Чёрное море

 

 

Исследования фауны Черного моря. Академик Паллас. Институт биологии южных морей ИнБЮМ. Новороссийская биологическая станция

 

 

 

Исследования фауны Черного моря, начавшиеся в конце XVIII в., проводились преимущественно русскими учеными. В начале XX в. к ним подключаются болгарские, румынские и турецкие ученые.

 

Первым исследователем черноморской фауны был известный русский зоолог академик П. С. Паллас, который в 1793—1794 гг. посетил берега Кавказа и Крыма и изучил там фауну рыб. Результаты своих исследований П. С. Паллас обобщил в сочинении „Zoographia Rosso-Asiatica", опубликованном через 20 лет после его смерти (1831). Благодаря оригинальности и далеко опередившей свое время системе изложения материала, сведениям о большом числе новых видов, стройной классификации это сочинение открыло новый этап в мировой зоологической науке. Для болгарской науки наибольший интерес представляют данные, содержащие информацию о фауне рыб Черного моря.

 

Путешествие П. С. Палласа имело очень важное значение для выяснения геологического прошлого южнорусских морей. П. С. Паллас первым высказал идею о связи в далеком прошлом Каспийского моря и Азово-Черномор- ского бассейна. Его предположение, позднее подтвержденное многими фактами, оправдалось.

 

В 1833 'г. начал исследования черноморской беспозвоночной фауны Генрих Ратке. Во введении своей работы, озаглавленой „О фауне Крыма" (1834), он отмечает, что фауна Черного моря очень бедна видами. К такому выводу пришел и М. Нордман (1846).

 

Поспешное заключение, высказанное двумя учеными, в некоторой степени обескуражило естествоиспытателей, в результате исследования в этом направлении долгое время не велись. Только в 1858 г. известный русский ихтиолог К- Ф. Кеслер, изучавший фауну рыб, сделал важные выводы о происхождении Черного моря и его фауны. И сразу начался настоящий штурм изучения фауны Черного моря. Одно за другим выдвигаются имена выдающихся русских зоологов.

 

Н. П. Вагнер (1862), а затем и молодой зоолог В. И. Чернявский приходят к выводу, что черноморская фауна не беднее фауны других морей. В свое»! „фаунистическом" энтузиазме В. И. Чернявский доходит до другой крайности — описывает большое число видов животных (ракообразных, грибов и др.), руководствуясь иногда совсем незначительными признаками. Позднее многие виды, описанные им в качестве новых, были отнесены к уже известным науке.

 

В. Н. Ульянин (1872), обобщив все данные о фауне Черного моря, публикует новый список, содержащий названия 380 видов животных. Что же касается происхождения черноморской фауны, то он поддерживает мнение своих предшественников и дает более полную и верную формулировку: черноморская фауна не так богата, как ее представляет В. И. Чернявский, но все же богаче, чем фауна Балтийского и изолированного Каспийского морей. Она „есть в сильной степени обедненная средиземноморская фауна, получившая некоторый местный самостоятельный оттенок и содержащая только самые незначительные следы характерной ара- ло-каспийской фауны".

 

Позже более значительные исследования фауны Черного моря провели И. Маркузен (1868), Н. Кричагин (1872—1874) и особенно А. А. Остроумов, оставивший глубокий след в истории биологических исследований в Черном море. Заметив, что характер черноморской фауны определяют не только средиземноморские виды, но и виды, не имеющие ничего общего со средиземноморской фауной, А. А. Остроумов поставил перед собой задачу внести полную ясность в этот вопрос. Он достиг этого путем изучения фауны Босфора, Мраморного моря и опресненных участков черноморского побережья (лиманов, речных устьев), Азовского моря и др. Так он приходит к выводу, что черноморскую фауну составляют реликтовые виды — представители древних геологических эпох, сохранившиеся в опресненных частях Черного моря до наших дней, и средиземноморские виды, проникшие в Черное море после соединения его со Средиземным.

 

Исследования А. А. Остроумова, как позднее скажет о них академик С. А. Зернов, в самых общих чертах выясняют естественную историю и развитие фауны Черного, Азовского, Мраморного морей, Босфора и Дарданелл, о которых до него почти не было сведений. А. А. Остроумов установил особенности распределения фауны в проливе Босфор, зависящего от солености босфорских течений: в слое поверхностного течения, до глубины 20—30 м, дно пролива населено черноморской фауной, на большой глубине — средиземноморской.

 

Кроме того, он обнаружил, что вблизи Босфора на черноморском дне обитают средиземноморские виды, и объяснил это большей соленостью вод нижнего босфорского течения.

 

Основываясь на данных о распространении моллюсков — выходцев из Каспийского • моря — в Мраморном море, А. А. Остроумов делает вывод, что оно было некогда частью Понто-Каспийского бассейна, из которого возникли Черное и Каспийское моря.

 

А. А. Остроумов особенно много сделал для выяснения сходства фауны Черного моря и бореальной (северной) области Атлантического океана, которое подтверждают: отсутствие в Средиземном море ряда видов, обитающих в Черном море и Атлантическом океане; сравнительно большое число атлантических видов в Черном и Мраморном морях; морфологическая близость между видами Черного моря и Атлантического океана. ^

 

Перечисленные особенности А. А. Остроумов объясняет в первую очередь сравнительно низкой температурой черноморской воды, определяющей заселение Черного моря преимущественно средиземноморскими видами, которые имеют североатлантическое происхождение.

 

Биоценологические исследования зообентоса начались в конце прошлого века, когда накопилось достаточно данных о качественном составе черноморской фауны. Заслуга и в этом принадлежит А. А. Остроумову, участнику глубо- мерных экспедиций 1890 и 1891 гг. Он первым пытается выяснить закономерности распределения бентоса в Черном море и устанавливает 6 поясов (зон) его распространения с глубиной. За небольшими исключениями, эти закономерности подтвердились впоследствии другими учеными.

 

К этому раннему этапу исследования Черного моря относятся исследования двух видных зоологов — С. М. Переяс- лавцевой и В. К. Совинского.

 

С. М. Переяславцева была одной из первых женщин-зоологов, изучавшей прежде всего одноклеточных животных и ресничных червей в Черном море, которые и до сегодняшнего дня остаются еще малоизученными.

 

Отличный знаток не только черноморской, но и всей понто-каспийскб- аральской фауны В. К. Совинский обобщает накопленные до него данные о фауне. Однако его идею объединить Черное, Азовское, Каспийское и Аральское моря в единую зоогеографическую провинцию ученые в настоящее время не принимают. Некоторые современные исследователи считают, что Каспийское- море правильнее выделить в самостоятельную зоогеографическую область, а Черное и Азовское моря отнести к Средиземноморской зоогеографической подобласти, так как фауна Каспийского моря слишком самобытна. Кроме того, значение элементов Средиземного моря в современной фауне Черного и Азовского морей очень велико, в то время как значение элементов каспийской фауны очень маЛо (Виноградов, 1958).

 

Исследованием В. К. Совииского как бы завершается первый этап фауни- стического изучения Черного моря, который характеризовался выяснением только видового состава и географического распространения фауны, и потому его называют фаунозоогеографическим этапом. С периодом перехода к эколого- биоценологическим исследованиям неразрывно связано имя С. А. Зернова. Он по праву считается основоположником русской гидробиологической науки.

 

Используя накопленные данные о видовом составе жизни моря, С. А. Зернов по характеру отложений, глубине и преобладанию того или другого вида животных в данном районе подразделяет бентос на сообщества (биоценозы). Его методика и сейчас используется в исследованиях в этом направлении. Обладая солидными знаниями о жизни в море вообще, он сравнивает биоценозы Черного моря с биоценозами других морей и делает интересные выводы.

 

Особенно плодотворной была экспедиционная деятельность С. А. Зернова (1908—1911); в различных районах черноморского прибрежья он собирает данные о распределении водных организмов в зависимости от характера отложений и глубины. К этому периоду относится и посещение болгарского прибрежья, где он взял пробы с различных глубин в открытом море и обследовал некоторые прибрежные озера.

 

В то время С. А. Зернов начинает исследования бентоса в Черном море, результаты которых внесли большой вклад в нзуку. За три года он собрал огромный материал с 200 станций на различных глубинах вдоль русских, а также румынских и болгарских берегов. Этот материал положен в основу его обобщений. Все более поздние исследователи бентоса Черного моря подтверждают основные выводы С. А. Зернова относительно распределения и состава биоценозов в Черном море.

 

Чтобы получить материал для сравнения жизни Черного моря с жизнью других морей, С. А. Зернов в 1904 г. посещает Мраморное море и в 1906 г. Адриатическое. В эти же годы он посещает и морские биологические станции в Неаполе, Вилла-Франке, Марселе, чтобы собрать данные о распределении жизни в Средиземном море. Результаты своих исследований он обобщает в замечательной работе „К вопросу об изучении жизни Черного моря" (1913).

 

Среди исследователей Черного моря заслуженное место занимает Н. М. Книпович. Научная деятельность этого видного русского и советского ученого связана с изучением рыб Азово-Черномор- ского бассейна. Особый интерес представляют организованные им по указанию В. И. Ленина научно-промысловые экспедиции, результаты работ которых опубликованы в 10 выпусках специальной серии „Трудов" (1926—1932). В одном из своих трудов Н. М. Книпович строго научно анализирует гидрологические и гидробиологические особенности Черного моря и связанные с ними условия рыбного промысла. Исходя из особенностей гидрологического режима моря, он делает сначала вывод о сравнительно низкой биологической продуктивности Черного моря. К этому утверждению он приходит, предполагая отсутствие вертикальной циркуляции в водной массе Черного моря, в результате чего опустившиеся на дно моря органические остатки не используются повторно в виде минеральных биогенных веществ. Позднее, когда ,эта концепцией. М. Книпо- вича была пересмотрена им и откорректирована другими исследователями, он приходит в выводу, что постоянное поступление воды с повышенной соленостью через Босфор в Черное море не может не привести к медленному, но непрерывному подъему глубинных вод и вместе с ними органических веществ, которые должны принять участие в питании водорослей. Таким образом, эта точка зрения изменила его прежние взгляды относительно низкой биологической продуктивности Черного моря'.

 

Период с конца XIX до начала XX века характеризуется открытием ряда морских биологических станций, способствовавших развитию систематической и целенаправленной исследовательской деятельности. Большие достижения Н. В. Ульянина, С. М. Переяслав- цевой, А. А. Остроумова, С. А. Зернова связаны с Севастопольской биологической станцией. 1923—1931 гг., когда заведовал станцией В. Н. Никитин, были наиболее плодотворными в ее истории: вместе с Севастопольской морской обсерваторией станция выполняла значительные гидрологические и геоморфологические исследования. С 1944 г. станцией заведовал В. А. Водяницкий. В это время здесь работали такие выдающиеся исследователи, как Н. В. Морозова-Водя - ницкая (водоросли), Ф. И. Копп (микробиология), Л. И. Якубова (зообентос), Л. В. Арнольди (зообентос), М. А. Га- ладжиев (зоопланктон) и др.

 

В 1963 г. Севастопольская биологическая станция была реорганизована в Институт биологии южных морей (ИнБЮМ).

 

Разнообразную исследовательскую работу выполняла биологическая станция Одесского университета, организованная в 1902 г. На этой станции велись исследования зообентоса, зоопланктона, обрастателей кораблей, фито- бентоса, ихтиофауны северо-западной части Черного моря. С деятельностью станции связаны имена И. И. Пузанова, Ф. С. Замбриборща, Н. А. Загоров- ского, Д. Л. Рубинштейна, С. Б. Грин- барта, А. К. Макарова и многих других.

 

На Карадагской биологической станции, особенно после 1928 г., когда ею руководили вначале В. Л. Паули, а потом К- А. Виноградов, были выполнены ценные исследования состава, биологии и распределения флоры и фауны (Долго- польская, Милославская, Бекман, Клю- чарев и др.). Важное место в работе станции заняли исследования химического состава ряда морских беспозвоночных животных, проводившиеся 3. А. Виноградовой.

 

Новороссийская биологическая станция, организованная при Ростовском университете, начала свою деятельность в 1921 г., директором ее тогда был В. М. Арнольди, а в 1938—1944 гг.— В. А. Водяницкий. За первые 20 лет существования Новороссийская станция много способствует изучению жизни Черного моря — проводит комплексные исследования Новороссийской бухты (размножение рыб, экология флоры водорослей, санитарная гидробиология и др.). На станции ведут исследования В. А. Водяницкий, В. П. Воробьев, Е. Г. Косякина и др. После второй мировой войны станция экспериментально изучает некоторых пришельцев в район Новороссийской бухты, в первую очередь улитку рапану; в последнее время исследуется в основном ихтиопланктон, а также загрязнение моря.

 

Изучают биологию Черного моря и некоторые академические институты. С 1945 по 1951 г. Академия наук СССР проводит исследования, относящиеся преимущественно к придонной фауне моря (Мокиевский и Никитин).

 

Вследствие существования важных для науки и практики проблем, связанных с северо-западной частью Черного моря, в 1954 г. в Одессе, была организована биологическая станция Института гидробиологии АН Украинской ССР. Ее первый директор — профессор К- А. Виноградов. Сейчас станция входит в состав ИнБЮМа в качестве его отделения.

 

Кроме указанных выше биологических станций на советском побережье находятся научные учреждения, которые занимаются непосредственно вопросами биологии и лова промысловых видов рыб. Координационные функции в этом отношении возложены на Азово-Черно- морский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, созданный в 1934 г. на базе Керченской рыбохозяйственной станции. При проведении исследований самым результативным оказался экспедиционный метод работы, который благодаря комплексному характеру позволяет целостно характеризовать данный район. Поэтому в 1948 г. была организована Черноморская научно-промысловая экспедиция, ее основная задача — изучить состояние сырьевой базы Черного моря, а также разработать рациональные способы лова рыбы и эффективные методы ее разведки и т. д. Результаты исследований экспедиции используются и сейчас в рыболовной практике.

 

Значительный вклад'в изучение биологии Черного моря внесли румынские исследователи, среди которых особенно ярко выделяются имена профессоров Г. Антипа и Й. Борча. Г. Антипа, в течение многих лет исследующего самые важные в хозяйственном отношении виды рыб, можно поставить на одно из самых видных мест среди первых исследователей фауны рыб Черного моря. Его многосторонняя и долголетняя научная деятельность отражена в огромном числе научных работ.

 

Исследования Г. Антипа заложили основы ихтиологической науки в Румынии, а исследования Й. Борча — гидробиологии. В 1926 г. по инициативе Й. Борча была создана Морская зоологическая стандия в Аджидже (близ Констанцы), на которой до 1937 г. он исполнял обязанности директора. Борча подробно исследовал состав и распределение черноморского бентоса и фауны рыб. Он автор множества публикаций.

 

Добрые научные традиции Г. Антипа и Й. Борча с успехом продолжили их ученики С. Караушу и М. Бэческу, исследования которых, посвященные ракообразным, пользуются всемирной известностью. Заслуги обоих зоологов еще больше возросли с созданием ими солидной школы. Доказательством успехов румынской зоологической науки в изучении Черного моря является издание пятитомной „Экологии моря".

 

Одновременно со станцией в Аджидже, которой присвоено имя Йона Борча, в Румынии основана станция имени Г. Антипа в городе Констанце, изучающая биологию промысловых видов рыб.

 

Все научные учреждения Румынии, занимающиеся исследованием Черного моря, объединены в единый Румынский институт морских исследований (РИМИ). Исследовательские программы института согласованы с программами морских институтов других стран. В области физико-химической океанологии научная программа ориентирована на установление факторов окружающей среды, определяющих нормальное существование флоры и фауны. В области морской биологии она направлена на определение биомассы для оценки ресурсов и установления возможности их использования и правильной эксплуатации. В этом направлении проводятся исследования флоры и фауны моря, качественного и количественного распределения планктона и бентоса, биологии рыб с учетом оценки запасов, прогнозирование и организация рыболовства. Тематика института включает исследования геологические, морфологические, а также динамики береговой линии, характера осадков, загрязнения морской воды, его влияние на растительные и животные сообщества и др. Все научные задачи распределены между станциями, где работают молодые специалисты — X. Сколка, Г. Мюллер, И. Каутиш, Т. Гомойю, К. Мырджиняну, А. Пет- ран и др.

 

В Турции существует Институт океанологических исследований (Стамбул), который изучает биологию и миграционные пути скумбрии и пеламиды. В задачи Научного центра рыболовства входят: оказание непосредственной помощи рыбному промыслу, исследование распределения и динамики основных промысловых видов рыб, разработки в области усовершенствования рыболовных приборов и улучшения технологии обработки рыбы. Центр располагает 200- тонным исследовательским судном, оборудованным современной аппаратурой для обнаружения рыбных косяков.

 

Первые шаги в изучении фауны Черного моря вблизи болгарских берегов связаны с именем профессора Г. Шишкова, основоположника зоологических исследований в Болгарии. Еще в конце прошлого века он начал научные экскурсии, результаты исследований в которых он обобщил в двух научных публикациях (1907, 1911). Первая посвящена морским клещам, обнаруженным им в Черном море, вторая содержит список 280 видов животных.

 

Организационный этап в болгарских исследованиях Черного моря начинается с почти одновременного открытия Морской биологической станции (1932) при Софийском государственном университете и Опытной ихтиологической станции (1933) при Министерстве земледелия.

 

Несмотря на малый штат специалистов, оба эти учреждения развивают широкую и разнообразную научно- исследовательскую деятельность. Доказательством этому является их научная продукция, опубликованная в 19 томах „Трудов Морской биологической станции" и 9 томах „Трудов Опытной ихтиологической станции".

 

Идея создания Морской биологической станции на болгарском побережье возникла еще в 1906 г. Из-за неблагоприятного стечения обстоятельств она была открыта как научно-исследовательское учреждение только в 1932 г. Деятельность станции в первые годы ее существования тесно связана с именем члена-корреспондента, профессора Г. Паспалева. На протяжении 8 лет он в качестве директора вместе с несколькими ассистентами проводил исследования, относящиеся к гидрологии и гидрохимии Варненского озера, а также фауны прибрежных участков моря. В этот период член-корреспондент, профессор А. Вылканов работает над биологией солоноватых вод у болгарского побережья. Результаты его исследований опубликованы в двух работах под общим названием „Заметки о наших солоноватых водах". В 1940 г. профессор А. Вылканов, назначенный директором Морской биологической станции, развивает систематические исследования фауны моря. Особого внимания заслуживает серия его работ об одноклеточных животных. Кроме описания многих новых видов и родов, А. Вылканов приводит полученные им данные о процессах их размножения, что повышает ценность его исследований.

 

С деятельностью Морской биологической станции в этот же период тесно связана и деятельность Н. Карножиц- кого, который публикует ряд оригинальных работ о солелюбивой фауне насекомых — неотъемлемой части морской фауны.

 

Впоследствии в штат станции привлекаются молодые биологи В. Кынева- Абаджиева, Б. Русев, В. Петрова, позднее выросшие и утвердившиеся как специалисты. В 1954 г. начинает гидробиологические исследования Т. Маринов.

 

Определенное место в деятельности станции занимают исследования иностранных гостей, специалистов по различным группам животных,— немецких ученых В. Арнта и X. Касперса, румынского исследователя М. Бэческу, польского ученого А. Чапика и др.

Опытная ихтиологическая станция продолжала уже установившиеся традиции исследований Научного отдела при Рыболовецком училище в Варне. Особенно плодотворной была деятельность А. Нечаева, солидная научная подготовка которого дала ему возможность исследовать биологию почти всех видов промысловых рыб — скумбрии, пеламиды, ставриды, кефали и др. Свои выводы А. Нечаев подтвердил систематическими исследованиями гидрологии вод у болгарского побережья. С 1950 г. назначенный директором станции Ж. Ма- нолов и другие сотрудники станции продолжают начатые А. Нечаевым ихтиологические исследования. Здесь занимается биологией хамсы и шпрота Ст. Стоянов, начинают свои исследования молодые специалисты — К. Александрова (кефалевых рыб), М. Карапеткова (камбалы), Д. Христов (пеламиды), И. Димов (зоопланктона) .

 

В 1954 г. Морская биологическая станция и Опытная ихтиологическая станция были объединены и вошли в состав Комплексного института рыболовства и рыбной промышленности, переименованного позднее в Институт океанографии и рыбного хозяйства. В 19.73 г. последний был преобразован в Институт рыбных ресурсов (ИРР), при этом часть его штата перешла в созданный Институт морских исследований и океанологии (ИМИО). ИРР получил в свое распоряжение судно „Девятое сентября". Уже 25 лет оно используется для исследований по развернутой комплексной программе, включающей изучение абиотической среды (гидрология и гидрохимия воды), пищевых и сырьевых ресурсов моря и прибрежных озер. Подробно изучаются водные массы, состав и распределение планктона и бентоса, а также и количественное распределение некоторого нерыбного сырья (водорослей, мидий).

 

Исследования зоопланктона выполняются И. Димовым. Он выясняет ряд существенных моментов, связанных с составом, динамикой, формированием и значением зоопланктона в питании пелагических рыб и их личинок.

 

Исследования придонных животных проведены в двух направлениях — фау- нистическом и биоценологическом. Вместе с видовым составом ряда основных групп придонных беспозвоночных животных (моллюсков, ракообразных, червей и др.) исследуется количественный состав зообентоса и его распределение по зонам и биоценозам. На основе наблюдений, проводившихся на 424 станциях, была составлена схема распределения количества зообентоса в слое от 5-метровой глубины до нижней границы его распространения (Кынева-Абаджие- ва и Маринов).

 

Особое внимание уделялось мидии — возможностям использования ее в качестве сырья для получения муки и консервов. По результатам многочисленных тралений была составлена карта распределения мидиевых банок, которые представляют промысловый интерес (Кы- нева-Абаджиева и Маринов).

Ихтиологические исследования с созданием Комплексного института приобретают направление, продиктованное нуждами рыбохозяйственной практики. В первые годы они ограничивались преимущественно биологией черноморских промысловых видов (шпрота, хамсы, скумбрии, пеламиды, ставриды, кефалевых рыб, камбалы и др.), а позднее распространились и на рыбное население прибрежных озер (главным образом карп и судак). Кроме сотрудников Опытной ихтиологической станции, исследования в созданном институте выполняли Л. Иванов (скумбрия) и П. Коларов (пеламида). Таким образом, Институт, все более укрепляя свои связи с рыбо- хозяйственными предприятиями, подчиняет свою деятельность их практике. Доказательством этого служат его краткосрочные и долгосрочные прогнозы состояния и запасов различных видов рыб, позволяющие правильнее и научно обоснованнее планировать лов рыбы в отдельные годы.

 

Создание океанического рыболовства поставило новые задачи перед Институтом — изучение рыбного и нерыбного населения в районах рыболовства, участие в международных совещаниях по регулированию уловов, изучению и сохранению запасов некоторых видов рыб. Деятельность Института доказала необходимость тесного взаимодействия между наукой и практикой.

 

Результаты научно-исследовательской деятельности Института публикуются в „Известиях". Обмен научными публикациями ведется более чем с 200 морскими институтами мира. Это бесспорное свидетельство признания многолетнего труда его сотрудников.

 

 

К содержанию книги:  Чёрное море

 

 Смотрите также:

 

Курс биологии для поступающих в вузы

О развитии биологической науки и ее применении в практической деятельности рассказывает академик А.Баев.
Геном человека и биология XXI века. заведующий лабораторией Института молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН.

 

Общая биология  ОБЩАЯ БИОЛОГИЯ И ГЕНЕТИКА. Медицина нового времени  ИХТИОЛОГИЯ И РЫБОВОДСТВО. Болезни рыб

Дается современное представление о природе возбудителей болезней, их биологии и свойствах, эпизоотологии, диагностике болезней, их профилактике и терапии.
Определитель паразитов позвоночных Черного и Азовского морей.

 

Морские рыбы. Барабулька, бычок. Зеленушка. Ловля рыбы...

В Черном море водится восемь подвидов губана, из которых «зеленуха». является наиболее крупной.
В прибрежных водах Черного и Азовского морей встречается самая маленькая морская рыбка наших морей — бычок Книповича.

 

Николай Дроздов, Алексей Макеев. Море гостеприимное

Ученые исследуют и воздействие загрязнения на флору и фауну Черного моря.
Наш институт сейчас работает над проблемой восстановления этого вида в Черном море.
К сожалению, не везде разумно относились к биологическим ресурсам моря.

 

РАСТЕНИЯ. Жизнь зеленого растения