КРЕМЕНЬ

 

 

Органические остатки в кремне - это биокатализаторы, способные перерабатывать энергию света

 

 

 

ВЫСОКАЯ МИССИЯ КРЕМНЯ. КРЕМЕНЬ - ВАШ СОЮЗНИК

 

Воображение - открывать, вносить частицу собственного света в живую тьму, где обитают разнообразные формы и величины

Федерико Гарсия Лорка

 

Стоит согласиться с тем, что человек, познавая мир, постоянно думает как его преобразовать во имя всего человечества, а потому пытается разобраться прежде всего в самом себе, в окружающих его людях, в обществе, где он живет. Преодолевая инерцию мышления тех, от кого зависит признание найденного им новшества и /разумеется, внедрения во все сферы жизни, в которых оно жизненно необходимо, человек, опередивший понимание обществом найденного им решения конкретных задач, старается найти себе соратников и, конечно же, сочувствующих. Только сообща можно добиться успеха. Таков закон жизни.

 

Вопреки здравому смыслу, как полагали долго ученые, "живой" камень-кремень оказался не только проверенным наукой, но и открыл новое общепланетарное научно-техническое направление человеческой деятельности. Кремень природа создавала по своим законам прежде всего для себя самой, но когда человечество оказалось у роковой черты экологической проблемы, она, не задумываясь, отдала свою тайну людям, чтобы они, объединившись с ней, смогли повсеместно легко и быстро, но с минимальными затратами, исправить огрехи своей "разумной" деятельности.

 

Для подобной всеобъемлющей работы нужны тонко чувствующие конкретную проблему специалисты в каждой отдельно взятой стране, объединенные общей идеей. К примеру, "экология без экономики - это всеобщая нищета" (девиз конференции по проблемам окружающей среды Рио-де-Жанейро, 1992 г.). Здравоохранение, обеспечение продовольствием, энергетика тесно связаны с безотлагательным решением экологической проблемы. Так вот, кремень - один из разбросанных "камней", которые пришло время собирать всем без исключения.

 

Уже несколько лет кряду наш земляк академик РАН Валентин Афанасьевич Коптюг доказывает категорическую необходимость признания проблемы защиты окружающей среды на правительственном уровне доминирующей над всеми остальными в национальных программах развития. Он на всех уровнях не устает повторять заявление Мориса Стронга, генерального секретаря международной конференции ООН по проблемам окружающей среды, состоявшейся в июне 1992 года в Рио-де-Жанейро: "Процессы экономического роста, которые порождают беспрецедентный уровень благополучия и мощи богатого меньшинства, ведут одновременно к рискам и дисбалансам, в одинаковой мере угрожающим и богатым и бедным. Такая модель развития и соответствующий ей характер производства и потребления не являются устойчивыми для богатых И не могут быть повторены бедными. Следование по этому пути может привести нашу цивилизацию к краху".

 

В этом выпуске я еще раз постараюсь показать, что кремень с •го уникальными свойствами позволит вытеснить многие экологически грязные производства, созданные во имя благополучия меньшинством, и в то же время повысит продуктивность сельскохозяйственного производства и поднимет выработку экологически чистой анергии во имя всех и вся.

 

Пусть кому-то покажется такое мое заявление нескромным. Однако оно уже не мое личное заявление, а наше общее, подтвержденное научными авторитетами и массовой практикой "кремнепоклонииков".

 

"НЕ ГРУСТИ, ИСААКИЙ"

 

Без ленградского периода моей деятельности, вклинившегося в МОЮ судьбу, думаеся, не обойтись. А не то может показаться, что •Оа в "кремневой одиссее" явилось само собой, без особого труда, ПО чьей-то воле, а потому может стихийно развиваться и дальше 1вк.

Могу сказать, что развитие медико-биологического аспекта проекта "Кремень" вполне обойдется и без меня, так как находится сей- ЧвС в надежных руках ответственного и знающего свое дело специалиста, доктора биологических наук, руководителя-энтузиаста, поверившего в большую миссию кремня, Натальи Ивановны Астапо- вич, заместителя директора Института микробиологии АНБ.

 

Что касается остальных аспектов, то тут совсем другое дело и без инициирования работ среди энтузиастов не обойтись, поскольку многие вопросы только поставлены или кое-как проглядывают сквозь завесу тайн.

 

Итак, для всех, кто знал меня, было загадкой: почему это вдруг Малярчикова, неутвержденного даже в ученой степени кандидата технических наук, работающего старшим научным сотрудником, в 1976 году переводят на работу в Ленинград? Это вам не 50-60 годы, когда наблюдался еще "голод" у предприятий и организаций, решавших сложные по тем временам проблемы, совсем не решаемые без мало-мальски знающих специалистов. Это происходит в том время, когда во всю начинался застойный период, когда на государственном уровне сдерживалось использование отечественных достижений науки и техники. И Малярчикова переводят не просто рядовым работником, а главным конструктором Ленинградского машиностроительного объединения "Спутник". Все делается в спешном порядке, словно время не ждет. На самом деле оно так и было. Проблема, которую надо было решать на практике была настолько "горящей", что получалось, как в сельском хозяйстве: весной день год кормит.

 

А связано это было с темой моей диссертационной работы, с ее конкретной частью: "Создание устройств производства и хранения сыпучего водорода для нужд термоядерного синтеза, инициированного оптическими квантовыми генераторами".

В принципе моя работа была закрытой, но о ней знали Харьковские криогенщики, которые и порекомендовали привлечь меня к решаемым Институтом физической апаратуры проблемам. Наш Институт после кончины А.В. Лыкова отказался работать в указанном направлении, хоть ему и были сделаны предложения через Госкомитет по науке и технике и непосредственно указанным институтом. Пришлось ленинградцам обращаться через Г.В. Романова, первого секретаря обкома, к генеральному директору Л МО "Спутник" Владимиру Сергеевичу Бакланову

 

И вот в июне я уже был назначен главным конструктором Л МО. Чтобы не было осложнений с ленинградской милицией, я был внесен в специальные списки работающих без прописки. Меня поселили в большую четырехкомнатную квартиру на Бухарестской улице, откуда, при необходимости, было легко добираться до Института физической аппаратуры

 

Наступило второе полугодие моего пребывания в Ленинграде. Работы шли успешно, но Смерть вырвала из рядов далеко впередсмотрящих Василия Николаевича Доенина, министра СССР. Я попросил у тогдашнего Председателя Ленгорисполкома Льва Николаевича Зайкова письменную гарантию, что мне при обмене "хрущебы" на любую жилплощадь в Ленинграде (такая была договоренность при переводе меня в Ленинград) квартира, в которой я жил по "смотровому" ордеру, остается за моей семьей. На что мне было сказано будущим куратором военно-промышленного комплекса страны: "Мы не даем письменных гарантий ни партийным работникам, ни академикам. Вы же - ни тот, ни другой".

 

Жена настояла на моем возвращении в Минск: она не знала, что я всю жизнь стремился на свою маленькую родину. Еще в 1956 году с документами в кармане я говорил словами песни, любимой наулей курсантской: "Не грусти, Исаакий, не качай головой, мы еще увидимся с тобой". Был классический случай остаться дома, но свобода, как говорят, - это самоограничение

 

Возвратившись в Минск, в Специальное конструкторское бюро с опытным производством, первым главным конструктором которого я был назначен в самом начале его рождения, мне была предложена должность ведущего конструктора. Таких ведущих было 52 человека. Я был пятьдесят вторым, но с самым маленьким окладом, с обязанностями обширными: надо было самому изобрести нечто важное и нужное, выполнить самому чертежи вплоть до деталей, освоить все профессии, чтобы изготовить образцы, провести испытания натурные в акватории Черного моря

 

Вобщем, появилось много работы, но простой в основном, а времени для черных мыслей и того больше. Черных? Да, я не был доволен собой, а потому постоянно думал о каком-нибудь недорогом и интересном увлечении. И вот оно - ХОББИ - на всю оставшуюся жизнь. Открытый мной феномен кремня захватил меня всего без остатка. Я думал это скоро пройдет, как только люди поймут что это такое для человечества в новейших технологиях и пилотных образцах новой техники. Скоро это растягивается на десятки лет и не только для меня, но и для большого количества специалистов, ставших "кремнепоклонниками".

 

Минули годы, можно сказать самые тяжелые с начала горестной перестройки. И вот сегодня 29.05.95 года я получил из МЭРИИ Санкт-Петербурга письмо следующего содержания.

 

Глубокоуважаемый Анатолий Дмитриевич!

 

По поручению мэра Санкт-Петербурга А.А. Собчака я познакомился с Вашим письмом и сборником трудов первого республиканского научно-практического семинара.

Сборник направлен в объединенный научный совет по проблемам экологии и природных ресурсов при Санкт-Петербургском научном центре Российской академии наук для оценки перспективности предлагаемых направлений использования кремня для радикального изменения экологической ситуации. О результатах Вам будет сообщено дополнительно.

Директор Департамента A.M. Ельяшевич

22.05.95 г. №7.6 - 8527 Департамент науки и высшей школы.

 

Хотелось бы закончить словами: не грусти Исаакий Но скажу еще одно: Никому уже не интересно заниматься чем-то полезным всему человечеству. Лучше отписаться, переправить куда-то для принятия правильного или неправильного решения по зарегистрированному письму, отчитаться перед высшим начальством и закрыть вопрос за ненадобностью. А если по-государственному, то следовало бы встретиться с первооткрывателем феномена и принять соответствующую программу действий.

 

К примеру, в Ленинграде такую программу уже принимали десятки государственных и частных структур. Она предусматривала работы по феномену кремня в рамках нашего общественного проекта "Кремень", о чем был с АН БССР заключен договор о научно- техническом содружестве. Во главе ленинградских "кремнепоклон- ников", идейно объединивших остальных, в том числе представителей академического комплекса "ТИСМОР" и практиков с Ленинградского завода "Торгмаш", стал отдел экономики газеты "Ленинградская правда" в лице заместителя заведующего Льва Ефимовича Иванкина. Этот журналист, остро чувствовавший проблему, имел еще и образование горного техника, много лет проработавшего в Магадане.

 

А все начиналось так. Еще будучи в Ленинграде, у меня появилось немало знакомых среди журналистов и ученых. Эти люди, как правило, искренне "болели" за судьбу советского изобретательства, которое в ту пору (середина 70-х) по инерции еще продолжало двигаться вперед, а по внедрению новшеств тормозилось: работала государственная политика, ориентированная на использование готовых зарубежных достижений.

 

Так вот, видя, что в Белоруссии к феномену кремня относятся, как говорится, "спустя рукова", и зная хорошо беды окружающей среды Ленинграда, особенно наступающую трагедию питьевой воды, я однажды, приехав в отпуск к маме, "заскочил" к Льву Ефимовичу Иванкину и оставил ему для изучения "гору" уже опубликованных материалов по феномену кремня. Мы договорились, что он будет изучать проблему исподволь. Как только "созреет", то постарается "закрутить" ее так, чтобы ничто уже не могло остановить "снежный ком" заинтересованности представителей науки, промышленности, транспорта, которые у него являются нештатными корреспондентами. И я сразу же поверил Иванкину. По-видимому, уже полученный опыт работы моей с журналистами, засел в меня глубоко, основательно и прочно.

 

21 сентября 1990 года в "Ленинградской правде" появляется первая статья Льва Ефимовича под интригующим в то время названием "Феномен кремня". Полностью я ее не буду здесь приводить, ибо кое-что в нее он взял из уже опубликованных материалов. Важен сам факт появления этой статьи, сыгравшей немаловажную роль в судьбе моего открытия.

 

"В солидных медицинских учреждениях его принимали если не за шарлатана, то во всяком случае за чудака с навязчивой идеей. Уж больно бесхитростный и легкодоступный для всех метод рекомендовал он для лечения или предотвращения ряда заболеваний. В качестве целительного средства Анатолий Дмитриевич Малярчиков предлагал использовать обыкновенный кремень, которым природа располагает в изобилии и который применял человек каменного века при производстве орудий труда.

 

Малярчиков уверял, что если бросить кремень в воду, подержать ее на свету несколько дней, то она становится бактерицидной. Кремневую воду боится вирус гриппа. Она быстро останавливает кровотечение, буквально через 2-3 минуты успокаивает зубную боль, лечит ангины, насморки, пародонтоз. Помогает при расстройстве желудка, уменьшает содержание сахара в крови у диабетиков, улучшает функционирование почек, печени, обмен веществ, способствует росту волос.

 

Словом, кремень обладает уникальными свойствами. Закупоренная в герметичный сосуд, вода сохраняет их месяцы и годы.

 

Медики ему не верили, но разговаривали вежливо: все-таки А.Д. Малярчиков занимал солидное положение - ведущий конструктор СКВ Института тепло- и массообмена Академии наук БССР, ученый секретарь общественного комитета Союза научно-технических обществ по перспективным источникам энергии и энергоносителям. К тому же он автор более 80-ти изобретений, в том числе связанных ^космонавтикой. Все это убеждало, что человек он незаурядный. Но причем здесь медицина?

 

К ней пришел Малярчиков волею случая

 

Правда, его заключения пока на уровне гипотезы, требующей научного подтверждения. Однако Малярчиков считает, что он недалек от истины. По его утверждению, в кремне содержаться остатки микроорганизмов, которые способствовали образованию этого камня из ила в теплых водоемах мелового периода, о чем и свидетельствует огромное их количество в известняковых породах.

 

Органические остатки в кремне - это не что иное, как биокатализаторы, способные перерабатывать энергию света и в десятки тысяч раз ускорять окислительно-восстановительные реакции. Например, растворенный в воде молекулярный азот с их помощью превращается в аммиак. А это уже "строительный материал" для соединений такого типа порфиринов - аналогов хлорофилла и гемоглобина, которые играют огромную роль в развитии всего живого.

 

Благодаря наличию свободных водородных связей у воды и у порфиринов система структурируется так, что в воде не находится места микроорганизмам и растворенным химическим элементам. "Облагороженная" кремнем вода становится сверхчистой. Она сродни той, что выдают церковники за святую, которая готовится с помощью естественной ионизации серебра.

 

Между тем, пока ученая медицина с недоверием воспринимает феномен кремня, Малярчиков продолжает свои эксперименты. Оказывается, дистиллированная вода, "настоянная" на кремне, замерзает значительно быстрее, чем обычная. При этом образуются кристаллы, в полостях которых вода остается незамерзшей. После обработки кремнем в воде почти не остается железа. Отсюда следует возможность также ее широкого применения, в частности, для предотвращения коррозии в трубопроводах, котлах энергетических установок, для приготовления питьевой воды без очистных сооружений

 

После сообщений в прессе об открытии Малярчикова в его адрес посыпались сотни писем с просьбой выслать чудо-камень. Анатолий Дмитриевич отвечал на все из них и вкладывал в конверты малюсенькие образцы кремня. Пошла и обратная почта, в которой люди рассказывали об эффекте лечения, делились своей радостью после того, как избавлялись от какого-то недуга. У Малярчикова появилось много друзей, которые стали активными пропагандистами широкого применения кремня.

 

Кремень стал продаваться на базарах, предприимчивые кооператоры хлынули к известняковым карьерам, за бесценок скупая "пустую" породу. Ученые и специалисты Польши, ГДР, Венгрии, КНР, Кубы, Финляндии серьезно отнеслись к информации о неожиданных свойствах кремня и уже два года назад приступили к комплексному исследованию уникального явления. И только отечественная наука проявляла полное бездействие.

 

Не дожидаясь полного окончания исследований кремня, уже сегодня можно организовать его широкое применение. Пусть даже человек не верит в целебные свойства кремневой воды, но ведь и вреда от употребления ее не будет

Л. Иванкин

 

В этом же году появилась большая статья Иванкина и в газете "Гудок". Он ее озаглавил "Кремень против экстрасенса".

 

13.04.91 года в газете города Пушкин Ленинградской области появилась статья работника городской санэпидемстанции В. Шишкова "О феномене кремня". Затем статья "Живой камень" появляется в газете Ленинградских профсоюзов "Единство" 23-25 апреля 1991 года. Санкт-Петербургские ведомости 1-го февраля 1992 года публикуют новую статью Л. Иванкина "И снова о живой воде".

 

Однако у смерти свои законы. Не стало Льва Ефимовича. Но до этого он успел "заразить" проблемой камня Гусарова Семена Александровича и Мешкевича Виктора Викентьевича с завода Ленторг- маш, которые "работают" с кремнем до сих пор. Кремень им помог сохранить конструкторско-технологические кадры на заводе в тяжелое для них время. Иванкин "завел" президента фирмы "Юниверсал Логос Корпорейшн" (США, Нью-Йорк) Валерия Герасимова, потомка Донских казаков так, что он, приехав в Минск, подписал с академиком, тогдашним вице-президентом, исполнявшим обязанности президента АНБ А. Степаненко протокол о намерениях в реализации проекта "Кремень".

 

Неординарное для академии событие уже после перевыборов нового руководства АНБ заставило провести совместное заседание отделений геологии и химических и биологических наук и принять решение о дальнейших исследованиях кремня и активированных им сред.

 

По инициативе академика-секретаря отделения проблем геологии и химии И.И. Лиштвана общим руководителем была рекомендована доктор биологических наук Наталья Ивановна Астапович. Видно Всевышнему было угодно ее назначение: проблема медико-биологического аспекта общественного проекта "Кремень" благодаря инициативе и труду Натальи Ивановны медленно, но уверенно продвигается по витку своего развития. Руководимые ею ученые, непосредственно работающие под ее началом, к примеру, Наталья Алексеевна Головнева, или в самостоятельных группах в отраслевых, академических и вузовских институтах (Ю.П. Истомин, С.А. Михайлова, С.И. Касинская, И.В. Глушкова, М.Е. Михайлова, Г.В. Красков- ский и многие другие), можно надеяться, столь уверовали в могущество кремня, что продолжат исследование и внедрение феномена и в дальнейшем, преодолеют все препятствия на их пути. По крайней мере мне так хочется.

 

И за все это потомки останутся благодарны Льву Ефимовичу Иванкину, журналисту и гражданину, сумевшему в кремневой проблеме отделить зерно от плевел.

 

Едва ли сегодня найдется такой оптимист, который станет уверять, что в "кремневой одиссее" уже все нормально и не нужны энтузиасты и подвижники. Я же, прошедший сквозь "игольное ушко", смею заметить, что без людей увлеченных все может замереть в какой-то момент.

 

К счастью для проекта "Кремень" и для тех, кто его реализует, в последние годы появились такие молодые люди, инициативные предприниматели, "поставившие" на продукцию из кремня, как физик Ковш Геннадий Викентьевич и агроном Чувак Владимир Владимирович. Они, в ущерб пока своей прибыли, выполняют все без исключения принятые рабочей группой Кабинета Министров Республики Беларусь, занятой на общественных началах развитием проекта, решения по обеспечению исследований и экспериментов, а также по пропаганде достижений науки и техники на базе феномена кремня. Жаль только, что и у них идет не все гладко: ничего не поделаешь, поскольку кремень оказался лакомым кусочком.

 

 

К содержанию книги: Камень кремень

 



 Смотрите также:

 

Крымский кремень  как добывали кремень  лечебные свойства камней и минералов