В. Данилевский).

 

В отношении истории общественно-политической мысли XVIII в. особенно важны результаты, достигнутые в изучении творчества А. Н. Радищева. Вместо либерала и постепеновца, каким изображала Радищева буржуазная историография, советские ученые показали во весь рост великого писателя-революционера, призывавшего к крестьянской революции5. Советская наука выяснила прогрессивные воззрения мыслителей, остававшихся прежде в тени,— Я. П. Козельского, С. Е. Десницкого и др.

 

Внимательно изучается русский фольклор, выявлен передовой революционный его характер (песни о Е. Пугачеве, «Плач холопов» и др.). Обобщающая история русской литературы за этот период дана в «Истории русской литературы» и в «Истории русской литературы XVIII в.»

 

Д. Д. Благого Надо отметить большую исследовательскую работу по истории русского театра и музыкальной культуры XVIII в., изучение деятельности таких выдающихся актеров, как крепостная актриса П. И. Жемчугова 2.

 

Изданы материалы о жизни Ф. Г. Волкова и о создании им театра; эти вопросы нашли отражение также в исследовательской литературе. Ценный вклад в историю искусства этого периода внесло изучение творчества В. И. Баженова, М. Ф. Казакова и других зодчих. Так же внимательно изучаются портретная скульптура Ф. Шубина, блестящее портретное творчество Д. Г. Левицкого, пейзажная живопись и др.  .

Советская историческая наука уделяет большое внимание истории народов СССР. Разработкой этого вопроса занимаются в специальных институтах академий наук союзных республик и в научно-исследовательских институтах автономных республик и областей. На базе опубликованных документов, исследованных архивных фондов и монографий по отдельным вопросам созданы обобщающие марксистские труды по истории народов СССР: «История Украинской ССР», «История Эстонской ССР» и др.

Для истории СССР второй половины XVIII в. особенно важна проблема развития экономических, политических и культурных связей народов национальных окраин с русским народом.

 

Во второй половине тома даны краткие очерки истории отдельных народов СССР. Однако не все стороны развития нерусских народов, ныне входящих в СССР рассмотрены в настоящее время с достаточной широтой и глубиной. Поэтому в данном издании не было возможности надлежащим образом осветить такие вопросы, как, например, классовая борьба в Белоруссии или Средней Азии во второй половине XVIII в., связь классовой борьбы белорусского и латвийского крестьянства с борьбой русского крестьянства, развитие культуры некоторых народов, особенно — не имевших в XVIII в. своей письменности.

 

Произведенный советскими историками пересмотр основных проблем исторического развития за XVIII в. позволил поставить вопрос о месте и значении изучаемого периода в истории нашей Родины. Переломный характер второй половины этого столетия, объясняющийся возникновением капиталистического уклада, исследован в научных работах и в дискуссии о периодизации истории

 

 

К содержанию учебника: "Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине 18 века"

 

Смотрите также:

 ФЕОДАЛИЗМ В РОССИИ  феодальные отношения в Древней Руси  о феодализме на Руси  

 

положение сословий в феодальном обществе  феодальное землевладение Черты феодализма 

 

Земельно-правовой режим в России до 1861  Крепостное право в России  ФЕОДАЛИЗМ

 

 Последние добавления:

 

Палеолит Поднепровья     Топонимы Подмосковья    Следы минувшего. Палеонтология    Давид Рене - Правовые системы    Аквариум