Органы внутренних дел Советского государства в послевоенные годы 1945—1953

 

 

Борьба с бандеровцами УПА и ОУН на Западной Украине

 

 

 

Подобный порядок производства по делам о контрреволюционных преступлениях, во многом противоречивший действующему законодательству , диктовался не только сиюминутными выгодами по очищению регионов, наиболее подверженных националистическими бандпроявлениями от нежелательных элементов.

 

Предварительное расследование по делам рассматриваемой категории на западных окраинах в первые послевоенные годы значительно осложнялось организованным вооруженным сопротивлением националистов, которые всячески препятствовали его проведению. Так, во всех западных областях Украины оуновское подполье жестоко расправлялось со свидетелями, дающими показания на участников гитлеровских злодеяний из числа членов «Организации украинских националистов» и «Украинской повстанческой армии». Порой это создавало непреодолимые трудности в сборе доказательств. Данное обстоятельство приводило не только к значительному увеличению сроков следствия, но и к отказу многих свидетелей от своих показаний в суде и, как следствие, возврату таких дел на доследование. 1 июня 1948 г. УК КП(б) Украины вынуждено было вынести по этому поводу специальное решение «О мерах по ограждению свидетелей, дающих показания в следственно-судебных органах, от репрессий со стороны банд украинско-немецких националистов». На его основе органами МВД СССР также были предприняты соответствующие мероприятия, в том числе и по «эвакуации» лиц рассматриваемой категории в отдаленные лагеря.

 

В изучаемый период органы внутренних дел продолжали принимать активное участие в проверочно-фильтрационных мероприятиях, осуществлявшихся в отношении репатриантов — как бывших военнопленных, так и гражданских лиц, сосредоточенных с этой целью в разного года спецлагерях НКВД/МВД СССР. Практика показала, что «государственная проверка» вылилась в необоснованные массовые репрессии. В постановлении ЦК КПСС и Советского Правительства «Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей» от 29 июня 1956 г. отмечалось, что, как показала проверка в спецла-герях НКВД СССР, они содержались практически в тех же условиях, что и заключенные исправительно-трудовых лагерей.

 

Как было отмечено в справке комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, подготовленной в декабре 1994 г., в качестве прикрытия для привлечения к принудительным работам с особо опасными и тяжелыми условиями труда была использована фильтрация репатриированных советских граждан, возвращавшихся на Родину из-за рубежа в проверочно-фильтрационных лагерях НКВД СССР.

 

Наряду с этим необходимо признать, что в рамках возложенных на них полномочий, действуя во исполнение действующего законодательства и ведомственных нормативно-правовых актов, советские органы внутренних дел проделали огромную работу по обеспечению возврата советских людей на Родину, а также привлечению к ответственности лиц, повинных в тягчайших преступлениях. С окончанием Великой Отечественной войны, когда поток репатриированных советских граждан, возвращающихся из-за рубежа, резко возрос, действовавшие за пределами СССР проверочно-фильтрационные комиссии в установленных местах сосредоточения репатриантов перестали справляться не только с проведением необходимых оперативно- розыскных мероприятий, но даже с регистрацией всех поступающих лиц.

 

В результате огромное количество советских репатриантов оказалось в приграничных сборно- пересыльных пунктах и лагерях Наркомата обороны СССР, проверочно-фильтрационные группы в которых отсутствовали. Сложившееся положение создало реальную угрозу беспрепятственного проникновения на территорию Советского Союза граждан, представлявших большую общественную опасность.

 

Чтобы исправить сложившееся положение, руководство органов НКВД Украины, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Литвы, Молдавии, Ленинградской и Мурманской областей в указанных пограничных пунктах (лагерях) НКО СССР создало специальные группы, возложив на них учет и регистрацию каждого репатриированого. При отсутствии компрометирующих материалов об активном пособничестве оккупантам проверка завершалась в органах внутренних дел по месту постоянного жительства.

 

В последующем, учитывая невозможность содержания всех без исключения репатриированных в проверочно-фильтрационных лагерях, директивой НКВД СССР от 29 октября 1945 г. их дальнейший прием туда был запрещен. С этого момента все гражданские лица подлежали проверке местными органами внутренних дел. При этом учет лиц данной категории возлагался на органы милиции. На местах проверкой репатриантов занимались районные комиссии, укомплектованные    необходимым количеством оперативников из местных органов внутренних дел.

 

При этом выявленные предатели, ставленники, пособники оккупантов и т.п. подлежали передаче в органы МВД СССР. Следствие по делам арестованных было направлено на разоблачение их преступной деятельности, выявление их скрывшихся сообщников, антисоветского подполья и агентуры противника. Был установлен срок окончания деятельности указанных проверочно-фильтрационных комиссий — на 1 февраля 1947 г.

 

Особую группу в рассматриваемой сфере составляли лица, в отношении которых поступали данные об их участии в гитлеровских злодеяниях. Для оперативной разработки они направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря НКВД СССР. Емкость каждого из них, в соответствии с приказом НКВД СССР от 31 января 1945 г., была рассчитана на 3 тыс. человек. Первоначально они дислоцировались в Ковеле, Одессе (УССР), Таурасе и Каунасе (Литовская ССР). К лету 1945 г. на территории Советского Союза действовали уже 43 подобных спецлагеря и 26 проверочно-фильтрационных лагерей. 74 ПФЛ и 22 сборно-пересыльных пункта с указанной целью были организованы на территории Германии и в странах Восточной Европы.

 

Благодаря рассмотренным мероприятиям к уголовной ответственности были привлечены многие гитлеровские пособники, совершившие в годы войны тягчайшие злодеяния. Так, в августе 1946 г. УМВД по Кировской области были арестованы четверо репатриантов из числа советских немцев. Как выяснилось в ходе следствия, в 1941 г. они перешли на сторону врага и поступили на службу в его разведывательные органы, после чего приняли активное участие в арестах оказавшихся в оккупации советских и партийных работников, а также в угоне советских граждан в Германию.

 

По состоянию на 1 января 1946 г. общее число репатриантов, зачисленных по результатам фильтрации в «спецконтингент НКВД» составило 228 018 человек; 125 812 из них содержались в проверочно-фильтрационных лагерях, а 102 206 были помещены в исправительно-трудовые лагеря НКВД СССР. К 1 марта 1946 г. число «спецконтингента» возросло до 339 618. Внутренние перемещенные лица (т.е. не покидавшие в годы войны пределов СССР) при этом составляли 272 867 человек (или 6,5% от 4 199 488 всех учтенных репатриантов).

 

 

К содержанию книги: История отечественных органов внутренних дел

 

 Смотрите также:

 

Украинская повстанческая армия УПА. Украинские...

Украинская повстанческая армия (УПА) была создана бандеровцами в марте месяце 1943 г. В ее
С освобождением Красной армией западных областей Украины часть бандеровцев ушла с
Одновременно с провокацией немцы дали указание ОУН (бандеровцам) начать борьбу...

 

ОУН. бендеровцы. Из офицеров Западно-Украинской народной...

4. ОУН. В 1921 г. из остатков офицеров «Западно-Украинской народной республики» и
Так он стал ключевой фигурой в борьбе с бандитизмом на Украине в 20-х годах, при том
В период германо-польской войны «бандеровцы» якобы захватили документы польской разведки и...

 

ПАРТИЗАНЫ. Партизанское движение в годы Великой...

Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. Одной из форм вооруженной борьбы советского народа против врага стало партизанское движе-ние.
Он действовал в Смоленской, Орловской и Могилевской об-ластях, а затем на Западной Украине.