Буржуазное государство и право

 

 

Две главные системы буржуазного права

 

     1. Английская буржуазная революция не создала систематических сводов нового права и почти не коснулась прецедентного права.

  

  Нетронутыми остались старая судебная система и все судопроизводство.

 

     Из законов, принятых и проведенных в период революции, наибольшее значение имели те, которые преобразовали феодальное право земельной собственности в буржуазное, особенно законы о секуляризации церковных земель, национализации королевских владений, конфискации поместий сторонников короля.

 

    Реставрация Стюартов привела к отмене некоторых революционных установлений (например, в области уголовного права), но земельные законы, равно как законы, отменившие регламентацию промышленности и торговли, остались нетронутыми.

 

     Все дальнейшее развитие пошло по пути приспособления старого феодального права к новым, буржуазным отношениям. Англии удалось, .как справедливо замечает Энгельс, удержать большую часть форм старого феодального права, вкладывая в них буржуазное содержание и даже прямо подсовывая буржуазный смысл под феодальное наименование'.

 

     Преемственная связь между дореволюционным и послереволюционным английским правом нашла свое выражение в сохранении прецедентной системы и преемственности прецедентов.

 

    Вследствие этого экономические и правовые отношения буржуазного общества стали выражаться "на варварски феодальном наречии".

 

     Важной мерой, способствовавшей дальнейшему обуржуазиванию английского права и его некоторому упрощению, служили реформы 1873-1875 гг., которыми суды справедливости были слиты с судами общего права. Соответственно и нормы общего права перестали считаться особой системой, отличной от норм судов справедливости.

 

 Возникло единое прецедентное право, применяемое до сих пор. Закон отдавал очевидное предпочтение нормам права справедливости: "В случае разногласия между судами общего права и судом канцлера следует предпочитать нормы права справедливости".

 

 

     Объяснить такое предпочтение нетрудно. Именно суды справедливости создали те самые институты права (или санкционировали их), которые в наибольшей степени способствовали буржуазным отношениям. В первую очередь указывают в данной связи на институт доверительной собственности. Благодаря ему одно лицо - действительный собственник имущества - могло поручать другому лицу управление имуществом для целей, которые были ему указаны. Общее право не знало подобных отношений.

 

Оно признавало доверительного собственника и игнорировало учредителя, поскольку последний добровольно отчуждал свое имущество в пользу другого и фактически им не распоряжался. На помощь учредителю пришел суд справедливости. Здесь прекрасно понимали, что, когда действительный собственник находит выгодным управлять своим имуществом через других лиц, ему не Должно чинить препон. И суды справедливости взяли на себя защиту его интересов. Постепенно на основе полуфеодального института доверительной собственности развился современный английский "trust", правовая основа для существования объединений капиталистов, главным образом акционерных компаний, где как раз собственник и управляющий не совпадают.

 

     Часто полагают, что архаическая форма английского права должна стеснять практикующего юриста, особенно судью. Сторонам не возбраняется обращаться к стародавним судебным решениям и настаивать на их прецедентном значении, несмотря на разность эпох. Споры вокруг прецедента могут представляться злом, неизбежным и трудноодолимым.

 

     Все это не совсем так, хотя, явившись в английский суд, и сегодня можно увидеть архаические формы и толстые книги в руках адвокатов и на судейском столе с торчащими из них закладками - сборники прецедентов.

 

     В кажущемся на первый взгляд хаосе был известный порядок: решения высших судов обязательны для низших, решения палаты лордов (как высшей судебной инстанции) и высших судов обязательны для них самих; судьям одной и той же инстанции (формально не связанным решениями своих коллег) не рекомендуется создавать нормы, существенно расходящиеся между собой, высшие суды не связаны решениями низших.

 

     Обращение к прецеденту не связано временем, но и юридическая теория, и еще больше практика стараются не выходить за пределы XVIII века.

 

     Несмотря на свою кажущуюся консервативность, прецедентная система таит в себе огромные выгоды: она дает судье возможность широкого усмотрения, она делает право гибким в его применении на практике.

 

    В противоположность английской, французская буржуазная революция произвела коренную ломку старого феодального права.

 

     Мы уже говорили о том, что было сделано для искоренения феодальных отношений во французской деревне, для ликвидации цехов и гильдий, для отмены стеснений промышленности и торговли.

 

     Законодательство революции отказалось от запрещения процентов по займовым операциям, воспретило вечнонаследственную аренду и установило для нее максимальный срок (99 лет), а чтобы надежней обеспечить существование мелкого ремесла и торговли, возвестило малоприметное, но важное правило: покупка не ломает найма (что особенно важно в отношении строений, арендуемых под лавку или мастерскую).

 

     В том, что касалось семейных отношений, революция прекратила действие канонического права, признала светский брак, допустила развод (в том числе по взаимному соглашению супругов), отменила родительскую власть над совершеннолетними детьми. Внебрачные дети, признанные отцом, были уравнены в правах с детьми "законными".

 

     В наследственном праве Конвент принимает сторону ближайших родственников наследодателя, разрешив ему свободное распоряжение всего только 1/10 частью имущества при наличии нисходящих (детей и внуков) и 1/6 - при наличии боковых родственников (братьев, сестер).

 

    Еще более существенным изменениям подверглась система старого уголовного права. Принятый в 1791 году Учредительным собранием уголовный кодекс исходил из следующих принципов: уголовный закон должен быть гуманным; нет преступления, которое не указано в законе; наказание должно быть соразмерно преступлению и вполне определенным.

 

     Авторы кодекса отказались от множества "воображаемых преступлений" вроде ересей, святотатства, волшебства, сократили применение смертной казни, исключили членовредительные наказания.

 

    В суде и судопроизводстве революция сделала не меньше. Достаточно указания на суд присяжных, введенный конституцией 1791 года, на состязательную форму процесса (взамен обвинительной), презумпцию невиновности и т. п.

 

 

 

К содержанию учебника: Черниловский З.М. "ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА"

 

Смотрите также:

 

История государства и права  Всеобщая история государства  История права зарубежных стран  история государства и права