Органы внутренних дел России в начале 20 века

 

 

С.В. Зубатов. Зубатовщина - тактика полицейского социализма

 

 

 

Получившие распространение с середины 90-х годов прошлого столетия массовые выступления рабочих заставили некоторых наиболее дальновидных руководителей полицейского аппарата задуматься. Они поняли, что только полицейско-репрессивными мерами бороться с массовым движением бессмысленно, поэтому решили прибегнуть к новым методам. Одним из них стала так называемая тактика «полицейского социализма», вошедшая в историю как «зубатовщина».

 

С.В. Зубатов — фигура, примечательная во многих отношениях. В ранней молодости ему не чужды были социалистические увлечения. Гимназистом он принимал участие в деятельности нелегальных кружков учащейся молодежи, а в 1882 г. был даже исключен из гимназии за неблагонадежность. Эта близость в течение некоторого времени к революционным кругам сыграла решающую роль в его дальнейшей карьере. В середине 80-х годов он становится негласным осведомителем московской охранки, провокатором. Умный, ловкий и удачливый агент скоро обратил на себя внимание. В 1889 г. он становится помощником начальника, а в 1896 г. — начальником Московского охранного отделения. Зубатов с головой уходит в организацию политического сыска и постановку «внутренней агентуры», т.е. сложной системы провокаций, вкладывает в это дело немало труда, выдумки, достигает больших успехов.

 

Известный в то время охранник П.П. Заверзин писал: «Зубатов был одним из немногих правительственных агентов, который знал революционное движение и технику розыска».

 

В то время политический розыск в империи был поставлен настолько слабо, что многие члены его не были знакомы с самыми элементарными приемами той работы, которую вели, не говоря уже об умении разбираться в программах партий и политических доктринах. Зубатов первым поставил розыск в империи по западноевропейскому образцу, введя систематическую регистрацию, фотографирование, конспирирование внутренней агентуры и т.п. Московское охранное отделение того времени занимало исключительное положение среди розыскных органов департамента полиции. Сфера его деятельности выходила далеко за пределы Москвы и губернии. Благодаря тщательно поставленному сыску и разветвленной сети агентуры отделению удалось нанести ряд ощутимых ударов по революционному движению. Им были произведены крупные аресты в Москве, Минске, Киеве, Одессе, Харькове и Петербурге. Однако аресты и вообще репрессивные меры правительства уже не могли остановить революционное движение, которое выросло идейно и организационно, становясь все более массовым. Стачки рабочих середины 90-х годов в Петербурге, Москве и ряде других городов центрального района, руководимые социал-демократами, показали рост сознательности и организованности рабочего класса.

 

Сравнительно высокая эрудиция, знание революционной среды, знакомство с нелегальной литературой и, наконец, непосредственное соприкосновение с практикой революционного движения позволили Зубатову быстрее других почувствовать и оценить значение новой нарастающей силы — пролетариата.

 

Ярый сторонник и защитник российского самодержавия, видевший в неограниченной монархии идеал политического строя, Зубатов ищет пути и средства сохранения этого строя перед лицом надвигающейся опасности. Он понимает, что в условиях массового революционного движения репрессивные меры не достигают цели. Зубатов приступает к выработке новой тактики борьбы, вылившейся в своеобразную систему русского «полицейского социализма».

 

Основы этой тактики были сформулированы в докладной записке, поданной 8 апреля 1898 г. московским обер- полицмейстером Д.Ф. Треповым великому князю Сергею Александровичу. Записка начинается своеобразным «анализом» состояния западноевропейского и российского революционного движения. «История революционного движения показала, — писал автор, — что сил одной интеллигенции для борьбы с правительством недостаточно, даже в том случае, если они вооружаются взрывчатыми веществами». Революционеры — интеллигенты и организуемые ими кружки, сами по себе не страшны. Это штабы без армии. Страшны и опасны они становятся лишь тогда, когда им удается связаться с массами, опереться на них. В этом отношении особую опасность представляют социал- демократы, опирающиеся на рабочих». Далее в записке констатируется, что деятельность российской социал- демократии «дала превосходные результаты на практике: явились массовые забастовки, давшие в итоге достаточное удовлетворение своим участникам». Причины успеха социал- демократов автор видит в том, что они ведут свою пропаганду, «эксплуатируя мелкие нужды и требования рабочих». Последнее же является следствием недостаточно внимательного отношения к рабочим со стороны «надлежащих чинов и ведомств». Это обстоятельство должно быть учтено при выработке мер борьбы с революционным движением.

 

«Пока революционер проповедует чистый социализм, — заявлял Зубатов, — с ним можно справиться одними репрессивными мерами, но когда он начинает эксплуатировать мелкие недочеты существующего законного порядка, одних репрессивных мер мало, а надлежит немедля вырвать из-под его ног самую почву». Каким же образом? Задача первостепенной важности состояла, по его мнению, в том, чтобы фактами попечительства вырвать народ из-под влияния революционеров, завоевать его доверие. И сделать это быстрее всего может полиция. Исходя из изложенного, автор записки считал, что необходимо «урегулировать рабочее движение, дифференцировать различные его проявления и определять, с чем нужно бороться и что нужно только направлять». В качестве первых шагов он предлагал ряд мер, которые позволили бы отвлечь рабочих от политической борьбы, внести раскол в их ряды. Прежде всего необходимо внушить рабочим, что правительство само может удовлетворить все их «законные» требования, устранить «своеволие» предпринимателей и вообще заняться «урегулированием» фабрично-заводских отношений.

 

Разъясняя свой замысел, Зубатов писал в донесении в Департамент полиции 19 сентября 1900 г.: «Значит, мораль такая: 1) идеологи — всегдашние политические эксплуататоры масс на почве их нужды и бедности, их надо изловлять и, 2) борясь с ними, помнить всячески: «бей в корень», обезоруживая массы путем своевременного и неустанного улучшения их положения на почве мелких нужд и требований (большего масса сама по себе и за раз не просит). Но обязательно это должно делаться самим правительством и при том неустанно без задержки».

 

Зубатов считал, что в обстановке растущего революционного движения его план можно осуществить при помощи легализации под тайным контролем полиции профессиональных рабочих организаций, которые должны отвлечь рабочих от политики и направлять их устремления в русло экономической борьбы. Поддерживая и направляя профессиональное движение, правительство тем самым могло бы предоставить известную свободу отношениям предпринимателей и рабочих, не выходящую за рамки экономической борьбы, и даже «смотреть сквозь пальцы на забастовки, раз в них нет ни уголовщины, ни явной политики».

 

Расчеты Зубатова имели определенную почву. Они опирались:

 

1)        на традиционный «попечительный» характер политики царизма в рабочем вопросе;

2)        на неразвитость, несознательность значительной части рабочих в России, на не изжитые еще в народной массе иллюзии, связанные с верой в «доброго царя»;

3)        учитывалась и стихийная тяга рабочих к объединению.

 

Попытки Зубатова использовать формы идейного воздействия на рабочее движение, революционную среду успеха не имели. Слишком явным было несоответствие между «теорией» Зубатова и практикой полицейского аппарата царизма. Рабочие поняли это очень скоро и не попадались на удочку зубатовского «полицейского социализма». Царское правительство не простило это Зубатову: он был отправлен в отставку.

 

 

К содержанию книги: История отечественных органов внутренних дел

 

 Смотрите также:

 

Революция 1905 года. Кровавое воскресенье. Поп Гапон.

протекала под покровительством департамента полиции То был период. "полицейского социализма". Его возникновение неразрывно связано с именем. полковника С.В. Зубатова, возглавлявшего в 1896-1902 гг. Московское охранное.

 

Зубатов - начальник московской охранки. Начал свою...

Первый пытался ввести в России полицейский социализм, отсюда термин - "зубатовщина".
В феврале 1902 г. Зубатов организует в Москве "Общество взаимного вспомоществования рабочих механического производства".

 

Кровавое воскресенье

По предложению начальника московской охранки полковника Зубатова были созданы рабочие организации, разрешенные правительством
Духовенство оправдывало массовые казни революционеров, проповедовало в церквах, что Христос был врагом социализма, что царская...

 

1905-1907 года, первая революция в России. Кровавое воскресенье

...попа Гапона и его покровителей из полицейского ведомства, надеявшихся с помощью так называемого "полицейского социализма" удерживать массы от
Непосредственным автором этой идеи был С.В. Зубатов, воз