КРЫМ. ЧАТЫР-ДАГ

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

 Маршруты на Чатыр-Даг - Ангар-Богаз, Ангарский перевал

Гора Эклизи-Бурун. Кутузовское озеро  

 

 

Из имеющихся в горном Крыму перевалов Ангарский лишен части их достоинств: высотой не взял, отсюда не открываются, как, например, с Байдарских ворот, ошеломляющие виды на Южный берег и Черное море. Он принадлежит к типу закрытых (т. е. с ограниченным кругозором) седловин.

 

«Недостатки» не помешали ему приобрести широкую известность. Благодаря удачному географическому положению и доступности он является исходным пунктом многих самодеятельных путешествий по восточному и западному Крыму, походов выходного дня, экскурсий, традиционным местом туристских слетов и соревнований, зимнего отдыха. Два-три месяца в году, в зависимости от состояния и мощности снежного покрова, он принимает лыжников и саночников из разных городов и сел области.

 

С перевала доступны все объекты Чатыр-Дага, но чаще отсюда совершают восхождение на Эклизи-Бурун — это цель и нашего похода. Начнем его с шоссе, где нас высадил троллейбус.

 

Сам перевал и окрестные седловины заслуживают, на наш взгляд, подробного рассказа. Но сначала немного географии. Ангар-Богаз, как мы уже писали, представляет собой понижение между горными массивами Главной гряды: Чатыр-Дагом на западе и Северной Демерджи на востоке. Одновременно он является и водоразделом двух бассейнов рек — Ангары на севере и Демерджи на юге. Проход из одной долины в другую лежит на высоте 752 м над уровнем моря, о чем и сообщает надпись на чугунной доске, вмонтированной в подпорную стенку.

 

Собственно Ангар-Богаз и прилегающие участки долин сложены породами таврической серии — это чередующиеся аргиллиты с прослоями кварцевых алевролитов и песчаников. При выветривании аргиллиты разрушаются до пластинок и чешуек толщиной с бумагу, образуя на длинных склонах подвижные осыпи. Плотные алевролиты разбиваются на многоугольники, на их гранях можно найти, если повезет, фигуры причудливых очертаний, созданные движением воды на илистом дне триасового моря. Подобная находка украсит любительскую коллекцию горных пород.

 

Там, где распространены глинистые сланцы, развивается овражно-балочная сеть в оползневые явления, что отражается на выборе места для прокладки дорог и троп. При этом динамические формы рельефа избегаются, предпочтение отдается верхним частям склонов, вершинным поверхностям отрогов.

 

Протяженность седловины по прямой между бровками массивов шесть километров. В ее пределах водораздельная линия, сохраняя общее направление юго-запад — северо-восток, проходит по узкому междуречью, представленному комбинацией вытянутых гребней и отдельных вершин, таких, как горбатая Эльх-Кая (1011 м), скала Пахкал-Кая (1137 м). Между ними и безымянными горками пониже имеются такие же доступные проходы; когда-то и они играли роль перевальных точек.

 

Сегодня трудно указать, в каком месте перевала и когда пролегла первая колесная дорога или ее прародительница — вьючная тропа. К сожалению, фронт археологических исследований обошел межгорное понижение с юга и севера, оставив его «белым пятном». А район седловины был освоен человеком издревле. Часть следов, более древних, уже безвозвратно стерлась, снесена водными потоками, погребена под тяжестью оползневых бугров, но кое-что осталось. На склонах еще встречаются выровненные (в форме ущербной луны) площадки, где выжигали древесный уголь. Заброшенные чаирные поляны — тоже след человека: здесь заготавливали сено, собирали урожаи яблок, груш, кизила с привитых дикорастущих плодовых.

 

Посетив верховья рек Ангары и Демерджи, вы поразитесь замысловатому переплетению давно покинутых дорог — тележных, заросших до узких стежек, и современных, укатанных машинами лесников. Только длительное хозяйственное использование территории могло создать подобную дорожную сеть, несмотря на значительное горизонтальное и вертикальное расчленение рельефа с активным проявлением экзогенных процессов.

 

 

И здесь дороги — индикаторы антропогенного освоения, указывающие на то, что, обладая рядом преимуществ по сравнению с остальными перевалами, Ангарский стал одним из первых сухопутных звеньев, связавших Южный берег с предгорным и равнинным Крымом. Интересна средневековая проселочная дорога, соединявшая обе долины, используемая и сейчас. Лежит она между шлемовидным утесом Пахкал-Кая и западным травянистым склоном Северной Демерджи. На оголенной вершине Пахкал-Каи археологи нашли остатки небольшого, но мощного укрепления с церковью, которое, по мнению открывателей, служило приперевальным сторожевым пунктом.

 

С этого перевала на север можно уйти по двум дорогам. Первая — с фрагментами крепид (древних подпорных стен) — спускается по одному из правых притоков в долину реки Ангары. Вторая — через урочище Курлюк-Баш и отроги Долгоруковской яйлы — к памятнику погибшим воинам у с. Перевального. В южном же направлении дорога ведет с седловины к развалинам средневековой Фуны и далее к Алуште.

 

В оборонительных стенах и других постройках Фуны использовался местный строительный материал: валуны, глыбы и плиты мраморовидных известняков, конгломератов, гравелитов, песчаников. Его брали с ближних обвально-оползневых склонов Демерджи. Привозной камень употреблялся на строительные детали: мшанковый известняк применялся для изготовления резных украшений и надписей, из него сложены откосы и наличники дверных и оконных проемов; пиленые блоки из известнякового туфа шли на арочные и сводчатые перекрытия. Сравнение состава ископаемой флоры, содержащейся в образцах туфа из построек и в известных месторождениях Крыма, показало, что для Фуны туф добывался в ущелье Красных пещер (Кизил-Коба) близ с.Перевального.

 

Здесь же найдены листы черепицы прямоугольной формы размерами 0,75 х 0,55 м и толщиной до 0,1 м, «барабаны» восьмигранных колонн высотой 1,65 м и диаметром 0,5 м, выполненные из нуммулитовых известняков среднего эоцена. Как известно, они встречаются только в предгорье, а ближайшие к Фуне — в районе Симферополя.

 

Эти косвенные данные указывают на то, что через Ангарский перевал осуществлялись связи между средневековыми приморскими поселениями и центральным предгорьем.

 

Первая благоустроенная почтовая дорога, преодолевшая Ангар-Богаз, появилась в 1824—1826 гг. Солдаты двух батальонов Козловского и Нашенбургского пехотных полков под руководством подполковника Шипилова связали широким (для того времени) большаком Симферополь с Алуштой. Это событие отмечено соответствующей надписью на обелиске, установленном на перевальной точке у основания вершины Эльх-Кая. Известняковые плиты памятника несут отметины времени: царапины, пулевые выбоины, каверны выветривания...

 

Обелиск — это памятник русским солдатам, которые, вгрызаясь в твердую скальную породу киркой и лопатой, с неимоверными трудностями построили почтовый тракт. Он прошел в 2,5 км западнее средневековой дороги, и его уцелевшие фрагменты можно увидеть в лесу вместе с сохранившимися столбиками ограждений. В 1860 г. тракт обновили: спрямили слишком крутые повороты, узкие места расширили и заодно сместили к западу перевальную точку.

 

В годы Советской власти, когда Южный берег стал интенсивно развиваться как всесоюзная здравница, потребовалась коренная перестройка старой дороги. За пять лет, с 1935 по 1940-й, шоссе было полностью реконструировано, фактически построено заново, полотно покрыто гудроном.

 

В годы Великой Отечественной войны крымские партизаны постоянно контролировали дорогу, идущую через перевал, здесь гремели выстрелы и взрывы.

«Внимание! Партизаны!» — предостерегали таблички, установленные оккупантами на обочинах. «Теперь, как и раньше,— сообщает в своем донесении от 2 января 1942 г. один из начальников СД в Крыму,— партизаны обстреливают или даже захватывают одиночные машины».

 

Боясь партизан, фашисты вырубили по обеим сторонам шоссе лес на ширину 100—150 м, на Ангарском перевале, разместили крупный гарнизон. По дороге постоянно разъезжал усиленный патруль, действовала система конвоев, одиночные машины объединялись в колонны. Но все это мало помогало оккупантам.

 

С дорогой связан малоизвестный эпизод, который произошел в трех километрах севернее перевала в июне 1942 г., когда Севастополю угрожало очередное наступление гитлеровцев., и надо было во что бы-то ни стало заставить фашистов отложить его.

 

Ночью у горы Черной, что в заповеднике, у партизан, приземлился связной самолет из Севастополя. Он доставил пакет с пятью сургучными печатями и сопроводительной запиской с просьбой — любой ценой «вручить» пакет командующему фашистской армии генералу фон Манштейну, но так, чтобы у него не возникли подозрения относительно достоверности «совершенно секретного» документа.

 

Много вариантов перебрали партизаны и остановились на одном. Из заповедника в сторону Ангарского перевала двинулась группа во главе с начальником штаба Евпаторийского отряда А.Д.Махневым. В ее составе был предатель, не подозревавший о своем разоблачении и о том, что ему в куртку тайно зашили «секретное» донесение. Вечером отряд вышел к Таушан-Базару и напал на пост гитлеровцев, имитируя переход шоссе. На помощь с Ангарского перевала прибыли две машины солдат. В завязавшейся перестрелке предатель бросился через дорогу, чтобы скрыться в овраге — уже на стороне фашистов. На это и рассчитывали партизаны. Раздался выстрел — и «почтовый ящик» оказался на видном месте, на полотне дороги.

 

На следующий день последовала реакция фашистов: часть войск со стороны Севастополя была переброшена на Южный берег, так как в пакете находился «приказ» партизанам оказать помощь, якобы предстоящим советским десантам: воздушному на Ай-Петри, морским в Ялте, Алуште и Семидворье. Опасаясь повторения Керченско-Феодосийской операции, фашисты отложили штурм Севастополя и блокировали указанные пункты. Так выполнили партизаны поставленную перед ними задачу, помогли защитникам Севастополя.

 

В послевоенные годы дорога перестала справляться с интенсивным потоком машин, скорость и грузоподъемность которых непрерывно увеличивались. Движению мешали узость шоссе, его извилистость. Сегодня трудно поверить, что поездка на курорт и обратно для многих пассажиров оборачивалась непередаваемыми мучениями. Встал вопрос о коренной реконструкции дороги.

 

Современная троллейбусная трасса перед глазами — и нет смысла перечислять ее достоинства. Одно-двухъярусные подпорные стены, многочисленные водоотводы и водопуски, другие технические сооружения свидетельствуют о тех инженерно-геологических трудностях, с которыми дорожники встретились при ее строительстве.

Мы рассказали не совсем обычную биографию вполне обычной асфальтированной дороги. Со стороны Алушты и Ялты ее называют Симферопольским шоссе, а со стороны областного центра — Алуштинским или Ялтинским. Свыше 25 лет по трассе легко и плавно везут отдыхающих водители крымских троллейбусов и автобусов. И жаль, что не все этапы ее эволюции отмечены памятными вехами.

 

С троллейбусной остановки пройдем на просторную площадь в обрамлении сосен, осин, буков — перевальную точку бывшего шоссе. На взгорке — строения турбазы «Ангарский перевал». Сейчас она находится в состоянии реконструкции. Напротив — домики одноименной с перевалом метеостанции.

 

На западе четко вырисовываются очертания верхнего плато, обращенного к нам своим восточным торцом. Его меридианальный поперечный срез имеет форму неправильного треугольника: более длинный и пологий — южный скат, короткий и крутой — северный. Вершиной этого треугольника служит Ангар-Бурун (1459 м), отступивший от края на 200— 250 м. Под ним, но ниже кромки плато, выпирает массивный контрфорс Ангарской стены — скалодром альпинистов и скалолазов,— перед которой, восточнее, находится правильный конус горы Сахарная головка (1053 м). Вместе они как бы делят Ангарский склон на северную и южную половины, в каждой располагаются обширные амфитеатры верховьев левых притоков реки Ангары. Водораздел заслоняет от нас северную часть склона, открывая полностью южную.

 

Ангарский склон одет лесом; деревья с настойчивостью скалолазов карабкаются по кручам на плато. Их останавливают лишь вертикальные стены уступов. Грязно-серыми пятнами, полосками и штрихами, беспорядочно разбросанными по зеленому фону, выглядят на склоне глыбовые навалы и отдельные утесы.

 

Большую часть южной половины Ангарского склона занимает водосборный цирк. В нем веером расходятся три крупные балки. Их верховья лежат в пределах плато. В истоках средней балки, по центру, чернеет вешка — конечная станция буксировочного лыжного подъемника. Бугельный электроподъемник состоит из трех самостоятельных станций с протяженностью прогонов, если смотреть снизу,— 650, 600 и 350 м. Рядом на склоне оборудована горнолыжная трасса длиной 1000 м. Под нее прорублена в расчищена широкая просека.

 

Решением Крымского облисполкома № 336 от 3.06.1977 г. район Ангарского перевала отведен для массового отдыха трудящихся. Стихийно сложилась его рекреационная специализация — зимний отдых.

 

Первый снег на Чатыр-Даге появляется в середине—конце октября, а исчезает в конце марта—начале апреля. Число дней с морозом (в год) колеблется от 100 до 124. Но эти данные не говорят о том, как непостоянна и капризна крымская зима с ее климатическими контрастами и внезапными переменами погоды. Промчится снежная круговерть, наметет сугробы по пояс, думаешь — надолго. На вторые-третьи сутки пригрело солнце и зашумели, загудели ручьи. К вечеру от белого савана остаются одни лоскутки. Через неделю- другую все повторяется. И так за холодный сезон несколько раз. Вот и лови момент, держи лыжи наготове.

 

Лет тридцать тому назад на заснеженных дорогах горного Крыма лыжник выглядел экзотической редкостью — сейчас это обычное явление. Зачинателями были свои, доморощенные лыжники, симферопольские школьники, питомцы археологического кружка Областной детской туристско- экскурсионной станции (ОДТЭС), руководимого О.И.Домбровскнм. Освоение лыжной азбуки у кружковцев шло пропорционально накоплению опыта (ведь лыжи не соответствовали росту их владельцев, не было ботинок и надежных креплений, а главное — отсутствовал тренер). Радости удачных спусков с крутых горок затмевала горечь падений, были и слезы, но не от ушибов, а... сломанных лыж. Затем тренировки сменила серьезная работа с археологической целью — проходимы ли древние дороги через яйлу в зимнюю ненастную погоду? Так были проложены первые лыжные маршруты по массивам Бойка и Ай-Петри.

 

А потом — пример заразителен — разработаны были лыжные и санные спуски в районе Кутузовского озера и Буковой поляны: и горки крутые там есть, и, главное, открытые всхолмленные пространства. К организации зимнего отдыха подключился Симферопольский городской клуб туристов, энтузиасты которого стали ежегодно проводить веселый праздник — «Крымская зима».

 

В итоге популярность Ангарского перевала росла подобно лавине. В иные зимние дни здесь можно увидеть свыше пяти тысяч отдыхающих из разных городов и сел области. Вводится даже специальный троллейбусный маршрут «Симферополь — Ангарский перевал».

 

Сооружение подъемника и горнолыжной трассы позволило рассредоточить любителей зимнего отдыха, и это снизило антропогенную нагрузку на отдельные участки лесного ландшафта. Теперь имеются спуски для новичков, лесные дороги отданы саночникам, выделены специальные трассы для детей. Когда снег на склонах начинает таять, лыжники имеют возможность продлить зимний сезон — подъемник доставит их на верхнее плато, где снежный покров сохраняется намного дольше.

 

Всю прелесть зимней прогулки по окрестностям Ангарского перевала надо испытать самому. Берите лыжи или сани. Не велика беда, если нет ни того, ни другого. День, проведенный в горах среди пушистых сугробов и успокоительной тишины заиндевелого леса, запомнится надолго.

 

Продолжим наше путешествие уже в летний сезон. С Ангарского перевала пути-дороги разбегаются. Отсюда по Тисовому ущелью можно выйти на нижнее плато. На верхнее же ведут множество как утрамбованных, так и едва заметных пешеходных троп. Заманчиво, конечно, забраться по линии лыжного подъемника. Но две последние его станции установлены в ложбине над каменным потоком и питающей его подвижной осыпью. Не советуем испытывать судьбу — несчастные случаи здесь уже были.

 

Из паутины троп и тропинок, сотканной туристами, выберем известные и безопасные маршруты, ведущие к Кутузовскому озеру и на Буковую поляну.

 

Сначала — на Кутузовское озеро. За метеостанцией пойдем не по разъезженной дороге, а углубимся в дубово-грабовый лес слева от нее, по расширенной бульдозером тропе для лыжников, которая выше по склону сливается с этой же дорогой; по ней выберемся на плоскую вершину оползневого бугра с поляной. Сюда же с севера, из балки, протянулась просека высоковольтной линии. На поляне туристский перекресток: прямо, на запад,— к Буковой поляне, на юг, по дороге и отчасти по просеке,— к Кутузовскому водоему. Указатели, расставленные горноспасателями, не дадут потеряться. Даже на заброшенной тележкой дороге стоит табличка «Школьный спуск» — трасса для юных лыжников.

До Кутузовского озера идем не более 30 минут по лесному проселку с мелкими лужами и мочажинами по эрозионным ложбинам и западинам, которые дорога пересекает. На подходе к водоему, вдоль дороги, станут часто попадаться солнечные поляны. Своей сочной густой зеленью они радуют взор, и после сумрачного монотонно-серого букового леса встреча с ними доставляет истинное наслаждение.

 

Кутузовское озеро — это большой пруд, лежащий в средней части юго-восточного оползневого склона Чатыр-Дага (с абсолютной отметкой 830—850 м). Прилегающая к озеру открытая местность не что иное, как бугристая поверхность тела оползня, в северной, более пониженной, тыльной части которого на базе нескольких источников и насыпной дамбы был создан обширный водоем. В паводок он заполняется на 3—4 м, а обычно глубина его не превышает 2 м. В сухие летние месяцы пруд пересыхает, обнажая плоское, быстро зарастающее травой глинистое дно.

 

Вокруг пруда сенокосные поляны, чередующиеся с посадками сосны, ставшими за двадцать лет роскошными борами. Среди сосен попадаются экземпляры кипариса болотного — с длинной хвоей и кирпично-красной корой. Тут же каптированный источник, к нему сбегаются все тропы. Наполним фляги водой: на верхнем плато ее нет.

 

От Кутузовского озера до цели нашего маршрута — рукой подать. Тропы здесь исхоженные, плотно сбитые. Они хорошо видны на полянах и в прошлогоднем опаде под буковыми деревьями вплоть до границы леса, за которой зона плато, беспощадно палимого летним солнцем и обдуваемого штормовыми ветрами с морозом зимой. Последние буки толпятся у подножия склона, и только редкие кусты шиповника, укрываясь за скальные выступы и отдельные глыбы, еще продвигаются вперед.

 

Тропа от кромки леса вначале стелется ровно, а выше виляет из стороны в сторону, выписывает петли, обходя известняковые уступы и россыпи камней. Начало горного плато отмечено двумя каменными турами. Эти насыпанные пирамиды здесь внушительны: ни один турист не забывает положить в них «свой» камень. Не забудем и мы, ведь туры помогают в тумане найти место спуска.

 

За турами тропа идет по южному краю плато мимо карстовых воронок, скальных гребней и вскоре пересекает карстово-эрозионную ложбину, в которой, за счет метелевого снега, ежегодно формируется и сохраняется дольше других обширный снежник. Поэтому тут планируется установить дополнительный бугельный подъемник с прогоном 400 м. За котловиной начинается подъем на высшую точку Чатыр-Дага.

 

Эклизи-Бурун находится на юго-западе верхнего плато, которое здесь заканчивается треугольным в плане выступом; он высоко приподнят относительно среднего уровня и как бы изолирован карстово-эрозионными формами от яйл. Поэтому смотрится и вблизи и издали самостоятельным массивом. С юга и запада Эклизи-Бурун ограничен отвесными 350—400-метровыми скальными стенами, доступными лишь альпинистам. На север и северо-восток он обращен крутым травянистым склоном, нижняя часть которого опирается на днище огромной котловины.

 

Тропа обходит вершину по восточному и северо-восточному склонам с известняковыми гребнями и поднимается по менее крутому, слегка волнистому северному. Немного усилий— и подъем окончен.

 

А теперь расскажем, как пройти на Эклизи-Бурун с Буковой поляны. Маршрут начнем с упомянутого выше туристского перекрестка и отправимся на запад, по маркированной дороге. Знак ее — белый квадрат с голубым ромбом в центре — часто нанесен краской на стволах деревьев.

 

Буковая поляна расположена в трех километрах от турбазы в верхней части юго-восточного склона лесистого хребта на высоте 950—970 м над уровнем моря. Хребет тянется дугой от южной оконечности Ангарского склона к перевалу. Буковая поляна простирается на 150—200 м с юго-запада на северо-восток. В начале ее, слева по ходу, есть родник, против которого вверх по склону на 80 м прорублена просека, в прошлом лыжный спуск.

 

В дальнем конце поляны — указатель с надписью «Ангар-Бурун». Слева от него и тропы проходит дорога в сторону Кутузовского озера. Используя ее, как это делают лыжники, можно совершить и летом приятную кольцевую экскурсионную прогулку, завершив ее на перевале.

 

С Буковой поляны удобнее сначала подняться на Ангар-Бурун, а потом уже на Эклизи-Бурун.

 

Со стартового пятачка лыжного спуска свернем вправо на тропу, малозаметную среди обильного листового опада и валежника. По ней преодолеем несколько оползневых бугров. Они узнаются по неожиданной смене уклонов: очень крутой склон внезапно переходит в горизонтальную в форме полумесяца площадку, в тыльной части которой крутизна снова резко возрастает. Оползни эти древние, стабилизированные, они потеряли четкость форм, стали расплывчатыми. Положительную роль здесь сыграл буковый лес, по которому будто сквозь частокол из серых стволов пробирается тропа и выводит на наклонную прибровочную часть плато.

 

До Ангар-Буруна идем параллельно бровке обрыва, пока не откроется восточная вершина. Она — почти на краю северного склона верхнего плато, откуда открываются живописные виды на Ангарскую долину, перевал, гору Демерджи.

 

Верхнее плато простирается с северо-востока на юго-запад на 3—3,5 км и с Ангар-Буруна просматривается полностью: по площади оно намного меньше нижнего и по сравнению с ним не платообразное, а скорей корытообразное из-за глубоких карстово-эрозионных ложбин.

 

Шеренга невысоких вершин наискось пересекает верхнее плато и делит его на две морфологически разные половины. Восточная, с цепочкой карстовых воронок, имеет общий наклон к югу и исполосована параллельными рядами скальных гребней; западная, примыкающая к Эклизи-Буруну, представляет собой огромную котловину с двумя продольными карстово-эрозионными долинами и карстовыми воронками на дне.

По форме и размерам карстовые воронки верхнего плато Чатыр-Дага отличаются от подобных на нижнем. Здесь они блюдцеобразные, плоскодонные и чаще создают подобие лестницы, располагаясь друг под другом на склоне какого-либо водораздела или вершины. Между собой они соединяются короткими ложбинами.

 

Полюбовавшись открывающейся с Ангар-Буруна панорамой, пересечем по диагонали верхнее плато, чтобы подняться на Эклизи-Бурун, откуда можно пройти к пещерам на нижнем плато или вернуться по пройденным маршрутам к турбазе. «Ангарский перевал».

 

Гора Эклизи-Бурун в Крыму

Гора Эклизи-Бурун в Крыму

К содержанию книги: Душевский, Шутов: Путеводитель по Чатыр-Дагу

 

 Смотрите также:

 

гора Чатыр-Даг. пещеры  ПО КРЫМСКОМУ ЗАПОВЕДНИКУ - Чатыр-Даг...  Чатырдагский могильник  Вершины Эклизи-Бypyн и Ангара-Бурун