Органы внутренних дел России в начале 20 века

 

 

П.К. Рачковский. Российская тайная полиция

 

 

 

В конце XIX века в результате преследования царским правительством революционных организаций увеличилось число эмигрантов, бежавших из России в Западную Европу. По данным Департамента полиции, в это время в разных странах Европы насчитывалось до 20 тыс. политических эмигрантов.

 

С созданием Департамента полиции за границей была организована так называемая заграничная агентура этого Департамента с центром в Париже. До 1883 г. парижское отделение царской охранки состояло из 5-6 агентов, работавших каждый по отдельному заданию. Позже сеть секретной агентуры за границей начала разрастаться. Уже в начале XX века заведующий иностранной агентурой департамента полиции П.К. Рачковский получает разрешение правительства Германии на создание здесь агентуры. Заручившись содействием властей, он представил программу организации ее в Берлине. Как шло это дело, видно из доклада П.К. Рачковского 22 августа 1902 г. министру внутренних дел:

 

«В конце декабря 1900 года я приступил к организации Берлинской агентуры, с каковой целью мною был командирован туда инженер Гартинг и 3 наружных агента. Берлинская полиция отнеслась крайне подозрительно к осуществлению нашего предприятия, полагая, вероятно, что мы задались мыслью водвориться в Германию для военного розыска или по другим каким-либо политическим соображениям. Путем весьма продолжительных переговоров мне, наконец, удалось убедить полицейскую власть в действительных задачах предполагавшейся организации. И только вслед за получением президентом берлинской полиции и другими его чиновниками почетных наград, дружественные отношения установились между мною и подлежащими властями.

 

Ближайшим сотрудником Берлинской агентуры является полицейский комиссар Винен, оказывающий негласные услуги за денежное вознаграждение, далеко превышающее отпускаемые г. Гартингу средства на секретные расходы».

 

Люди, ставшие на путь сотрудничества с заграничной охранкой, были в своем большинстве по тем или иным причинам выбитыми из нормальной житейской колеи, потерявшими связь со своей средой. Среди секретных сотрудников охранки было немало представителей и социал- демократов, и эсеров, и анархистов, которые, однажды попав в руки охранки, навсегда становились ее слугами. В отдельных случаях это были представители русской интеллигенции, напуганной первой русской революцией и растерявшиеся после ее поражения. Но чаще всего в заграничных агентурах работали люди с уголовным прошлым, для которых не существовало ни класса, из которого они вышли, ни товарищества, ни дружбы. Эти люди продавались тем, кто больше платил.

 

Одной из сотрудниц, характеризовавшейся как весьма способная, была некая дама Шишмарева, содержавшая салон эмигрантов. Эта дама проводила большую работу среди лиц, принадлежащих к социал- демократической партии и занимавшихся революционной деятельностью. Нередко полиция арестовывала при переезде через границу членов социал- демократической партии, заранее зная об их маршруте от своего агента. О том, как высоко оценивали услуги Шишмаревой руководители политического сыска, свидетельствует тот факт, что она получала ежемесячное жалование в размере 500 руб. Вторым примером весьма результативной работы заграничной агентуры является состоящая на связи у Кречунского балканская агентура. Сам Кречунский владел славянскими языками, хорошо знал Балканы. Славянский вопрос в ту пору был обострен. Сведения, получаемые им через агентуру, Кречунский пересылал в Россию через Одессу.

 

Российская тайная полиция действовала в тесной связи с полицейскими органами других стран. Заграничная агентура охранки в Париже опиралась на помощь французский полиции. В контакте с полицией России находились английская и итальянская полиции, полиция балканских стран.

 

Департамент полиции проявлял большую заботу об организации работы своей заграничной агентуры. Новая программа ее действий была разработана заведующим заграничной агентурой А. Красильниковым в 1913 г. Мысль о более эффективной деятельности секретной агентуры за границей возникла у царских чиновников — руководителей политического сыска — в связи с тем, что, как правило, агенты наружного наблюдения (филеры) не знали в лицо важнейших и активнейших деятелей партий, поэтому при въезде их в Россию не включали их в круг наблюдения.

 

В связи с этим в программе действий филеров предусматривалась возможность лично изучить внешность интересовавших полицию революционеров-эмигрантов. С этой целью агентов отправляли в командировки за границу группами, которые, сменяя друг друга, «ознакомлялись» с нужными лицами. Для осуществления постоянного и непрерывного наблюдения и «знакомства» с революционерами соответствующие органы устанавливали связь с отдельными местными гражданами, которые «знакомили» вновь прибывающих русских агентов с революционерами.

 

По приезде представителей русской тайной полиции за границу их, как правило, размещали в квартирах русских эмигрантов. Для постоянного «изучения» нужных им людей агенты содержали конспиративную квартиру. Однако за границей охранка без суда и следствия не могла арестовать никого.

 

Русской тайной полиции за границей приходилось работать в трудных условиях. Граждане европейских стран в большинстве своем не хотели сотрудничать ней. Против русской тайной полиции проводились целые кампании. Завербованные не очень стойко хранили тайну, а нередко даже выступали с разоблачениями. В связи с этим начальству, в ведомство которого входила заграничная агентурная служба, часто приходилось выкручиваться на судебных процессах.

 

Говоря о заграничной агентуре, нельзя не отметить центральный отряд Петроградского охранного отделения как одно из звеньев заграничной агентуры, находящееся в северной столице. Сюда входили сыщики, которые должны были знать в лицо известных революционеров, скрывающихся за границей. Многие из них владели иностранными языками, и их часто посылали в те страны, где жили революционеры.

 

В Петроградском охранном отделении была комната, где на стенах висели фотографии известных охранке революционеров. Здесь же находились многочисленные альбомы с такими фотографиями. Филерам иногда устраивали неожиданную проверку: смогут ли они безошибочно узнать того или иного революционера. Агенты центрального отряда выезжали для опознания прибывавших в Россию из-за границы русских эмигрантов. Это было их основной задачей.

 

Как было отмечено выше, центр заграничной агентуры находился в Париже. Однако тайная русская полиция не рисковала все дело заграничного розыска представлять от собственного лица. Правда, она была хозяином положения, она же несла все расходы по розыску, но от непосредственной формальной ответственности за всю организацию она уклонялась. Дело в том, что во всей Западной Европе больше, чем в Америке, было немало всевозможных частных розыскных бюро, существовавших на строго законном основании. Одно из таких бюро и обслуживало царскую полицию.

 

Русские заграничные агенты состояли на службе в неком частном розыскном бюро, принадлежащем гражданину французской республики по фамилии Биттар-Монэн. Он и взялся организовать «частное бюро» услуг царской полиции, раскинув его щупальца по всей Европе.

 

Русская тайная полиция позволяла своим агентам называться как угодно — «делегатами», «комиссарами», просто чиновниками, но только не агентами на русской службе.

 

Перед Первой мировой войной это частное ведомство, оказывающее услуги русской тайной полиции, помогло соответствующим органам установить тесную связь со всеми официальными полицейскими учреждениями Западной Европы, в том числе и органами государственной безопасности, и органами, занимающимися военным шпионажем.

 

 

К содержанию книги: История отечественных органов внутренних дел

 

 Смотрите также:

 

Рачковский - заведующий русской тайной полицией в Париже

После назначения Плеве министром внутренних дел Рачковский был уволен, но затем снова был назначен при Трепове начальником департамента полиции. Рачковский был одним из организаторов еврейских погромов.

 

Юрий Давыдов. Никто и никогда не узнает наших имен

Его союзницей в деле совершенствования тайной полиции явилась княгиня Юрьевская.
мир нигилистов, революционеров, социалистов, коммунистов — этих российских санкюлотов»
Рачковский был пройдохой, но это ему не удалось, о чем автор настоящей заметки весьма...

 

Премьер министр России Петр Аркадьевич Столыпин. Коковцев.

по отношению к полиции и казакам. Тогда, - рассказывает далее взволнованный.
полицейским нюхом" предвосхитила "тайное желание двора и камарильи.
Петр Иванович Рачковский. Организатор политического сыска в России ...

 

Провокатор Азеф. О ДЕЛЕ АЗЕФА В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ...

ние политическим отделом департамента полиции, которым он и заведовал. до конца 1905 года, а затем с 1906 года, как я говорил в Первой думе, Рачковский уже никаких обязанностей по Министерству внутренних дел не.