Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

<<< ИСТОРИЯ РОССИИ 19 ВЕКА. Правление Александра 3 Третьего

  

 

 

 

Совещание в Зимнем дворце. Консервативные взгляды Александра 3. Лорис-Меликов. Победоносцев. Граф С.Г. Строганов

 

 

Возник вопрос, как быть с докладом относительно предложенных реформ, которые должны были быть начаты открытием проектированных Лорис-Меликовым комиссий. Доклад этот был одобрен покойным императором Александра II утром 1 марта, в тот самый день, когда он был убит.

 

Императору Александру III было известно, что покойный государь приказал на 4 марта собрать в Зимнем дворце особое совещание с тем, чтобы обсудить, опубликовывать ли правительственное сообщение об открытии комиссий или не опубликовывать, причем самый вопрос об открытии комиссий считался во всяком случае уже решенным.

 

Лорис-Меликов в своем докладе, естественно, представил новому государю этот вопрос как своего рода завещание, оставшееся от покойного императора, и император Александр III в первую минуту так на это и посмотрел, принимая состоявшееся ранее решение о созыве комиссий как завещание отца, и притом завещание, кладущее, несомненно, последнюю черту на общий характер его царствования, царствования, в котором были произведены самые важные преобразования новейшего времени, коснувшиеся быта всех сословий России и всего ее социального и гражданского строя.

 

Однако по вопросу о том, публиковать или нет об этом решении в особом правительственном сообщении, император Александр III решил созвать специальное совещание, собственно, заседание Совета министров, дополненного только графом С.Г. Строгановым, который сделался уже давно признанным главой придворной консервативной партии.

 

8 марта совещание это состоялось в Зимнем дворце, и тотчас же на нем обнаружилась борьба двух противоположных, враждебных, исключающих друг друга направлений — одного прогрессивного, во главе которого стоял Лорис-Меликов и к которому принадлежали из числа министров министр финансов А.А. Абаза и в особенности военный министр Д.А. Милютин, а также и великий князь Константин Николаевич, в то время глава морского ведомства и председатель Государственного .совета.

 

Противоположное направление — направление ярко реакционное — представлялось прежде всего К.П. Победоносцевым, бывшим еще незадолго перед этим членом той верховной распорядительной комиссии, которая руководима была Лорис-Меликовым в 1880 г.

 

По представлению же Лорис-Меликова Победоносцев был назначен и обер-прокурором Святейшего Синода вместо гр. Д.А. Толстого в апреле того же 1880 г. Победоносцев, читавший ранее лекции Александру Александровичу и его старшему брату, пользовался его особым доверием. До вступления на престол императора Александра III он не считался, однако, как уже сказано, представителем ярко реакционного течения потому что являлся одним из составителей Судебных Уставов Александра 2.

 

 Тем не менее в 1881 г. именно он явился главой реакционного направления в описываемом совещании, и по его предложению был туда приглашен и граф Строганов, который в этом случае и явился главной ему поддержкой.

 

К этим двум лицам присоединился бывший министр внутренних дел Маков, совершенно ничтожный человек, а промежуточную позицию заняли двое остальных великих князей, участвовавших в совещании, Владимир Александрович и Михаил Николаевич, и из министров — министр юстиции Д.Н. Набоков, который склонен был к либеральному курсу, но нерешительно поддерживал Лорис-Меликова, и наконец, председатель Комитета министров, граф Валуев, который сам, как вы видели, выступал с guasi-конституционными предложениями в 1880 г., но из ненависти к великому князю Констатину Николаевичу и Лорис-Меликову и так как теперь обсуждался проект не его, Валуева, а Лорис-Меликова, то он поддерживал его весьма слабо.

 

В этом совещании вновь обнаружилось, в сущности говоря, довольно ясно, что император Александр III совершенно сочувствует тем речам реакционеров, которые тут были произнесены, и очень несочувственно относится к тем заявлениям, которые были сделаны со стороны либеральной части совещания, особенно ярко это сказалось по поводу заявления, сделанного Д.А. Милютиным, который очень сильно поддерживал выступление Лорис-Меликова, настаивая на необходимости пойти навстречу общественному мнению страны, указывая на то, что опубликование предложенного правительственного сообщения даст сразу симпатичный для общества тон прогрессивности новому царствованию, и в то же время доказывая, что в обсуждаемом докладе Лорис-Меликова не содержится никаких элементов конституции и ограничения самодержавия, а на этом именно пункте и сосредоточились, главным образом, нападки представителей противоположного направления, реакционеров, которые старались доказать, что вся эта мера направлена к конституции, пагубной для России.

 

 Строганов уверял, что при введении подобного строя, подобного «парламента», пойдут в ход «шалопаи», которые захватят в свои руки власть, а Победоносцев говорил, что это будет окончательным завершением режима тех «говорилен», как он выражался, которые уже проведены в жизнь в предшествующее царствование в виде земских учреждений, новых судов и органов разнузданной печати, которые, по его мнению, ничего не стоили, предлагаемая же Лорис-Меликовым комиссия будет «верховной говорильней», которая подготовит гибель России.

 

Свою речь Победоносцев и начал крайне возбужденным тоном, утверждая, что как поляки кричали в свое время finis Poloniae, так и тут надо сказать finis Russiae. Император Александр III тут же, между прочим, сослался на определенные советы императора Вильгельма I, с которыми тот обращался по этому поводу к его покойному отцу, и заявил, что Вильгельм указывал на опасность конституционного режима в России, потому что до него дошли смутные слухи о том, что что-то готовится, и что, если есть еще возможность, то советовал отступить, а если этой возможности уже нет, то конституцию дать по возможности урезанную. Кроме того, император Александр III ссылался и на датских министров, которые указывали ему на дурное влияние конституционных учреждений в Данни.

 

Однако как ни очевидно проявлялись здесь вновь ультраконсервативные взгляды Александра и склонность прислушиваться к советам русских и иностранных реакционеров, тем не менее здесь не было постановлено определенного решения по существу дела, как не было постановлено и опубликовать обсуждавшееся сообщение, и оно так и не было опубликовано, хотя мысль о нем и не была еще формально отвергнута.

 

 

Смотрите также:

 

Всемирная история


Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России


Татищев: История Российская


Эпоха Петра 1

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Любавский. ЛЕКЦИИ ПО ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КОНЦА 16 ВЕКА

 

К содержанию раздела: Русская история с конца 18 века до конца 19 века

 

Российский император Александр III

 

Российский император Александр III

 

Смотрите также:

 

Русская история   История России учебник для вузов   РОССИЯ В XIX 19 веке

 

Реформы Александра Второго   Реформы Александра 2  Манифест Александра 2 II Отмена крепостного права