Государственно-правовая история 20 века

 

 

Итальянский фашизм. Фашистское корпоративное государство

 

     4. Политический режим' итальянского фашизма определился быстрее, чем сложился его государственный строй.

 

   Известный нам Пьемонтский статут отменен не был, но никакого соответствия между ним и тем, что стало при фашизме, не существовало. Сохранялась монархия, но в таком жалком виде, что никто не принимал ее в расчет. Считалось, что Муссолини отвечает перед королем, так даже писалось в законах, но никто этому не верил и меньше всего король. Какие бы то ни было упоминания об ответственности дуче не рекомендовались. За этим следила жандармерия.

 

    Прежде других определилась тенденция "вождизма", единоличной диктатуры.

 

     Уже закон 1925 года "О полномочиях главы правительства" делал премьер-министра неответственным, не зависящим от парламента. Его коллеги по министерству, его министры превращались в простых помощников, ответственных перед своим главой; они назначались и смещались по воле последнего.

 

    В течение многих лет (до 1936 года) Муссолини занимал 7 министерских постов одновременно.

 

     Закон 1926 года "О праве исполнительной власти издавать юридические нормы" предоставил "исполнительной власти", то есть тому же главе правительства, право на издание "декретов-законов". При этом никакой грани между "законами", оставшимися компетенцией парламента, и "декретами-законами" проведено не было.

    

     Под политическим режимом понимают обыкновенно "совокупность приемов и методов, при помощи которых господствующий класс осуществляет свою диктатуру". При известных условиях политический режим может составлять совершенную противоположность формальному содержанию конституции, определяющей государственный строй.

 

     Парламент, у которого отняли привилегию издавать законы, который лишили права контролировать действия правительства, стал ненужным. Но его сохраняли для "демонстрации единства" между "народом" и правительством (отчасти для внешнего мира).

 

    "Должный" состав парламента обеспечивался "реформой политического представительства", осуществленной в 1928 году.

 

 

     Реформа эта необычайно ярко изображала самую суть фашизма: страх перед народом и презрение к нему: приверженность к громкой фразе и непревзойденные образцы политического обмана; игра в "народность" власти и неприкрытая диктатура.

 

     Выборы депутатов производились следующим образом: а) кандидаты в депутаты выдвигались в основном профсоюзами (на практике - руководящими центрами фашистских союзов); б) так называемый большой национальный совет фашизма (штаб партии) отбирал из общего списка, представленного профсоюзами, 400 депутатов; в) избирателям предоставлялось право одобрить  это назначение.

 

     Право голоса давалось мужчинам старше 21 года, если они отвечали одному из следующих требований: а) платили взносы в профессиональный союз: б) уплачивали налог в размере не менее 100 лир; в) держали ценные бумаги (государственные или банковские); г) принадлежали к церковному клиру.

 

     Вторая быстро выявившаяся тенденция касалась фашистской партии: она стала составной частью государственного аппарата.

 

     Партийные съезды были отменены, равно как и всякие иные формы партийного "самоуправления".

 

     Большой совет фашистской партии состоял из чиновников по должности и по назначению. Председателем совета являлся глава правительства. Совет ведал конституционными вопросами, обсуждал важнейшие законопроекты, от него исходили назначения на ответственные посты.

 

    Устав партии утверждался королевским декретом; официальный руководитель партии ("секретарь") назначался королем по представлению главы правительства.

 

   Провинциальные организации партии руководились назначенными сверху секретарями: состоявшие при них директории имели совещательные функции, но даже членов этих директорий назначали указом главы правительства.

 

     Третья тенденция может быть определена словом террор. Фашистский режим не может иначе держаться, кроме как средствами массового подавления, кровавыми расправами. Соответственно с этим определяется значение полиции, точнее тех многих полицейских служб, которые были созданы при режиме Муссолини.

 

    Помимо общей полиции существовали: "организация охраны от антифашистских преступлений" (ОВРА), "особая служба политических расследований", "добровольная милиция национальной безопасности".

 

    Для расправы с врагами режима были созданы особые ко- ' миссии, названные "полицейскими судами". Членами этих комиссий являлись должностные лица фашистского репрессивного аппарата: начальник полиции, прокурор, начальник фашистской милиции и др. Для осуждения не требовалось никаких иных мотивов, кроме подозрения в "политической неблагонадежности". Наиболее важные политические дела рассматривались "особым трибуналом". Это он осудил к 20 годам тюрьмы Антонио Грамши, выдающегося основателя и вождя коммунистической партии Италии.

 

     6. Никакой антинародный режим не может держаться одним насилием. Отсюда проистекала потребность прикрыть тоталитарную диктатуру какой-нибудь видимостью "заботы" о трудящемся человеке.

 

     Так родилось "корпоративное государство", созданное законами 1926-1934 гг. Его официальной, напоказ выставляемой целью были "примирение" между трудом и капиталом; его действительным результатом было усиление экономического и политического господства монополий.

 

     В стране создавались 22 корпорации (по отраслям промышленности). В составе каждой из них находились представители фашистских профсоюзов, предпринимательских союзов, фашистской партии. Председателем каждой из 22 корпораций стал "сам" Муссолини; он же возглавил министерство корпораций.

 

     Закон предоставил корпорациям определение условий труда (рабочее время, заработная плата) и разрешение трудовых споров (забастовки запрещались и подавлялись). Но каждый раз решения принимались к неизменной выгоде предпринимателей И невыгоде для рабочих. Это и понятно, если иметь в виду, что профсоюзы, предприниматели и представители партии имели равный голос в корпорациях, а руководство профсоюзов (не говоря уже о партийных чиновниках) было продажным и подкупным сверху донизу. Его никто не выбирал, оно никак не отвечало за свои действия перед профсоюзной массой.

 

     Установление корпоративного строя позволило Муссолини разделаться с парламентом, с тем, что от него осталось. Вместо него была создана "палата фашистских организаций и корпораций". Члены ее назначались Муссолини (1938 г.).

 

     Права палаты были определены следующим образом: сотрудничество с правительством в издании законов.

 

     Фашистское корпоративное государство служило орудием монополий. Но и монополии охотно служили интересам фашистской партийной и государственной верхушки.

 

    В руках Муссолини и его родственника Чиано находились контрольные пакеты акций известного концерна "Монтекантини" (прибыли этого химического концерна возросли с 67 млн. лир в 1934 году до 160 млн. лир в 1939 году) и многих других.

 

     Неотъемлемым свойством фашистской диктатуры является внешняя экспансия. Муссолини заявлял претензии на то, чтобы "возродить Римскую империю".

 

     Фашистская Италия требовала себе некоторые французские земли (Савойя, Ницца, Корсика), претендовала на Мальту, пыталась захватить остров Корфу, надеялась установить господство над Австрией (до союза с гитлеровской Германией), готовилась к захвату Восточной Африки.

  

  В осуществление этой программы, никак не соответствовавшей военной способности Италии, Муссолини удалось захватить слабую, отсталую Абиссинию (1936 г.), оккупировать Албанию (1938 г.).

 

    В июне 1940 года Италия - партнер Германии и Японии по антикоминтерновскому пакту - объявила войну Франции и Англии. Спустя некоторое время она напала на Грецию. Итальянская фашистская пресса наполнилась обещаниями скорой великой афро-европейской Римской империи.

 

     Конец был совсем не таким.

 

 

К содержанию учебника: Черниловский З.М. "ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА"

 

Смотрите также:

 

История государства и права  Всеобщая история государства  История права зарубежных стран  история государства и права