Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

<<< ИСТОРИЯ РОССИИ. ПЁТР ВЕЛИКИЙ. Битва под Полтавой

  

 

Опись шведских знамён, оружия и прочих трофеев взятых русскими войсками после Полтавской битвы

 

 

Полтавский бой

 

Картина Битва под Полтавой

 

Разгром шведской армии

 

Разгром шведов под Полтавой

 

Смотрите также:

 

Всемирная история


Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России


Татищев: История Российская


Эпоха Петра 1

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Любавский. ЛЕКЦИИ ПО ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КОНЦА 16 ВЕКА

«Взятое в баталии свейское ружье, и знамена, и литавры, и иные всякие военные припасы принимать в полату Оружейную»

 

Документы РГАДА о трофеях, взятых у шведов после Полтавской виктории 27 июня 1709 г.

 

Среди славных страниц нашей истории почетное место занимает день 27 июня 1709 г., когда состоялось главное сражение Северной войны (1700-1721 гг.; в шведской традиции — Великой Северной войны) — битва под Полтавой. Она стала поворотным моментом в судьбах России и Швеции, развеяла завоевательные планы шведского короля Карла XII и положила начало возведения России в ранг мировой державы. После сражения под Полтавой и потом при капитуляции шведов 30 июня у Переволочной русские войска взяли несколько тысяч пленных: военных, гражданских и придворных чинов, а также полковые знамена, литавры и даже носилки самого Карла XII (См. реляции и росписи пленных и трофеев, взятых под Полтавой и Переволочной: Письма и бумаги императора Петра Великого. М., 1950. Т. 9. Вып. 1. С. 258-276; РГАДА. Ф. 89.1709 г. Д. 1. Л. 436-437об.; Ф. 9. Отд. I. Кн. 20. Л. 182).

 

Торжественный въезд Петра I и победоносной армии в Москву с пленниками и трофеями состоялся 21 декабря 1709 г. Это знаменательное событие запечатлел известный гравер петровского времени А. Ф. Зубов. Шествие изображено в виде ленты из шести полос, движение строится из правого нижнего угла к левому верхнему. Процессия торжественно проходит через четверо триумфальных ворот, специально устроенных в Москве. Первым шел Семеновский полк, за ним пленные генералы, высшие и нижние офицеры, артиллерия, знамена и штандарты, взятые при Лесной. Вторую часть пленных, взятых под Полтавой и Переволочной, сопровождал Преображенский полк, за ними трофейные артиллерия, знамена (Изображения шведских знамен приведены в кн.: Hoglund Lars-Eric, Sallnas Ake. Stora Nordiska Kriget 1700-1721. Fanor och uniformer. Karlstad, 2000), штандарты и литавры.

 

После окончания торжеств трофейное оружие, знамена, литавры и носилки Карла XII были переданы в Оружейную палату, где под смотрением московского коменданта князя М. П. Гагарина их описывали и приводили в порядок (РГАДА. Ф. 396. On. 2. Д. 941). Для вещей был отведен специальный зал наподобие трофейной комнаты (Там же. Д. 1008. Л. 210). Но часть трофеев попала и в село Преображенское, где находилась любимая резиденция царя. 1 января 1710 г. Петр I вместе с Преображенским полком и шведскими трофеями, участвовавшими [15] в триумфальном шествии победителей, поехал именно в Преображенское. Здесь во дворце была сооружена специальная «арматура», составленная, вероятно, в том числе и из части шведского трофейного оружия. Можно предположить, что она затем пополнилась оружием, участвовавшим в военном параде, устроенном в ознаменование окончания войны и заключения Ништадского мира с Швецией в 1721 г.

 

К этому времени у царя в Преображенском дворце уже имелось собрание оружия, надзор над которым в 1693-1695 гг. был поручен взятому из солдат служителю Петру Одинцову (Там же. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 35758. Л. 7об.). До сих пор неизвестны описи или реестры этого оружия, которые могли бы помочь идентифицировать его с предметами собрания Оружейной палаты. Известно лишь, что это было очень большое собрание, в которое входили фузеи (ружья), сабли, шпаги, палаши, тесаки и пистолеты.

 

В 1732 г., после отъезда из Москвы в Санкт-Петербург императрицы Анны Иоанновны, оружие, хранившееся в Преображенском дворце, который с 1728 г. числился в ведомстве Камер-цалмейстерской конторы, поступило в смотрение оружейного мастера И. Х. Иллинга (Там же. Л. 8об.). Часть его он в том же году увез с собой в Санкт-Петербург, а остальное было отослано в столицу из Преображенского в 1735 г. (Состав императорского собрания оружия в Преображенском дворце изменялся и расширялся на протяжении всей первой трети XVIII в. В него поступило оружие, принадлежавшее князьям Долгоруковым, среди которого, вероятно, были и шведские трофейные образцы (РГАДА. Ф. 1239. Оп. 2. Д. 1738. Л. 839-839об., 848). В баталиях Северной войны, в том числе в полтавских сражениях, принимали участие князья Василий Лукич, Василий Владимирович, Иван Григорьевич и Григорий Федорович Долгоруковы. Есть основания полагать, что еще ранее в состав императорского собрания поступило оружие опального сподвижника Петра I князя А. Д. Меншикова (РГАДА. Ф. 1239. Оп. 2. Д. 35396. Л. 31 об. — 32)) После смерти в 1737 г. И. Х. Иллинга была составлена подробная опись, в которой мы встречаем около 20 шпаг и палашей, атрибутируемых в качестве шведских эпохи Северной войны (См.: Опись огнестрельного оружия, оставшегося после смерти мастера Иоганна Иллинга (Отдел рукописных, графических и печатных фондов (далее — ОРГПФ) Музеев Московского Кремля. Ф. 1. Оп. 1. Д. 132)). Большинство из них, ныне входящих в собрание Оружейной палаты, судя по золоченым эфесам, принадлежали старшим офицерам. Среди них и редкие образцы шведских наградных офицерских шпаг, и шпаги драбантов — телохранителей Карла XII (В качестве шпаг старших чинов шведских драбантов образца 1690 г. атрибутированы шпаги под инв. № № Ор-4044 и Ор-4035, в качестве шпаги драбантов образца 1701 г. — шпага под инв. № Ор-4152).

 

После Полтавской баталии русским войскам никогда более не приходилось сталкиваться на полях сражений с телохранителями шведского короля, поэтому есть все основания полагать, что эти шпаги были взяты непосредственно на поле боя. Две из них являются уставным оружием старших корпуса драбантов (известно, что в Полтавском сражении королевские телохранители потеряли убитыми своего квартирмейстера и капрала). Шпаги могли находиться в собрании, хранившемся в Преображенском дворце, и не исключено, что они были оставлены Петром I в его личной резиденции как имевшие для него особую ценность. В описи И. Х. Иллинга значится и серебряный офицерский знак шведской гвардии, полностью совпадающий с описанием знаков, передававшихся в 1710 г. в Оружейную палату (См.: Музеи Московского Кремля. Инв. № Ор-216). Шведские трофеи вновь вернулись в Москву в стены Оружейной палаты в 1810 г., уже в составе [16] императорской Рюст-камеры, представлявшей собой особую часть собрания российских императоров и императриц за все XVIII столетие (См.: Московский Кремль. Императорская Рюст-Камера. СПб., 2004. С. 7-21).

 

Наиболее драматично сложилась история шведских трофеев, которые были переданы в петровскую эпоху непосредственно в Оружейную палату. В 1718 г. к ним добавилась большая группа знамен, захваченных в ходе продолжения Северной войны (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 939. Л. 20-21). На протяжении 1710-1736 гг. для хранения трофеев изготавливалось специальное оборудование (скамьи и стопки (Судя по документам, шведские знамена хранились в несколько ярусов, однако остается неясным, хранились знамена в развернутом состоянии, были сложены или свернуты)), велся тщательный учет их физического состояния, все изменения фиксировались, о чем свидетельствуют описи 1732, 1734 и 1736 гг., составленные при передаче надзора за трофеями после смерти первого смотрителя Ивана Гусятникова Тимофею Кормилицыну, а затем Ивану Одольскому (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 1245, 1846, 1919) (док. № № 6 и 7).

 

Однако в 1737 г. грандиозный пожар в Московском Кремле уничтожил все шведские знамена, от которых сохранились лишь 22 медных навершия-дротика (См.: Музеи Московского Кремля. Инв. № № Зн-1 — Зн-8, Зн-129- 3н-136, Зн-201/З, Зн-276/З, Зн-254, Зн-199/З, Зн-200/З, ОФ-53). Опись пострадавшего в пожаре имущества свидетельствует, что помимо знамен сгорели все завесы к литаврам, седла, погибли в огне и носилки самого Карла XII (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 1251. Л. 56-64). Из 63 нагрудных знаков шведских офицеров сохранились лишь 15 медных, а имевшаяся на них эмаль была утрачена (Там же. Л. 65об., 93. В настоящий момент 14 из этих офицерских знаков входят в собрание Оружейной палаты Музеев Московского Кремля (инв. № № Ор-687 — Ор-697; Ор-217 — Ор-219)). Несмотря на то, что после пожара в Оружейной палате остались обгоревшими все 8 пар медных литавр и 6 медных барабанов, уже в XIX в. из них числилось только 3 литавры и 3 барабана (См.: Опись Московской Оружейной палаты. М., 1885. Ч. IV. Кн. 3. С. 346. № № 6394-6396 — шведские литавры, № 6397-6399 — шведские барабаны; Музеи Московского Кремля. Инв. № № Ор-226, Ор-227, Ор-4688 — трофейные шведские литавры; инв. № № Ор-228, Ор-4686, Ор-4687 — трофейные шведские барабаны). Судьба остальных пока остается неизвестной.

 

Особо следует сказать о носилках Карла XII. В описи вещей, сгоревших в 1737 г. при пожаре в Кремле, содержится недвусмысленное указание на то, что они погибли в огне (носилки Карла XII полностью сгорели) (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 1251. Л. 58). Однако, 31 января 1809 г. бывший член Мастерской и Оружейной палаты полковник Поливанов обнаружил в Палатской кладовой сидячие деревянные носилки, которые были признаны носилками Карла XII (См.: Опись Московской Оружейной палаты. М., 1885. Ч. IV. Кн. 3. С. 347. № 6403) и в качестве таковых выставлялись в Оружейной палате. В советский период при неясных обстоятельствах их уничтожили за крайней ветхостью. Вид этих носилок, сохранившийся на фотографиях конца XIX — начала XX в., не соответствует их описанию, а также изображениям на гравюрах, современных торжествам по случаю Полтавской виктории.

 

Более счастливо сложилась судьба другой группы памятников, поступивших в Оружейную палату вместе с прочими полтавскими трофеями в 1710 г. после торжеств [17] в Москве. Это 11 булав и шестоперы, доставленные 15 февраля 1710 г. в качестве взятых «после генеральной баталии в шведском обозе». Скорее всего, речь идет о событиях у переправы при Переволочной, где вскоре после Полтавской виктории, 29 июля 1709 г., капитулировали остатки разбитой шведской армии: в плен попали 16 тысяч солдат, был захвачен и весь обоз. В своем письме к Петру I после Переволочной А. Д. Меншиков писал и о сдавшихся в плен казаках, сторонниках гетмана И. С. Мазепы. По некоторым сведениям, при капитуляции шведских войск к ногам А. Д. Меншикова, князя М. М. Голицына и Р. Боура легли среди прочих трофеев два прапора Мазепы, а также пять булав и семь перначей запорожцев (См.: Павленко Н. И., Артамонов В. А. 27 июня 1709. М., 1989. С. 246).

 

Действительно, среди трофейных знамен, поступивших в Оружейную палату, мы встречаем в описи один казачий прапор. Но, в отличие от него, булавы, доставленные позднее, были переданы в большую оружейную казну и хранились отдельно от остальных полтавских трофеев, вместе с особо ценным оружием. На наш взгляд, этому есть два объяснения. Во-первых, сторонники Мазепы рассматривались в качестве изменников, и, взятые у казачьих старшин знаки их властных полномочий, не воспринимались в качестве военного трофея, равнозначного шведским. Во-вторых, в XVIII в. Оружейная палата продолжала использоваться как своего рода фонд жалованного оружия, которое отсылалось казачьим атаманам, калмыцким и другим иноплеменным князьям, отличившимся своими заслугами. Видимо, и трофейные булавы предусматривалось использовать в дальнейшем таким же образом. Уже в1711-1712гг. они перечислены, как явившиеся сверх описи 1701 г., и идут в одном списке вместе с булавами, конфискованными у князя В. В. Голицына.

 

Полтавское происхождение булав было забыто на столетия. Лишь карандашные пометки на полях описей 1710 г. и 1711-1712 гг., которые являются номерами по черновику описи собрания Оружейной палаты, проставленые ее автором Л. П. Яковлевым в 1860-1862 гг., свидетельствуют о том, что работа по идентификации трофейных булав начата этим замечательным исследователем. Но она не была доведена до конца, поскольку в Описи холодного оружия Московской Оружейной палаты, изданной уже после отставки Л. П. Яковлева в 1885 г., эти булавы так и остались анонимными, с более ранней документальной ссылкой на опись Оружейной палаты 1746 г. В настоящий момент из 11 булав в собрании Оружейной палаты идентифицированы 10 (Музеи Московского Кремля. Инв. № № Ор-47, Ор-48, Ор-3796, Ор-46, Ор-3803, Ор-3802, Ор-3799, Ор-3797, Ор-3809, Ор-3810). Таким образом, эту группу полтавских трофеев можно считать сохранившейся наиболее полно.

 

В XIX в. собрание Оружейной палаты пополнилось важными реликвиями, связанными с Полтавой и эпохой Северной войны. К таким памятникам можно причислить поступившие из Кунсткамеры и Артиллерийского исторического музея в Санкт-Петербурге полководческий жезл Карла XII, его охотничий тесак, пять белых шелковых шведских кавалерийских значков с вышитыми голубыми цветами и королевским вензелем, группу шведских пистолетов из числа полтавских трофеев, шпагу, как тогда считалось, принадлежавшую самому Петру I (См.: Опись вновь поступивших предметов Московской Оружейной палаты 1853-1880 гг. (ОРГПФ Музеев Московского Кремля. Ф. 1. Оп. 1. Д. 12. Л. 23об.); Опись предметов, поступивших в 1873 г. в Оружейную палату из Петербургского Артиллерийского музея (Там же. Д. 47. Л. 1)), а также клинок, который по легенде принадлежал Карлу XII и был подарен им турецкому коменданту города [18] Бендеры, где он находился после поражения под Полтавой (См.: Музеи Московского Кремля. Инв. № Ор-246. Шпага поступила в Оружейную палату в 1896 г. по именному указу Николая II, которому она была поднесена А. Ф. Копейкиной-де Неверн с легендой о том, что шпага находилась при Карле XII во время его боя с турками в 1713 г. у Бендер). Уже после революции, в 1926 г., чудом избежав переплавки, в Оружейную палату попали символические золотые ключи от крепостных ворот, преподнесенные фельдмаршалу Б. П. Шереметьеву магистратами Риги в 1710 г. в знак капитуляции города перед русскими войсками.

 

При создании музея в Оружейной палате в именном указе Александра I от 10 марта 1806 г. предписывалось всячески заботиться о сохранности «древностей», а также запрещалось выставлять на продажу «разного рода оружия и воинские уборы, как-то: мечи, палаши, карабины, пушки, знаки шведские офицерские и тому подобное, которое, хотя ветхо и по прежнему худому надзору приведено в дурное состояние, но составляет древние трофеи, заслуживающие их сбережение» (Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 29. № 22054).

 

После начала работы Оружейной палаты в качестве публичного музея полтавские трофеи заняли особое место в постоянной экспозиции. Большая их часть была выставлена в Трофейном зале, предварявшем вход в Коронный зал. Полтавские реликвии располагались у самого входа в него, там, где на стене висел портрет Петра I кисти И. Г. Танауэра. Под ним была сложена шведская трофейная арматура. Ее центр занимали обнаруженные полковником Поливановым носилки Карла XII, по сторонам от которых стояли две колонны, сплошь увешанные нагрудными знаками шведских офицеров. Ниже, в вертикальном положении, были установлены сигнальные трубы (Группа сигнальных войсковых труб в XIX в. была ошибочно причислена к трофеям Полтавского сражения, хотя они значились в Оружейной палате ранее, и их описания имеются в переписной книге 1687 г., описях 1701 и 1711-1712 гг. в качестве «труб ратного строю»; кроме того, большая группа аналогичных труб в 1731 г. хранилась в верхней палате Главной дворцовой канцелярии (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 939. Л. 370об. — 372; Ф. 1239. Оп. 3. Д. 24949. Л. 1-1об.)), древки с навершиями шведских знамен, ротные значки, шпаги и пистолеты. Под носилками располагались полководческий жезл Карла XII, его охотничий тесак и шпага. У подножия носилок лежали три литавры, на которых стояли барабаны.

 

После революции по идеологическим причинам вся экспозиция музея была коренным образом изменена, и Трофейный зал прекратил свое существование. Осознание важности этих национальных реликвий наступило только к 1987 г., когда после создания новой музейной экспозиции наиболее ценное мемориальное оружие и трофеи — свидетели торжества русского оружия в Северной войне и в Полтавской баталии — заняли достойное место в отдельной витрине, где и находятся по нынешний день.

 

К сожалению, реликвии Полтавской виктории за 300-летнюю историю не получили должного внимания исследователей. Долгое время они были окружены легендами, мифами и ссылками не столько на архивные документы и реально сохранившиеся материальные памятники, сколько на устойчивые предания, основанные на литературе XIX в. До настоящего времени научная публикация текстов документов, касающихся передачи Полтавских трофеев в Оружейную палату в 1710 г. и их дальнейшей судьбы, ни разу не предпринималась. Удивительно, но за столь длительный период не было попыток сопоставить между собой сохранившиеся в этом музее Московского Кремля предметы, традиционно связывавшиеся с Полтавой и событиями Северной войны, и документы из фонда 396 Российского государственного архива древних актов. Даже в изданной к 250-летнему юбилею Полтавского сражения статье [19] о памятниках Полтавской битвы в собраниях Оружейной палаты и Государственного исторического музея мы встречаем ссылки только на опись Московской Оружейной палаты 1885 г., а не сами документы XVIII в. или хотя бы музейные описи более раннего времени (См.: Гордеев Н. В., Портнов М. Е. Памятники Полтавского сражения в собраниях Оружейной палаты и Государственного исторического музея (Москва) / Полтава. К 250-летию Полтавского сражения. М., 1959. С. 402-407). Настоящая публикация архивных документов РГАДА о Полтавских трофеях восполнит имеющиеся в историографии пробелы и даст новый толчок исследованиям этой важной, но в то же время столь мало изученной темы.

 

Документы публикуются согласно «Правилам издания исторических источников» (М., 1990), с сохранением их стилистических особенностей.

 

Публикацию подготовили кандидаты исторических наук Н. Ю. БОЛОТИНА и В. Р. НОВОСЕЛОВ.

 

№ 1

 

Запись в Оружейной палате именного указа Петра I о приеме шведских трофеев и опись принятых в Оружейную палату оружия, знамен, литавр и других военных припасов, взятых в битве при Лесной и Полтавской баталии

Москва          

 

1709 г., не ранее 21 декабря

 

1709 года декабря в день великий князь Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержец указал по именному своего великого государя указу взятое в баталии свейское ружье, и знамена, и литавры, и иные всякие военные припасы, откуда будут присланы, принимать в палату Оружейную. Сей великого государя имянной указ приказал записать в палате Оружейной генеральный президент и комендант московский и сибирских провинцей судия князь Матвей Петрович Гагарин 1.

 

И по выше писанному великого государя указу принято в палату Оружейную Семеновского полку у капитана поручика Алексея Панина:

 

Левенгоптовой баталии 2 рейтарских два знамя, одно белое, другое красное, шиты золотом. У одного две кисти, а у другова одна. Дротик на одном испорчен.

 

Ишитова регименту одно знамя красное, шито золотом, дротик изломлен, кисть одна.

 

Драгунских

 

Скадрона Скоу три знамя, из них одно белое, а два голубые, в том числе у дву знамен кисти, другие без кистей, з бахрамою все, дротик один.

 

Подполковника Вендерштанна два знамя голубые бес кистей, з бахрамою все.

 

Подполковника Шрейтерфелти одно знамя синее з дротиком, без бахрамы и бес кистей.

 

Одно знамя драгунское белое з бахрамою да з дротиком, а которого полку о том знания швецкие афицеры не дали. [20]

 

Пехотные

 

Полковника Шталь пять знамен, из них одно белое без дротика, четыре красные з дротиками.

 

Полковника Букволта три знамя красные з жолтым, писаные, з дротикими.

 

Полковника Врангеля 3 четыре знамя синие тафтяные 4, из них одно без дротика.

 

Вестемботнища регименту одно знамя голубое з дротиком.

 

Генерала Левенгопта 5 древко, на котором было белое знамя, дротик смолен, четыре знамя красные тафтяные полиняли, из них на дву дротиков нет.

 

Регименту Делагардии четыре знамя, из них одно белое, а другое васильковое з жолтым, да два древка, при которых были знамена, на них дротики, а белое без дротика.

 

Регименту Сакина четыре знамя, из них одно белое з дротиком, три синие з дротиками ж.

 

Генерала Стакинберон четыре знамя, из них одно белое, а три жолтые, все з дротиками.

 

Полковника Кнорина четыре знамя белые с черным, на одном дротика нет.

 

Регименту Аплендина два знамя, из них одно жолтое з голубым, другое красное з голубым ж, розшибные, оба з дротиками.

 

Полковника Фитенгопта одно голубое з дротиком.

 

Да не познанное пехотное белое с яблоком, на нем крест, другое з гербом короля швецкого, из них одно без дротика.

 

Итого Левенгоптовой баталии сорок девять знамен. В выше писанных знаменах росписка дана за рукою виц-коменданта и бригадира князя Богдана Ивановича Гагарина 6.

 

Да у выше писанного ж капитана-порутчика принято генеральной под Полтавою баталии 7:

 

Королевские носилки, на них тюшак штофовой лазоревой, одеяло стеганое на бумаге, покрыто отласом писаным, каймы штофовые, подбито выбойкою цветною.

 

Знамена

 

Лейб-регименту десять знамен камчатых белых, шиты золотом и серебром, бахрамы у всех золотные, в том числе два бес кистей, у трех дротики сломлены.

 

Регименту лейб-драгун четыре знамя камчатые белые, шиты золотом и серебром, кругом бахрама золотная, у трех кисти золотные, а у четвертова толковые, дротик один.

 

Регименту генерала Одолсвана шесть знамен камчатых белых, шиты золотом и серебром, бахрама и кисти золото с серебром, у трех дротики обломаны.

 

Регименту Одолсвана и флянского три знамя камчатых, в том числе одно знамя алое полиняло, а два красных шиты золотом и серебром, кисти и бахромы шолковые з золотом, у одного дротик обломлен.

 

Смоленского полку шесть рейтарских знамен камчатых, в том числе одно белое; пять знамен жолтых шитых золотом, на них по две кисти, з дротиками, в том числе одно без дротика. [21]

 

Оболенского полку семь знамен рудожелтых, шиты золотом, з дротиками и кистьми, в том числе два без дротиков и без кистей.

 

Нилянского полку одно белое, шито золотом, з дротиком, на нем четыре кисти, да семь знамен красных, шиты золотом, з дротики и с кистьми.

 

Ишитова полку семь знамен, в том числе одно белое, шито золотом, с кистьми, дротик переломлен; шесть красных, шиты золотом ж, два без кистей, У одного дротика нет.

 

Корельского полку три знамя красные, шиты золотом, два с кистьми и з дротики, одно бес кистей, з дротиком.

 

Регименту Нарасхонского четыре знамя, в том числе одно беловато, а три васильковые, шиты золотом и серебром, у трех кисти, одно бес кистей, дротики у всех сломаны.

 

Регименту генерала Крузана 8 восмь знамен камчатых, в том числе одно белое, а семь васильковых, шесть с кистьми, а два бес кистей, бахрамы толковые, один з дротиком, а семь без дротиков.

 

Регименту Шейдерского три знамя, в том числе одно белое с кистьми и 3 бахрамою золотными, а два камчатые жолтые з голубою половинчатые, шиты золотом и серебром, с кистьми и з бахрамою золотными ж, два з дротики, одно без дротика.

 

Регименту Венмелтецова шесть знамен лазоревые камчатые, в том числе одно белое, кругом бахрома шелковая, у четырех кисти шелковые, а у двух кистей нет, одно з дротиком, а у пяти нет.

 

Регименту князя Вилтембургского девять знамен камчатые, одно белое, два дымчатых, шесть лазоревые, бахрамы шелковые, у осми кисти толковые, у белого знамя кисти нет, а дротик один, у осми дротики сломлены, а у дву дымчатых гербы особливые.

 

Регимента Брантова 9 четыре знамя камчатые жолтые, бахрамы шолковые васильковые, з дротики, бес кистей.

 

Регименту Шлеитерфлейц шесть знамен тафтяные, в том числе одно белое, а пять лазоревых, каримы и каймы писаны золотом и серебром, у двух дротики.

 

Регименту Цей три знамя камчатые осиновые з бахрамою шелковою и з дротики.

 

Регименту генерала Шлипембаха 10 двенатцеть прапоров камчатые лазоревые з желтою, в том числе одно белое, бахрамы шелковые лазоревые з желтою, в том числе кистей и древков нет.

 

Регимента генерала Элшма девять знамен камчатых, в том числе одно белое, восмь жолтых, бахрама и кисти у всех шолковые желтые с серебром, в том числе у двух кистей да трех дротиков нет.

 

Регименту генерала Марфетова десять знамен камчатые, одно белое, а девять рудожелтых, кисти и бахрамы шолковые черные з золотом и серебром, у двух дротиков нет, а восмь з дротики.

 

Регименту Гиндерштата семь знамен камчатых, в том числе одно белое, герб и бахрама, и кисти золото с серебром, а шесть лазоревых; у всех бахрама и кисти шолковые лазоревые з золотом и серебром, в том числе три дротика, а четыре без дротиков. [24]

 

Регименту Дикерм девять знамен камчатых, в том числе одно белое, а восмь малиновых; бахрама и кисти шолк малиновой с серебром, у одного кистей да у дву дротиков нет.

 

Регименту Анфелдилфова шесть знамен камчатых, в том числе одно белое, бахрама и кисти шолк белой з золотом, дротик сломлен; а пять лазоревых, кисти и бахрамы шолк лазоревой з золотом и серебром, в том числе дву дротиков нет.

 

Регименту Гиндерстера семь знамен камчатых, в том числе одно белое, а шесть лазоревых, бахрама и кисти золотные с шелком жолтым, у трех дротиков нет.

 

Пехотные

 

Регименту Гардии шеснатцать знамен материи белой, гербы на всех писаны золотом, у шести нет дротиков, а десять з дротиками; ветхие.

 

Регименту генерала Левенгопта четыре знамя тафтяные брусничные, в том числе два з дротики, а два без дротиков; ветхие.

 

Регименту Барнисова семь знамен тафтяных, в том числе шесть жолтых, одно белое розбито до половину; у дву знамен дротиков нет.

 

Регименту Уплянского четыре знамя тафтяные, в том числе одно белое, а три песочные, в них шиты травы разных цветов; ветхи, у одного дротика нет.

 

Регименту Стартова два знамя тафтяные красные, у одного только тафты на два вершка, один дротик.

 

Регименту Верстерторова восмь знамен тафтяных, в том числе одно белое, а семь черная с жолтою, з дротики.

 

Регименту Седромолянского шесть знамен тафтяных жолтые, травы расшиты тафтою зеленою; ветхи, одного дротика нет.

 

Регименту Гинкапинк пять знамен тафтяных красная с жолтою через полосу, гербы прописаны золотом и серебром, дву дротиков нет.

 

Регимента генерала Стакинберха четыре знамя тафтяных лазоревая з желтою, гербы писаны золотом, з дротики.

 

Регименту Далтова четыре знамя тафтяные лазоревые, гораздо ветхи, избито в лоскутья, з дротики.

 

Регименту Эсетинова три знамя камчатые красные, ветхи гораздо, избиты в лоскутья, одного дротика нет.

 

Регименту Вчетербонтора три знамя тафтяные черная з белою, гербы писаны золотом и серебром; ветхи гораздо, з дротики.

 

Регименту генерала Розена девять знамен тафтяные красные, гербы писаны золотом и серебром, у семи знамен дротиков нет.

 

Регименту Вранпишева три знамя тафтяных темно лазоревые, гербы писаны золотом и серебром, без дротиков.

 

Регименту Оболенского четыре знамя тафтяных, в том числе одно белое, а три брусничные; у одного знамя дротика нет, гербы писаны золотом.

 

Регименту Васмана одно знамя тафтяное красное, герб вшивной тафты жолтой и зеленой.

 

Шесть прапоров пехотных тафтяных, которых швецкие офицеры не познали, тафта белая з жолтою, у одного дротика нет.

 

Итого королевской баталии знамен и прапоров принято без росписки двесте сорок шесть. [25]

 

А всего королевской и Левенгоптовой баталий в приеме двесте девяносто пять знамен и прапоров.

 

Пара завесов камчатых лазоревых, гербы разные шиты золотом и серебром, бахрама и кисти толковые з золотом и серебром.

 

Пара завесов камчатых желтых, гербы шиты золотом и серебром, бахрама и кисти шелковые з золотом.

 

Пара завесов камчатых малиновых без гербов, у них по две кисти толковые с серебром, бахрама толковая с серебром.

 

Пара завесов камчатых белых, травы писаны золотом и серебром, бахрама шелковая.

 

Итого шесть пар завесов.

 

Значик полотняной фургерской, вышит шелком.

 

Прапорец казачей кумачной с тафтяными откосками.

 

Восмь чехлов литавреных кожаных, ветхи.

 

Шесть барабанов медных.

 

Дватцать девять знаков офицерских золоченых з гербами финифтными, в том числе у трех значков гербы без финифти.

 

Тритцать четыре знака офицерских белых, гербы и каймы золоченые, в том числе у одного знака герба нет.

 

Того ж числа Нежинского полку у сотника Барсукова Афонасья Кресана семнатцать седел швецких простых ветхих без росписки.

 

По листам скрепа: «Дияк Иван Невежин».

 

РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 941. Л. 1-11об. Подлинник.

 

№ 2

 

Запись в расходной книге Оружейной палаты о размещении взятых в Полтавской битве трофеев: знамен, литавр и носилок бежавшего с поля боя Карла XII

Москва          

 

1710 г., января 1

 

В нынешнем 1710-м году, генваря в 1-м числе, по указу великого государя и по приказу генерального президента и московского коменданта и Сибирских провинций судии князя Матвея Петровича Гагарина с товарыщи велено в Оружейной палате зделать на полонные швецкие знамена и на королевскую постелю, и на литавры для убрания по генеральствам и региментам стопки и скамьи, а к тому делу куплено на шесть стопок да на стол, и на скамью с пильной мельницы сорок досок по шти алтын по четыре деньги доска, за провоз тех досок дватцать алтын; итого на восмь рублей на дватцать алтын. А у вышеписанного дела были Оружейной полаты станочники Михайло Корела с товарыщи трое человек генваря с 8-го числа февраля по 12 число. А кормовых денег доведетца им выдать на работные дни кроме воскресных и праздничных дней по осьми денег человеку на день, итого на дватцать на семь дней три рубли восмь алтын; всего одиннатцать рублей дватцать восмь алтын. Выдать и записать в росход.

 

Правил Алексей Андреевской [26]

 

На обороте запись: «Станочник Михайло Корела с товарыщи на дело стопок и скамей и на покупку лесу к тому делу и за провоз и кормовых деньги одиннатцать рублев дватцать восемь алтын взяли, а вместо ево росписался Оруженые полаты салдат Яков Карпов».

 

РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 1008. Л. 210-210об. Подлинник.

 

№ 3

 

Запись в Оружейной палате о приеме булав и шестоперов, захваченных после Полтавской битвы в шведском обозе

Москва          

 

1711 г., февраля 15

 

В нынешнем 1711-м году, февраля в 15 день, по письму и по росписи, каково прислано за рукою генерала-фельтмаршала Бориса Петровича Шереметева 11 и по подписанию на том письме рукою генерального президента и московского коменданта и сибирских провинций судии князя Матвея Петровича Гагарина, одиннатцать булав и шестоперов разных манер серебряных, которые после генеральной баталии взяты в швецком обозе. А по росписи написано пять булав розных манер золоченых с каменьем, с яшмами и з бирюзами, в которых многих каменьев в гнездах нет; две булавы золоченые с чернью с каменьем мелким, в том числе по осмотру у одной булавы на ратовище осредине треть огиби серебряной нет; две булавы белые; два шестопера золочены, местами немного.

 

В выше писанных булавах и шестоперах росписка дана руки подьячего Алексея Андреевского. И те выше писанные булавы и шестоперы в Оружейную большую казну (На листе имеются записи цифр синим карандашом, сделанные в XIX в.).

 

РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 941. Л. 11. Подлинник.

 

№ 4

 

Описание трофейных булав, взятых в шведском обозе, из описи Оружейной палаты

Москва          

 

1712 г., октябрь

 

Булавы

 

Булава серебряная гладкая золочена, у ней на верху в средине камень граненой кара лаловая, цвет бруснишной, в ней и в черену 71 бирюза да 4 камня смазня 12 простых. На булаве 4 травки врезаны костяные, копытцам резным. А по оценке оружейных дел мастера Афонасья Вяткина цена 12 рублев 13.

 

Булава серебряная чеканная золочена, на верху плаш яшмовой, в нем врезывано золото, бывали яхонты, в яшме в середине бирюза лазоревая. Круг булавы сверх 8 яшм, в них врезывано золото и бывали искры. Цена 10 рублев 14.

 

Булава серебряная золоченая, чеканная, витая, по ней вплошь бирюзе. На верху на булаве в средине плащик яшмовой круглой, в него врезывано золото и были искры. Цена 8 рублев 15. [27]

 

Булава серебряная золоченая, чеканная, по ней вплоть бирюзы. На той булаве вверху в средине плащик яшмовой, в нем врезывано золото и были искры. Трубка череновая в дву местех переломлена, кроме составок по конец трубки, яблочко серебреное глаткое. Цена 7 рублев 16.

 

Булава серебряная черневая, по черену позолоченная, в перевивку золотом. На верху в булаве косые долы в срединою. На верху ж бирюза, кругом ее 10 бирюз, да два места порозжие. Цена 9 рублев 17.

 

Булава покрыта серебром чеканным. На верху в средине бирюза большая, кругом ее 4 яшм, в ней было золото врезывано. Кругом ее вверху 15 бирюз, трубка посрединою во многих местех попорчена. Цена 5 рублев 18.

 

Булава серебряная черневая, вверху по булаве шесть перей зупчатых, на верху в средине яблочко витое, в яблочке бирюза, да кругом 3 бирюзы да 3 простых красных камней. Под булавою на трубке 6 бирюз, на трубке и по концам, и в средине 5 поясков серебряных з бирюзой, на конце яблочко витое, в яблочке камень смазень, в средине трубка была покрыта бархатом алым на четверть аршина, на ней одна дерева. Цена 5 рублев 19.

 

Булава серебряная золоченая лощатая, на верху в средине яблочко серебряное, под яблочком в плаще 2 бируска маленькие да 12 мест порозжих. Черен, от первого пояска кован серебром в перевивку, от другова пояска до конца чеканное серебряное золоченое. На трубке 2 пояска серебряных. Цена 7 рублев 20.

 

Булава глаткая серебряная лощатая, черен серебром покрыт, да 3 полка серебряных. Цена 5 рублев 21.

 

Булава глаткая серебряная, в навершье яблочко лощатое, на черену 2 пояска серебряных, под трубкою яблочко лощатое серебряное. Цена 4 рубли.

 

Булава булатная лощатая, через место наведены травки волоченым золотом, под булавою поясок черен, покрыт серебром и черен против скани, посредине черена 2 плаща серебряные чеканные, а на конце трубка серебряная, чеканная ж, золоченая, по конец гвоздь серебряной круглой, был золочен. Цена 6 рублев 22.

 

Булава, обложена серебром, всплошь золоченая, на яблоке 3 репья, под яблоком на черену, промеж прутиков, резана в чешую. На 2-х яблоках резаны травки, над репьем трубка граненая, на четвертом пояску трубка клечатая. В конце 11 булавы подпись Григорья Гавриловича Пушкина 23.

 

Буздуган серебреной, о семи перах, перья чеканные, местами золочена, в навершье гвоздь лощатой серебряной, черен покрыт серебром, на нем 3 пояска серебряные, на черену пореска в трех местах, была золочена, в средине черена по серебру гза было сделано. Цена 10 рублев 24.

 

Буздуган серебряной, глаткий, о осми перах, перья местами было золочено, в навершье яблочко серебряное лощатое, у перьев по концам прорезаны крючки. Черен покрыт серебром, на черену 2 пояска, посредине черена по серебру сделана была гзом, на конце черена поясок, да под череном в средине клеймо словами, было золочено. Цена 8 рублев 25 (По листам записи цифр и букв простым и синим карандашами, подчеркивание текста красным карандашом, сделанные в XIX в.).

 

РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Д. 939. Л. 442об.-445об. Подлинник. [28]

 

№ 5

 

Опись знамен, размещенных в Шведской палате, специально устроенной для хранения шведских трофеев в Оружейной палате

Москва          

 

1718 г., марта 2-6

 

Опись знаменам, принятым у подьячего Гаврила Аловяникова по приказу стольника Матвея Алексеевича Головина 26, которые положены в полате шведкой по одной в коробье и в ящике плоском.

 

Два флата белых тафтяных, на них гербы орлы двоеглавные писаны по золоту.

 

Два знамя белых тафтяных, небольшие, на них орлы писанные.

 

Восемь прапоров камчатых красных, на них кресты сваями.

 

Девять прапоров камчатых серогорхчего цвету, на них кресты посеребрены.

 

Один прапор алой камчатой, на нем крест посеребреной.

 

Три прапорца маленьких белых байберековых 27, на них вшивные птицы на пушках, вкруг бахрома.

 

Одно знамя камчатое красное ветхое, на нем крест вшивной рудожелтой старинного дела, опушка белая.

 

Одно знамя дымчатое камчатое ветхое, на нем полаш из облака, кругом шито холстом.

 

Одно знамя камчатое осиновое, в средине вшит крест, камки 28 песочного цвету.

 

Одно знамя красное камчатое старого дела, на нем крест вшивной камки белой, опушка песочной цвет.

 

Одно знамя желтое камчатое старого дела, на нем крест вшит рудожелтой камки.

 

Один штандарт тафтяной алой васильковой, в средине вшита крашенина черная, разодран и побит.

 

Одно знамя желтое камчатое, в нем крест вшит рудожелтой камки, побито.

 

Одно знамя белой камки старого дела, в нем крест вшивной рудожелтой камки.

 

Пять знамен разных камок: черное, васильковое, белой, зеленой, желтой, на них написаны шпаги из облак.

 

Одно знамя тафтяное черное, по нем вшиты травы лазоревые и зеленой тафты, кругом опушка алой тафты.

 

Знамя тафтяное васильковое, на нем корона в ваях 29, кругом бахрама желтая.

 

Одно знамя камчатое красное, на нем написан князь Давид Ярославский, з другую сторону крест, в кругу писаны слова золотом.

 

Шесть знамен небольших камчатых красных, на них гербы разные писаны золотом и серебром.

 

Три знамя камчатых белых небольших, на них гербы разные писаны золотом и серебром. [29]

 

Одно знамя малое зеленой камки ветхое, на нем написан Георгий, кругом опушка камчатая разных цветов.

 

Одно знамя дымчатое камчатое ветхое, на нем вайя, в вайях палаш из облака.

 

Одно знамя тафтяное белое, гораздо ветхое, на нем крест вшивной тафтяной красной малой.

 

Одно знамя камчатое брусничное, гораздо ветхое, в нем крест со звездами, опушка песочной камки.

 

Одно знамя камчатое дымчатое, ветхо, на нем вае желтое вшивное, в ваях палаш из облака.

 

Одно знамя осиновое камки, ветхое, в нем крест вшивной со звездами, опушка песочной камки.

 

Одно знамя малое рудожелтой камки, в нем крест вшит красной камки, опушка лимонная.

 

Одно знамя малое дымчатое камки, крест вшивной зеленой камки, опушка желтой камки.

 

Дватцать пять вымпалов небольших тафтяных (Далее второй раз написано: «небольших»).

 

Одно знамя малое дымчатое камки, на нем вайя песочной камки, вереди палаш из облака, обшито холстом, ветхое.

 

Один флаг киндячной 30 белого и василькового цвету, ветхой гораздо, на нем герб орел двоеглавный.

 

Пять знамен кумачных, два красных, три зеленых, в них кресты вшиты холстинные белые, во всех знаменах.

 

Тритцать знамен небольших разных камок, которые ставлены в триумф 31 по башням, на них кресты вшивные разных цветов; ветхи.

 

Одно знамя желтой камки старого дела, в нем вшит крест рудожелтой камки, опушка осиновая; ветхое.

 

Два знамя пехотных камки зеленой, в них вайе васильковой камки, в ваях палаши.

 

Два знамя брусничной камки, в них вайе зеленое, в средине полаши из облака.

 

Два знамя серогорхчей камки, в них вайе рудожелтой камки, в средине палаши из облака.

 

Два знамя песочной камки, в них вайе брусничной камки, в среди палаши из облак.

 

Одно знамя тафты алой ветхое гораздо, на нем написан полкан, около трав вшивные желтой тафты.

 

Одно знамя малое киндячное, на нем написан царь Константин во облацех, Спасителев образ и крест; ветхо гораздо.

 

Девять фурьерских кумачных малых знаков, на них писаны слова белые.

 

По нижнему полю листов запись: «По сей описи знамены и прапоры надзиратель Иван Гусятников принял 1718 году марта в 6 день».

 

Источник http://www.vostlit.info/

  

 

 

К содержанию раздела: Русская история. Пётр 1 Первый. Полтава

 

Картина «Битва под Полтавой»

Картина Битва под Полтавой

Разгром шведов под Полтавой

Разгром шведов под Полтавой

 

битва под Полтавой

Шведский король Карл 12. Карл и гетман Мазепа

Шведский король Карл 12 и Мазепа

Бегство шведской армии Карла 12

Бегство шведской армии Карла 12

 

Смотрите также:


Россия при Петре Первом. Биография и деятельность императора Петра 1 Алексеевича

 

Полтавская битва и итоги Северной войны  Полтавская битва, история воссоединения Украины с Россией.

 

Северная война Петра 1 против Швеции  Разгром шведов под полтавой

 

Царь и император ПЁТР ПЕРВЫЙ. Войны Пётра 1  Медали За Полтавскую баталию и За мыс Гангут

 

Русская стратегия и линейный боевой порядок в русской армии...  В денежном отношении Полтавская битва...

 

Последние добавления:

 

Начало Северной войны со Швецией 1700 года   Великое Посольство Петра 1    Внешняя политика Петра 1. Азовские походы   Царевич Алексей и Пётр 1