Буржуазное государство и право Англии

 

 

Реформа в Англии 1832 года. Тори консерваторы, виги - либералы

 

     6. Реформа 1832 года, как и все английские реформы, не может быть названа радикальной, о чем свидетельствуют ее главные установления:

 

     а) более 50 местечек - из тех, что "гнилые", - были вовсе лишены представительства в парламенте;

 

   б) еще 30 местечек должны были удовольствоваться сокращением числа депутатов;

 

    в) освободившиеся 143 места были отданы: 66 - новым городам, 65 - графствам, остальные - Шотландии, Ирландии, Уэллсу;

  

  г) старинный избирательный ценз - 40 шиллингов - был отменен.

 

    В средние века, когда он был установлен, исходили из того, что именно такая сумма требовалась на содержание и экипировку солдата. В XIX веке все это выглядело по-другому.

 

    Городским избирателем делался тот, кто имел в собственности дом, приносящий не менее 10 фунтов стерлингов в год. Наниматель дома делался избирателем в том случае, если арендная плата достигала 10 фунтов стерлингов в год, то есть равнялась годовому доходу арендатора средней руки;

 

     д) избирательным правом наделялись земельные собственники и долгосрочные арендаторы с доходом 10 фунтов стерлингов в год и краткосрочные - с доходом в 50 фунтов стерлингов.

 

     Таким образом, править Англией уполномочивался собственник. Число избирателей составило 376 тыс. человек (вместо прежних 247 тыс.). Правом голоса была наделена 1/32 часть населения (376 тыс. на 12 миллионов!).

 

    7. Реформа сделала необходимой. борьбу, за голоса избирателей, чем раньше пренебрегала. Обе партии" и тори , и виги - быстро это поняли, что они поспешили отбросить свои прежние клички и°5 5авестись "приличными" названиями. Тори сделались "консерваторами", виги - "либералами". Названия и на этот раз пришли из-за границы. Они возникли в Испании.

 

     Назвав себя столь необыкновенно (по нашим нынешним понятиям), тори как бы говорили: "Мы не зарекаемся против реформ, но в принципе за то, чтобы все оставалось как прежде". Виги наоборот, заявили претензию стать руководителями прогресса.

 

 

   Современник событий и внимательный наблюдатель, Генрих Гейне писал: "Привычное представление сводится к тому, что партия тори склоняется целиком на сторону трона... партия же вигов... склоняется более в сторону народа. Однако такого рода определения расплывчаты и ими пользуются главным образом в книгах. На эти наименования следует смотреть как на названия группировок. Они обозначают людей, которые в известных спорных вопросах держатся вместе...

 

   О принципах нет вовсе речи', единодушие существует не по поводу определенных идей, но по поводу определенные мероприятий в области государственного управления".

 

     Зачем же в таком случае две партии, а не одна? Ответ на этот вопрос дает сама история. Бессодержательные дуэли двух партий склоняют избирателей то на одну, то на другую сторону, но не позволяют им избрать что-нибудь третье. Кто бы ни победил, господство крупного землевладения и капитала обеспечено.

 

     Громкая полемика, шумные манифестации в печати, "откровенная" критика правительственной политики и т.п. создают впечатление борьбы там, где в лучшем случае дело идет о различном подходе, а в худшем - о том только, чтобы занять министерские кресла.

 

     Известный английский политический деятель лорд Бальфур сказал как-то в припадке откровенности (в 1902 г.): "В английской внутренней политике мы никогда не находимся в состоянии мира - вся наша политическая организация устроена так, чтобы мы могли ссориться, - и мы постоянно ссоримся... иногда по предметам маловажным... по поводу вопросов, относительно которых всегда можно было достигнуть соглашения".

 

     Дело существенным образом изменилось - как мы это увидим в дальнейшем - с возникновением лейбористской (рабочей) партии, а еще точнее, с той поры, когда, оттеснив либералов на задний план, лейбористы сделались действительным противовесом консервативной партии.

 

     События .XIX  века вошли в историю Англии под знаком упорной борьбы чартистов за всеобщее избирательное право, за .ежегодный парламент, за то, чтобы депутатом мог сделаться всякий достойный рабочий человек.

 

    Правящим классам Англии удалось в то время отвести угрозу новой парламентской реформы, но сама эта угроза не исчезла.

  

  В 50-60-х годах в английском рабочем классе приобретает значение новый социальный элемент  - рабочая аристократия, сознательно подкармливаемая за счет основной массы трудящихся.

 

    Привлекаемая идеалом мелкобуржуазного существования, рабочая аристократия склонялась к компромиссу с правящими классами Англии на основе частичных уступок с их стороны.

 

     Борьба за этого нового, желательного в данных условиях избирателя побудила как консерваторов, так и либералов к новой парламентской реформе.

 

     И та, и другая из партий хотели, чтобы реформа была результатом именно ее инициативы. Завязалась беспринципная интрига. Виги упорно отклоняли проекты ториев. В самый острый момент консерваторам и их вождю Дизраэли удалось загнать либералов в угол. Предложенная последними поправка (либералы были уверены в том, что консерваторы ее не примут) была ко всеобщему удивлению принята Дизраэли, и проект стал законом. Избирательный закон 1867 года распадался на две части:

 

     Львиная доля мандатов, отнятых у "гнилых" местечек, досталась графствам (30 из 53). Крупные города по-прежнему посылали ничтожное число депутатов - 34 из 560.

 

   Существенное значение имело расширение ценза. За основу по-прежнему принимался "дом". На этот раз право голоса получали не только те, кто уплачивал 10 фунтов стерлингов арендной платы. Если дом был обложен налогом в пользу бедных (а таких домов было много), право голоса получали все те наниматели небольших квартир, которые его вносили.

 

   До 1867 года они уплачивали налог через посредство домохозяина, и только он считался "налогоплательщиком".

 

   Реформа возводила в этот ранг всякого, кто уплачивал налог и тем самым расширяла круг избирателей.

 

   Именно это коварное предложение (поправка) было выдвинуто вигами и принято ториями.

   

 "Либералы и доныне, - писал советский государствовед Г.С. Гурвич, - не простили консерваторам этого щага. Они называют его "прыжком в темноту", продиктованным оппортунизмом и цинизмом политики консерваторов..."

 

   Количество избирателей в графствах выросло наполовину, в городах - на 200%. Новый миллион голосующих составился из ремесленников, мелкой буржуазии, квалифицированных рабочих.

  

   В 1872 году в Англии вводится тайное голосование. 9. Третья избирательная реформа была проведена в 1884-1885 годах.

 

     Постепенно исчезали старые страхи перед массовым избирателем. Оказалось, что одно только расширение избирательного права при сохранении в руках правящих партий монополии на выдвижение кандидатов и на их протаскивание (на что, помимо прочего, нужны деньги - и немалые) не угрожает изменением состава парламента.

 

     Существенным в новой реформе - помимо расширения избирательных прав в графствах -было введение избирательных округов.

 

     По системе" относительного большинства если, например, при 1000 голосующих по трем кандидатам голоса разбивались так, что один получал 400, а два других по 300 голосов, избранным считался тот, за кого голосовало 400. То, что избранный не имел за собой большинства избирателей, не принималось во внимание. Считалось, однако, что депутат должен защищать интересы не только тех, кто его избрал, но и всего избирательного округа в целом.

 

  Парламент избирался на 7 лет.

 

    Новое увеличение количества Мандатов получили промышленные города. Буржуазные депутаты составляют уже значительную массу членов палаты общин. Классовый компромисс дворянства и буржуазии сохранял силу. Однако преобладающее положение перешло к буржуазии.

 

 

К содержанию учебника: Черниловский З.М. "ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА"

 

Смотрите также:

 

История государства и права  Всеобщая история государства  История права зарубежных стран  история государства и права