Сероводород в Черном море

 

 

Взорвется ли Черное море?

 

 

 

Эта тема была объектом исключительного интереса мировых масс-медиа в начале 80-х годов ХХ в. Тогда были рассекречены некоторые документы русского военно-морского флота, в которых описываются странные природные явления в Черном море во время Крымского землетрясения (11.09.1927 г.).

 

Предположение о сероводородной природе взрывавшихся в море близ Севастополя газов в сентябре 1927 г, скорее всего продукт фантастической идеи о сероводородной катастрофе. Искра сероводородной истерии 50- летней давности была брошена журналистом А. Спиридоновым в его статье "Когда взорвется Черное море", опубликованной в "Литературной газете" 14 июня 1984 г. Самое простое и самое сенсационное объяснение о запахе "тухлых яиц" было представлено миллионам людей - горел сероводород! Для достоверности в омлет "тухлых яиц" были привлечены такие авторитетные научные организации как Институт биологии южных морей в Севастополе и Московский энергетический институт им.Кржижановского. Примитивные описания происшедшего заполняли страницы газет, описывались апокалипсические сцены, создавались фильмы и велись телепередачи, якобы конец мира наступает.

 

Что же произошло во время землетрясения 11.09.1927 года, известного в литературе как Крымское землетрясение? Детали этого событий приводим по данным, опубликованным в книге академика Е. Ф. Шнюкова, Л. И. Митина и В. П. Цемко "Катастрофы в Черном море" (1994, Киев, 298с.). Вот что написано в рассекреченных материалах военно-морского ведомства России. В 2 ч. 48 мин. 11.09.1927 года в море перед Евпаторией были замечены огни. Позже в 3 ч. и 31 мин. того же дня перед Севастополем наблюдали огненную стену высотой 500 м и шириной 2,5 км. В 3 ч. и 11 мин. с поста Лукулл видели аналогичное явление. Первый земной толчок ощутили жители Севастополя 11.09.1927 г. в 22 ч. и 15 мин. Магнитуда землетрясения - VIII-IX ступень по шкале Рихтера. Речь идет о событии, отраженном объективно наблюдателями этих постов. Их интерпретация 60-ю годами позже уже лишена эмоций.

 

На первый взгляд объяснение очень простое - горел сероводород. Известно, что в морской воде на большой глубине есть растворенный сероводород, который во время землетрясений выходит на поверхность и загорается. Просто и логично! Но в данном случае основной "научный" аргумент сводился к запаху "тухлых яиц". Вероятно, никто не додумался посмотреть в справочник по химии, где написано, что сероводород воспламеняется при 300 оС и образует взрывоопасные смеси при концентрации в воздухе от 4 до 45%. А содержание сероводорода 0,1% в воздухе приводит к тяжелым отравлениям, до которых не дошло, ибо лишило бы нас возможных свидетелей этого события. Из химической кинетики известно, что окисление сульфидов до тиосульфатов является реакцией первого молекулярного порядка и протекает мгновенно. Так что сероводород, прежде чем выйти на поверхность, окислился бы и стал безвредным. Кстати, водные растворы тиосульфатов тоже пахнут тухлыми яйцами.

 

Вряд ли нужны еще аргументы, чтобы отвергнуть утверждение о загорании сероводорода в подобном случае. Тогда, что видели свидетели этого явления? Приводим мнение известного русского геолога СИПопова, очевидца событий. "Это был взрыв метана, выброшенного из разломов подводными грязевыми вулканами на дне моря". К сожалению, мнение Попова долгие годы не было известно общественности. И еще один очень любопытный факт, найденный в архивах этого времени, очень показательный при оценке характера событий. С 1926 по 1927 гг. в районе Севастополя ЭПРОН (экспедиция подводных работ особого назначения) проводила аварийно-спасательные операции по экскавации судов русского военно-морского флота, затонувших во время Крымской (1853 - 1854) и Гражданской войн. Японские водолазы, которые участвовали в этих работах, внезапно их прекратили. Впоследствии оказалось, что за неделю до землетрясении на дне шло интенсивное выделение газа, что резко ухудшило видимость. Позже подробное изучение газовых выделений на дне Черного моря позволило разработать концепцию о донных обсервационных геодинамических станциях для раннего оповещения землетрясений и цунами, что вошло в рамках международного проекта "ESONET".

 

Сегодня уже установлено, что грязевой вулканизм широко распространен на дне Черного моря, выяснено также, что в составе выделяющихся газов участвуют преимущественно метан, диоксид углерода и сероводород. Возможно, в ближайшем будущем окажется, что не бактериальное сероводообразование, а выделение сероводорода из грязевых вулканов и разложение газогидратных залежей играют ведущую роль в сероводородном заражении Черного моря (16 а, б). Это еще раз подтверждает, что катастрофа, происшедшая в Черноморском озере, вызвала резкие изменения в геохимическом режиме сероводорода. До ПОТОПА в новоэвксинском озере он осаждался на дне, образуя сульфидные конкреционные образования и смешанные сульфидно-углеродные соединения. Уже в новых условиях он насыщает среду и вызывает процесс сульфатредукции и насыщение водной толщи сероводородом. На 15 видно, что обогащение водной толщи сероводородом происходит от дна к поверхности, что определяет ведущую роль диффузии сероводорода.

 

На дне Черного моря наблюдаются и многочисленные родники метана. Газ мигрирует по разломам с земных недр и особенно отчетливо это видно в долинах палеорек, трассирующихся на континентальном склоне (17). Естественно, что при землетрясении из разломов, вследствие сверхдавления, значительно превышающего гидростатическое, выделяются большие количества природного газа, и он поднимается на поверхность в виде "газового гейзера". Когда его содержание в воздухе превышает 3,5%, при возгорании он взрывается, а в ряде случаев при более высоких концентрациях он самовозгорается. Не исключается и возможность взрыва метана при разрушении газогидратных залежей. Но в обоих случаях речь идет о горении метана, который содержит и сернистые соединения, чем и объясняется специфический запах.

 

Это короткое объяснение т.н. "сероводородной бомбы" еще одно напоминание любителям сенсации в необходимости придумать более убедительные "научные" аргументы.

 

Такое примитивное и наивное описание "сероводородной бомбы" и проблема сероводорода, как и свободные сочинения по проблеме экологических технологий со ссылкой на авторитетных ученых и институты вряд ли создает впечатление о достоверности. К сожалению, "сероводородная бомба" появилась как экологический аргумент совсем недавно, что дало повод при обсуждении проекта "Голубой поток " пять лет тому назад, когда он превратился в экологическую одиссею.

 

Проект "Голубой поток" предусматривал поставку российского газа в Турцию по газотранспортной системе с прокладкой газопровода по дну Черного моря. Длина трассы - 400 км от пос. Джубга до г. Самсун, максимальная глубина - 2150 м (18). Транспортировка нефти и газа подводными трубопроводами значительно безопаснее, чем их транспортировка танкерами и находит массовое применение в мировой практике. Дно Мирового океана покрыто сетью подводных трубопроводов и их аварийность сведена до минимума.

 

Напуганные "экологи" долго объясняли нашей общественности, что если на трубопроводе по дну Черного моря случится авария и вытекающий природный газ взаимодействует с сероводородом, то последует гигантский взрыв. Смехотворные аргументы, излагаемые их авторами, вызывают только снисходительную улыбку. Сейчас, когда транспорт газа по двум ниткам трубопроводов идет регулярно, комментарий не требуется. Прокладка газопровода "Голубой поток", его экологическая безопасность и экономическая эффективность способствует прокладке новых подводных трасс (Южный поток).

 

Черное море является натуральной природной лабораторией, которая таит огромные запасы нетрадиционных энергетических ресурсов. Идея использования сероводорода как энергетического ресурса не была чужда и болгарским исследователям. Она привлекательна, прежде всего, с экологической точки зрения. Содержание сероводорода варьирует от 1,9 мг/л на глубине 300м до 12 мг/л на глубине 2,200 м. Необходимо учитывать, что большинство технологических решений основываются на представлении, что сероводород в морской воде находится в виде растворенного газа. По сути дела только 10-20% общего количества сероводорода находится в растворенной форме. Остальная часть состоит из гидросульфидов, которые не горят. Количество сероводорода на 1 тонну морской воды составляет около 0,24 г/т на глубине 300 м и 2,2 г/т на глубине 2200 м. Приведенные данные о концентрации сероводорода показывают, что добыча сероводорода из морской воды вряд ли будет экономически выгодной. Миф об экономической эффективности и экологической целесообразности добычи сероводорода из морской воды упорно выдвигался коллективом академика Р. Б. Ахмедова.

 

Но такой проект существовал. В 1989 г. в Севастополе было создано научно- производственное объединение "Экоэнергетика" с целью освоения сероводородного богатства Черного моря. Считалось, что на глубинах 1 50-200 м содержится 7-8 мг/л сероводорода, что не  18. Трасса газопровода Русия-Турция через согласуется С нашимиакваторию Черного моря (проект "Голубой поток") и сероводород и сопутствующие продукты планировалось ежегодно обрабатывать 2500 км3 морской воды. Для реализации этого проекта необходимо на побережье Кавказа построить 20 ТЕЦ или АЭС мощностью 25 млн квт.

 

При таком масштабном проекте можем представить себе негативные последствия для морской среды. Глубинные воды после переработки содержат биогенные элементы в очень высоких концентрациях, выбросы которых на поверхности моря будут вызывать постоянное цветение планктона. Кроме того, нарушится существующая гидрологическая структура водных масс, что будет иметь непредсказуемые последствия. Несомненно, все "кабинетные" проекты без реальных знаний о противоречивой специфике Черного моря обречены. Естественно, что исследования относительно возможности использования сероводорода должны продолжаться. Особенно интересный проект связан с изучением возможности получения водорода при электрохимическом разложении сероводорода. Подобные проекты можно осуществлять черноморскими странами в рамках ОЧЭС (Организация черноморского экономического сотрудничества).

 

Сапропелевые илы, которые образовались сразу после Потопа на дне моря, являются первоисточниками образования сероводорода. Сапропелевые илы со дна Черного моря, как продукт ПОТОПА, являются важным потенциальным сырьем будущего. Их можно использовать как естественные экологические удобрения, биопрепараты, для рекультивации загрязненных земель, керамики, для создания звуко- тепло- и электроизоляционных материалов, фильтров для очистки воды и газов, нанотехнологии и т.д. Возможное их использование как сорбента при утилизации низкорадиоактивных отходов АЭС. При эксплуатации глубоководных сапропелевых осадков возможно попутное извлечение сероводорода и метана.

 

 

К содержанию книги: Черное море. Потоп и древние мифы

 

 Смотрите также:

 

Апокалипсис Черного Моря и судьба Митридата VI Евпатора

Основанием для такого предположения может служить ход севастопольского землетрясения 1927 года. Тогда также горело море, и распространялся запах тухлых яиц — сероводорода. Можно утверждать, что и тогда...

 

Экологический Конец Света. Вылечите Черное море

Вылечите Черное море. Предсказания «Апокалипсиса» обращены в будущее.
В результате, вместо того чтобы взорваться, Мертвое море зацвело
Например, в 1927 году в Севастополе произошло очень крупное землетрясение, об этом землетрясении уже упоминалось ранее.

 

Между Мердвен-Кая и Балчик-Кая расположен колоссальный блок...

Затопленные города древности на дне морей. Развитие оползней в наше время охватывает почти все Крымское, Кавказское и северное побережье Черного моря.
Разрушительное землетрясение в Крыму произошло в 1927 году.

 

Землетрясение в Крыму. Образование провалов в горах и дорогах

Разрушительное землетрясение в Крыму произошло в 1927 году. Последнее землетрясение наблюдалось 30 августа 1949 года.
Апокалипсис Черного Моря и судьба Митридата VI Евпатора.