Проблемы этологии. Поведение животных

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гамофионы —

феромоны полового созревания

 

 

Палоло живет на дне океана, ловит рачков и червей. Он и сам червь, но очень уж необычный.

 

Осенью палоло роится, покидает морское дно и плывет к поверхности. Но не весь палоло уплывает, а только его задняя половина. Она принаряжается: у самцов желтеет, у самок одевается в красный наряд. По бокам у нее вырастают большие ножки-весла, а над ними прорезываются глазки: у путешественницы нет головы, а смотреть, куда плывешь, все-таки надо.

 

Загребая веслами-ножками, половина палоло уплывает вверх, к поверхности океана. Первые палоло появляются здесь перед рассветом. Прибывают все новые и новые половинки. Восходит солнце. Волны кишат палоло. Их миллионы! Вода становится желто-бурой. Черви начинены икрой (самки) и молоками (самцы). Они «взрываются» и разбрасывают вокруг икру, словно мелкую дробь. Тут же и самцы исторгают из себя сперматозоиды, но происходит это, как установлено, только под влиянием особых веществ «женских половин» червя.

 

А с островов спешат к палоло люди: на лодках-катамаранах, под парусами и без парусов, плывут на корягах, на плотах, на бревнах. Везут с собой большие корзины.

 

Ловят палоло сетями, черпаками, руками. Спешат наловить побольше: через час-два приходит конец роению. Палоло дождем сыплются на дно. Тут набрасываются на них другие охотники — рыбы, кальмары, каракатицы.

 

А на берегу уже горят костры, и начинается пиршество! Палоло жарят, сушат, квасят, солят. Говорят, что вкусом палоло напоминает нежнейших устриц с приправой из мускатного ореха.

 

Два вида палоло обитают на противоположных концах Земли. Тихоокеанский живет на коралловых рифах у архипелагов Самоа и Фиджи, а атлантический на рифах Бермудских и Карибских островов.

 

Первый роится в октябре (малое роение, или по-местному — «мблалоло лиалаи» и в ноябре (большое роение, или «мблалоло леву»). А второй — между 29 июня и 28 июля.

 

Самостоятельное размножение задней половины тела характерно не только для палоло, но и для других многощетинковых червей. Разница лишь в том, что уплывающая к поверхности океана половина червя перед этим путешествием восстанавливает на одном из своих концов новую голову.

 

«Женские половинки» червя одонтосиллиуса первыми поднимаются ночью к поверхности и плавают здесь, мерцая огоньками светящихся органов, приманивая люминесцентным светом своих «фонариков» «мужские половинки». Половинки самцов тоже светятся, но как только попадут в ореол иллюминации самки, тотчас гасят свои огни и, понуждаемые женскими гамофионами, выбрасывают сперматозоиды.

 

У другого многощетинкового червя из рода грубеа, напротив, не самки, а самцы выделяют гамофионы, которые побуждают самок откладывать яйца. Если самцов поблизости не окажется, яйца так и останутся в яичниках: и скоро погибнут.

 

Самцы многих насекомых (мух, сверчков, кузнечиков, тараканов, жуков и др.) на разных частях своего тела несут железы, секрет которых дает самкам стимул к размножению. А взрослые самцы пустынной саранчи особыми феромонами ускоряют созревание молодых саранчуков.

 

Рыбка горчак похожа на карася-недоростка. Весной у самки горчака снизу, у основания хвоста, вырастает длинная и тонкая трубка. Это яйцеклад, как у кузнечика, только подлиннее — сантиметров пять. А у самца чешуя расцветает радугой, он нежно льнет к самочке, и вместе ищут они на дне реки подходящую колыбельку для потомства, которое скоро должно появиться на свет. Колыбелька эта — живая анодонта, самая крупная в наших реках ракушка. Самка вставляет между створками раковины свою наполненную икринками трубку и откладывает несколько желтоватых бусинок в жаберную полость моллюска. Там у анодонты всегда чисто и много свежей воды, которую постоянно прокачивает через себя ракушка. Икринки горчака развиваются в полной безопасности.

 

Так вот яйцеклад, который обеспечивает эту безопасность, появляется у самки горчака только тогда, когда рядом с ней плавает самец, гамофион которого, называемый копулином, способствует росту яйцеклада.

 

И у других рыб есть подобные феромоны, стимулирующие развитие у самок яичников и вторичных половых признаков.

 

У млекопитающих гамофионы, воспринимаемые в основном обонянием, тоже играют немалую роль в размножении. Лучше всех изучены в этом отношении мыши.

Выпустим в клетку много самок мышей (несколько десятков), и скоро у них появятся всяческие нарушений половых циклов, долго не будет течки. Подсадим к ним самца, и все сексуальные отклонения кончатся.

 

И вот еще какой странный феномен заметили. Если впустить в клетку беременной самки (через пять суток после оплодотворения) другого самца, не отца ее потенциального потомства, происходит невероятное! Беременность прекращается, эмбрионы в матке резорбируются, и наступает новая течка. Больше того, и самца-то не обязательно подсаживать — достаточно одного его запаха. Можно впустить беременную самку в клетку, в которой недавно сидел «чужой» самец, и эмбрионы в ее теле погибнут.

 

 

К содержанию книги: Акимушкин: Проблемы этологии

 

 Смотрите также:

 

Этология как наука. принципы этологии.  поведение у животных, индивидуальное и групповое...