Органы внутренних дел России во второй половине 19 века

 

 

Тюремные учреждения России второй половины 19 века. Политические тюрьмы Петропавловская и Шлиссельбургская крепости. Устав о содержащихся под стражей

 

 

 

В связи с принятием нового Уложения о наказаниях, значительно расширившего применение наказания в виде лишения свободы, в изучаемый период встал вопрос о тюремной реформе. Ее инициатором явился царь Николай I, который поручил особому комитету выработку проекта устройства одиночных тюрем «применительно к правилам, какие существуют в Англии и других просвещенных государствах».

 

Подготовленному проекту воплотиться в жизнь оказалось не суждено. Предполагаемое строительство 75 тюрем с одиночными камерами стоимостью в 300 тыс. руб. каждая казалось непосильной ношей для государственной казны. Однако вопрос о реализации проекта стоял вплоть до 1862 г.

 

В рассматриваемый период впервые проводятся обследования тюрем с последующей публикацией их результатов. Так, за период с 1857 по 1859 г. насчитывалось 2209 помещений для общего содержания и 1365 одиночных камер, рассчитанных на содержание 38908 заключенных при наличии 64358 человек. Главную массу составляли подследственные, число которых в 30 раз превышало число осужденных. Заключенные за имущественные преступления и бродяжничество по-прежнему занимали первое место. Тюремный бюджет сводился с дефицитом. Расход превышал доход на 200 тыс. руб., несмотря на сумму в 115 тыс. руб. поступавшую ежегодно от частной благотворительности.

 

Материалы обследования 1865 г. свидетельствовали, что «хорошему человеку достаточно пробыть три дня в остроге, чтобы окончательно испортиться <...>. Тюремные смотрители <...> не только ничем не заинтересованы блюсти за нравственным улучшением доверенных им людей, но большей частью неспособны даже к этой роли: ничтожное жалование в 185 рублей в год, не обеспечивая даже жизненных потребностей человека, естественно, заставляет все помыслы обращать к тому, каким образом выгадать что- либо из арестантских ассигнований».

 

Перепись, проведенная Министерством внутренних дел в 1872 г., вновь выявила «крайнюю тесноту и недостаток помещений», когда 70449 арестантов размещаются в 63613 помещениях. Наиболее переполненными оказались тюрьмы карательные, краткосрочные, в которых население превышало число помещений на 37%.

 

Таким было положение в российских тюрьмах накануне буржуазных реформ второй половины XIX века. В общеуголовной репрессии явно просматривается тенденция к преобладанию двух подходов в исполнении наказания — это тюремное заключение и наказание с преобладанием элементов воспитательно- исправительного воздействия на основе привлечения к труду (арестантские роты гражданского ведомства, смирительные и рабочие дома).

 

Тюремная система уже окончательно сложилась и в своей основе отвечала требованиям времени. Вместе с тем она еще несла на себе отпечатки феодальных порядков: разделение осужденных по сословному признаку, клеймение узников, применение причиняющих физические страдания орудий, телесные наказания (применялись до 1903 г.) и т.д. Однако в числе ее задач, помимо наказания преступника, уже имели место воспитательно-исправительное воздействие, приобщение к труду, профилактические усилия, образовательная работа и религиозное воспитание.

 

Реформы 60-х годов XIX в. мало отразились на состоянии мест заключения. Ни внутренний распорядок, ни режим в тюрьмах не изменились. Более того, ликвидация крепостного права и предоставление крестьянам личной свободы, выход из-под юрисдикции помещика, рост крестьянских волнений, общий подъем революционного движения в стране заставили царизм укрепить те звенья государственной машины, которые осуществляли непосредственно функции принуждения. Выражением этого, в частности, была централизация управления тюрьмами, а также увеличение числа тюрем, их интенсивное строительство.

 

Данные мероприятия вызывались также отсутствием средств, необходимых для коренных преобразований тюремной системы. Поскольку 42 млн руб., необходимых для тюремной модернизации, в государственной казне не было, это обстоятельство предопределило решение правительства о введении в действие намеченных преобразований постепенном. Сама идея всеобщей тюремной реформы начинает властями отвергаться и заменяться тактикой усовершенствования отдельных, наиболее уязвимых звеньев тюремной системы.

Централизация управления местами заключения была осуществлена в 1879 г., когда в составе Министерства внутренних дел было создано Главное тюремное управление. В 1895 г. оно было включено в состав Министерства юстиции и просуществовало до свержения царизма.

 

Местными органами Главного тюремного управления являлись учрежденные в 1890 г. губернские тюремные инспекции. Главному тюремному управлению и его органам на местах были подведомственны все места заключения, как общеуголовные, так и политические. К началу XX века в ведении Главного тюремного управления находилось 895 тюрем.

 

Для решения наиболее важных и сложных вопросов по реформированию и текущему управлению тюремной системой был создан Совет по тюремным делам.

 

В последней четверти XIX века произошли некоторые изменения и в самой системе мест заключения. Перестали существовать смирительные и работные дома, арестантские роты и долговые тюрьмы, которые уже не соответствовали новым условиям капиталистического развития.

 

Продолжают функционировать такие политические тюрьмы, как Петропавловская и Шлиссельбургская крепости. В 60—80 годы XIX в. в них находились в заключении Н.Г. Чернышевский, революционные народники — А. Желябов, М. Фроленко, В. Фигнер, Н. Морозов и др. Основную массу узников Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей в начале XX века составляли активные участники революционного движения и прежде всего большевики. В казематах этих крепостей содержались Н.Э. Бауман, П.Н. Лепешинсюий, В.П. Ногин, М.С. Ольминский, Г.К. Орджоникидзе, Ф.Н.Петров. В Петропавловскую крепость был заключен писатель А.М. Пешков (Максим Горький).

 

В 70-е годы стали создаваться крупные тюрьмы, находившиеся в центральном подчинении (т.е. в подчинении Главного тюремного управления) — «централы». Они были предназначены для изоляции участников революционного движения. В этом смысле наибольшую известность приобрел Александровский централ (близ Иркутска). Одновременно с этим в борьбе с революционным движением в стране возрастает роль каторжных тюрем. Такие тюрьмы были построены на острове Сахалин и в Якутии.

 

За период с 1886 по 1902 г. в наиболее крупных административных, торгово-промышленных и узловых центрах было построено 56 тюрем на 10,5 тыс. человек, приобретено для использования в качестве тюрем 19 частных зданий на 2 тыс. человек и реконструировано 28 зданий вместимостью 2,5 тыс. человек. Причем 6 тюрем, рассчитанных на 3,5 тыс. человек, были построены по системе одиночного заключения, с учетом последних требований тюремной архитектуры и всей пенитенциарной системы в целом.

 

Режим в местах заключения достаточной правовой регламентации в изучаемый период не получил. Главное тюремное управление за время своего существования издало несколько сот различных циркуляров, подготовило множество других нормативных актов. Однако вопросам режима в местах заключения в этих актах отведено незначительное место. Вместе с тем, как и прежде, в нормативных актах, определявших положение заключенных в тюрьме, устанавливались различные условия для лиц из разных социальных слоев. Так, «Устав о содержащихся под стражей» 1890 года — основное законоположение о местах заключения до февраля 1917 г. — требовал, чтобы лица высших и низших сословий, содержащиеся в тюрьмах, не смешиваясь. Устав устанавливал также, что только заключенные крестьяне и мещане могли назначаться на хозяйственные работы.

 

Поскольку тюрьмы были одним из основных средств борьбы с революционным движением и количество политических заключенных в конце XIX — начале XX века значительно возросло, известную регламентацию получили условия их содержания. В течение ряда лет было издано несколько «Правил», определявших положение политических заключенных. Они отделялись от других заключенных, чины жандармерии могли заходить к ним в камеру в любое время дня и ночи. Лица, обвиняемые в государственных преступлениях, должны были содержаться в одиночных камерах. Политические заключенные имели право читать книги «лишь серьезного и научного содержания», а приговоренные к каторжным работам — книги «духовно- нравственного содержания». Газеты и журналы разрешалось читать только годичной давности. «Правила» устанавливали, что приговоренные к каторжным работам за государственные преступления содержатся на общих основаниях и подлежат заковыванию в кандалы и бритью половины головы. Тем самым царское правительство ставило в одинаковые условия уголовного преступника и политического борца.

 

Политическим заключенным было запрещено создавать свои самодеятельные организации — выбирать старосту, устраивать общую кассу. Эти и другие ограничения (на практике их было несравненно больше) преследовали цель сломить волю политических заключенных, подавить их и заставить тем самым отказаться от борьбы за права и интересы трудящихся.

 

 

К содержанию книги: История отечественных органов внутренних дел

 

 Смотрите также:

 

ГОССОВЕТ. Председателем Государственного совета являлся...

В ее ведении находились политические тюрьмы: Шлиссельбургская и Петропавловская крепости, Алексеевский равелин. Третья экспедиция организовывала наблюдение за иностранцами, проживавшими в России.

 

Иван (Иоанн) Антонович Шестой

Сначала Елизавета намеревалась выдворить «Брауншвейгскую семью» из России, но
В 1756 его перевезли из Холмогор в одиночную камеру в Шлиссельбургской крепости.
Как только в тюремных палатах прослышали о заговоре, Иван был убит стражниками.

 

Волконский с женой в камере Петровской тюрьмы, 1830 г.

Рефераты по истории. Волконский с женой в камере Петровской тюрьмы, 1830 г. СОДЕРЖАНИЕ: Князь Сергей Григорьевич Волконский.
Общественно-политические движения в России в XIX в ...

 

Тюрьмы в России. Собственноручный проект императрицы...

Репринты старинныхъ книг. Тюрьмы в России. С