Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 3 Третьего

  

 

 

 

Каханов и кахановские комиссии. Сенаторские ревизии. Реформа крестьянского общественного устройства -бессословные сельские общества и местное самоуправление

 

 

В разрешении вопроса о преобразовании крестьянского общественного управления и всего местного самоуправления большое значение имели сенаторские ревизии, которые собрали по этому предмету довольно большой материал.

 

Когда же осенью 1881 г. сенаторы вернулись из своих объездов, то, во всеподданнейшему докладу Игнатьева, решено было учредить особую вневедомственную комиссию под председательством статс-секретаря Михаила Семёновича Каханова, бывшего товарища министра при Лорис-Меликове, комиссию, которая потом так и называлась по имени своего председателя Кахановской.

 

В ее состав были назначены кроме ревизовавших различные губернии сенаторов некоторые из лиц, принимавших участие в предварительной разработке вопроса о реформе местного управления, затем, в качестве членов-экспертов, разные земские деятели в очень небольшом числе, причем Коханову было предоставлено право их число впоследствии увеличить.

 

Эта комиссия, созданная, таким образом, как бы для осуществления некоторых идей эпохи «диктатуры сердца», начала свои работы с осени или, вернее, даже с зимы 1881 г. и в трех первых своих заседаниях установила общий план своих работ, который представлен был на высочайшее утверждение, а затем выделила из своего состава особую подкомиссию, названную почему-то «совещанием», во главе с тем же Кахановым, причем в нее были включены и ревизовавшие сенаторы.

 

 На эту подкомиссию и была возложена подробная разработка реформы. Совещание это работало в течение 2 г лет и проектировало целый ряд весьма важных преобразований. Оно разработало реформу не только крестьянского общественного устройства, но и всего местного управления.

 

При этом оно стало на всесословную или, вернее, даже на бессословную точку зрения и во главу угла своих работ положило мысль, что крестьяне должны быть освобождены наравне с другими сословиями от всякой административной опеки и что сельские общества должны включать в свой состав всех сельских обывателей данного околотка без различия сословия, причем все они должны на равных правах принимать участие в сельском самоуправлении.

 

Характер чисто крестьянской единицы должен был быть сохранен лишь за крестьянской поземельной общиной, которая являлась бы единицей чисто хозяйственной без всяких полицейских обязанностей. Такие общины могли, однако, существовать лишь там, где сохранилось общинное землевладение. Наоборот, бессословные сельские общества, учрежденные для целей общественно-административных, должны были существовать повсюду.

 

Эти бессословные сельские общества являлись бы, таким образом, первой и низшей единицей самоуправления и непосредственно должны были быть связаны с уездным земством. Волость совершенно исключалась из числа самоуправляющихся единиц и, по идее кохановской комиссии, должна была получить значение лишь территориального подразделения уезда для земских административно-хозяйственных целей, причем во главе каждой волости должен был быть поставлен особый земский приказчик — «волостель», который и избирался бы из местных жителей уездными земскими собраниями.

 

В таком виде был разработан проект изменения земского и крестьянского самоуправления к концу работ «совещания» кохановской комиссии; но конец работ этого «совещания» (конец 1884 г.) совпал с полной победой реакции в правительственных сферах, когда министром внутренних дел был уже Толстой и когда он уже успел вполне ориентироваться во вверенном ему министерстве.

 

Толстой решил так или иначе ликвидировать всю ту работу кохановской комиссии, которая была произведена, а для того, чтобы эта ликвидация прошла до некоторой степени в благовидной форме, как будто бы в согласии с мнением большинства местных сведущих людей, то решено было вызвать в состав кахановской комиссии таких «сведущих лиц», которые могли бы безусловно отвергнуть все выводы «совещания».

 

Выбор их был произведен, разумеется, помимо Каханова: в состав их были приглашены некоторые губернаторы и ряд известных представителей реакционного дворянства, и они-то и подвергли все работы кохановской комиссии своей реакционной критике.

 

Собственно, крах игнатьевского режима произошел еще в мае 1882 г.— ровно через год после того, как Игнатьев сделался министром внутренних дел. Крушение Н. П. Игнатьева содействовал главным образом все тот же Е. П. Победоносцев, который вызвал за год перед тем падение гр. Лорис- Меликова.

 

Воспользовался для этого Победоносцев моментом, когда Игнатьев решился, под влиянием своих московских единомышленников славянофилов, предложить созыв во время коронации земского собора в Москве. В состав этого собора должны были быть призваны лица разных сословий в числе более 3 тыс. человек. Очевидно, это было бы довольно нелепое собрание, отнюдь не похожее на законодательные или даже законосовещательные учреждения цивилизованных государств. Про такой собор Катков мог, конечно, выразиться, как он это сделал в одной из статей того времени, что это было бы просто такое же «ура», «какое недавно раздавалось в Кремлевском дворце на слова государя, возвещавшего войну».

 

В недавнее время опубликована переписка г-жи Голохвастовой с И. С. Аксаковым, которая рисует весь ход этого дела . Проект, разработанный одним московским славянофилом, Голохвастовым, и представленный государю Игнатьевым, по-видимому, уже получил одобрение императора Александра, когда в это дело вмешался Победоносцев, который действовал против Игнатьева опять-таки путем закулисных интриг и устроил ему своего рода d etat. Когда Игнатьев узнал, что Победоносцев едет с докладом по этому вопросу в Гатчину, он просил Победоносцева назначить ему накануне доклада свидание, но Победоносцев ответил, что он поздно встает, а доклад начинается рано, и уехал, нарочно не повидавшись с Игнатьевым, а тот получил уже непосредственно от императора Александра, которого Победоносцев успел-таки убедить разорвать окончательно со всеми системами уступок общественному мнению, уведомление, что его проект неприемлем.

 

Игнатьеву оставалось подать в отставку. На его место был призван граф Д. А. Толстой, тот самый, который в 1880 г. был уволен от поста министра народного просвещения по инициативе Лорис-Меликова к ликованию всей мыслящей России.

 

Лишь с этого момента стал явственно определяться правительственный курс, которого император Александр Третий придерживался уже до конца жизни и который сообщил ярко реакционную окраску всему его царствованию.

 

 

Смотрите также:

 

Всемирная история


Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России


Татищев: История Российская


Эпоха Петра 1

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Любавский. ЛЕКЦИИ ПО ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КОНЦА 16 ВЕКА

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

статс-секретарь Михаил Семёнович Каханов

статс-секретарь Михаил Семёнович Каханов

император Александр Третий

 

император Александр Третий

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права