КРЫМ. ЧАТЫР-ДАГ

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

 История Чатыр-Дага

Первые поселения в эпоху неолита

 

 

В цепи Крымских гор Чатыр-Даг занимает срединное положение, со всех сторон он отделен от соседей и сдвинут на 10 км к северу от фронтальной линии Главной гряды. Массив ограничен двумя глубокими проходами — богазами (перевалами). На юго-западе Кебит-Богаз (591 м) лежит между ним и Бабуган-яйлой с высшей точкой Крыма Роман-Кош (1545 м). Этот перевал разделяет бассейны рек Альмы, собирающей воду с западных склонов Чатыр-Дага, и Улу-Узени, в устье которой располагается большая часть города Алушты.

 

На северо-востоке Ангар-Богаз (752 м) размежевал Чатыр-Даг с горой Демерджи. И здесь свои реки: на север спешат воды Ангары (верховье реки Салгир), на юг, к Черному морю,— короткой Демерджи.

 

В далеком геологическом прошлом Чатыр-Даг не был так резко обособлен от смежных гор. Его относительная изолированность — результат проявления многих природных процессов и, в первую очередь, тектонических, которые стимулировали активность эрозии. Перечисленные реки (Альма на западе, Ангара на востоке) образовали вдоль его склонов живописные ущелевидные долины и тем самым отделили массив от соседей.

 

Чатыр-Даг вытянут меридианально почти на 10 км при ширине с запада на восток до 5 км. Его площадь со всеми склонами и отрогами 46,5 км кв. В плане это прямоугольник с четкими ровными склонами, за исключением северной оконечности, расчлененной долинами сухоречий — короткими притоками речушек Тавель, Ак-Мелек н Аян, принадлежащих к бассейну Салгира. Междолинные водоразделы, словно растопыренные пальцы, расходятся в стороны. Поэтому, очевидно, В.Н.Дмитриев, первый председатель Крымского горного клуба, считал, что Чатыр-Даг своими очертаниями напоминает ступню человека.

 

Особенностью горных массивов Главной гряды является платообразность их вершинных поверхностей, за которыми закрепилось название яйла (от тюркского джайляу — пастбище). Чатырдагская яйла располагается на разных абсолютных отметках, и большинство исследователей выделяет две гипсометрические ступени — нижнее и верхнее плато.

 

Нижнее занимает наибольшую площадь массива и лежит на высотах 900—1100 м над уровнем моря (максимальная 1252 м). Здесь нет высоких хребтообразных водоразделов, останцовых возвышенностей и глубоких долин между ними. В массе своей имеющиеся формы рельефа будто испытали шлифовку и подогнаны под единый уровень: их отличает плавность очертаний и скромные размеры. Почти с любой, незначительной вершины открывается панорама, дающая целостное представление обо всем нижнем плато.

 

Верхнее плато на всю ширину массива отделено от нижнего крутым микроступенчатым склоном и лежит в среднем на высоте 1300 м над уровнем моря. Здесь расположена высшая точка Чатыр- Дата — Эклизи - Бурун (1527 м), а на противоположной от нее, северо-восточной оконечности плато, находится вершина Ангар-Бурун (1459 м).

 

 

В иерархии крымских вершин Эклизи-Бурун занимает почетное пятое место после Роман-Коша (1545 м), Демир-Капу (1540 м). Зейтин-Коша ( 1534 м) и Кемаль-Эгерека (1528 м). Но возвышаться и господствовать не всегда одно и то же. В общем профиле Главной гряды найти среди вершин-близнецов хотя бы Роман-Кош довольно трудно: «Это же мелкие холмы на высоко поднятой гряде Крымских гор» — так отозвался о них геолог Ю.Листов, отстаивая Чатыр-Даг как незаменимое место для устройства горной геофизической станции. Названные вершины превосходят Чатыр-Даг на 10— 20 м и поднимаются над уровнями собственных яйл всего на 30—70 м, в то время как Эклизи-Бурун на 427 м выше среднего уровня нижнего плато.

 

Вот почему издали кажется, что Чатыр-Даг выше всех Крымских гор и господствует над всеми яйлами. Именно эта особенность поразила польского поэта А.Мицкевича. Как известно, он посетил Аянский источник, бьющий у основания этого массива и, вполне вероятно, поднимался на яйлу. Путешествуя по Крыму, поэт заметил, что, где бы он ни был, всюду за ним «наблюдал» «бесстрастный драгоман», и в посвященном ему сонете дал точное, хотя и гиперболичное определение: «Ты — мачта крымская!»

 

Большинство горных вершин обозримы с одной, реже с двух точек. «Мачта» видна со всех сторон и, что удивительно, с любой из них смотрится по-разному.

 

«Красивым маленьким шатром» показался Чатыр-Даг со стороны Алушты писателю В.Г.Короленко. Такое обманчивое впечатление производит массив, если смотреть на него с юга: Бабуган и Демерджи, ограничивающие Алуштинский амфитеатр с запада и востока, расположенные ближе к морю, с корабля или берега выглядят грандиозно, а удаленный к северу Чатыр-Даг рядом с ними — заурядная горка. Поднявшись же на Эклизи-Бурун, писатель признал, что Чатыр-Даг «в действительности представляет настоящую каменную область, с дикими оскалинами, с лесами, хаосами камней и горными пастбищами».

 

Из района Бахчисарая Чатыр-Даг опознать трудно: среди типичных крымских округлых вершин он смотрится как остроконечный, альпийского типа, пик. А при взгляде с севера Чатыр-Даг невозможно спутать с другими вершинами: его контур напоминает классически установленную палатку. Отсюда и широко бытующие названия Чатыр-Дага — Палат-гора, Шатер-гора. Кстати, последнее — буквальный перевод тюркского названия.

 

Чатыр-Даг — возвышенность с уплощенной и как бы выровненной платообразной вершинной поверхностью. Древние греки-колонисты называли его Трапезус (стол).

 

Когда-то Эклизи-Бурун — высшую точку Чатыр-Дага — именовали Церковным мысом, соединив греческое эклиз (церковь) с тюркским бурун (мыс). Попытку объяснить происхождение этого названия находим в книге писателя, члена Российской Академии наук П.И.Сумарокова «Досуги крымского судьи» (Спб., 1803). Там эта вершина описывается следующим образом: «Поверхность усеяна каменьями, буграми, между коих видны развалины греческой церкви, зовомой Панагия, т. е. Пресвятой, куда греки единожды в году в Троицын день возносились многолюдным ходом для молебствования». Однако на поверку признаков какой-либо постройки на Эклизи-Буруне не оказалось. Сообщение это остается на совести «крымского судьи», а название вершины — одной из многих загадок Чатыр-Дага.

 

Судя по археологическим находкам, люди жили на Чатыр-Даге уже в эпоху неолита. К этому времени относится, например, первобытная стоянка на Барсучьей поляне. Некоторые сухие гроты массива известны как временные жилища тавров — охотников и скотоводов VII—V вв. до н. э. Недавно открыты в двух глубоких пещерах столь же древние подземные святилища. Поднимаясь на нижнее плато, можно увидеть таврские погребальные «ящики» из врытых в землю песчаниковых плит — они сохранились на северных отрогах близ сел Перевального (бывш. Ангара) и Мраморного (бывш. Биюк-Янкой).

 

И все-таки, что в Чатыр-Даге особенного и притягательного?

 

Во-первых, контрастность ландшафтов, микроклиматов, частая смена разнообразных пейзажей, обилие круговых точек обзора, легенды и исторические предания сделали седую Палат-гору популярным объектом пешеходного туризма — планового и самодеятельного.

 

Вертикальные известняковые стены, ограничивающие верхнее плато с востока и запада, служат скалодромом — местом тренировок альпинистов и скалолазов; его пещеры, колодцы и шахты — полигоном для спелеологов; склоны и плато зимой широко используются для лыжного спорта.

 

Во-вторых, особая ценность Чатырдагского массива заключается в его учебно-п ознавательной функции. Трапезус — живая иллюстрация к учебникам по природоведению, физической географии, геологии, динамической геоморфологии, ландшафтоведению и многим другим естественным дисциплинам, на которой запечатлены все природные процессы, изменяющие лик Земли, за исключением абразионных и вулканических. Доступность изучения и наглядность форм рельефа, созданных древними и современными экзогенными (происходящими на поверхности) процессами, делают Чатыр-Даг своего рода незаменимым учебным пособием. Профессор Московского государственного университета Н.В.Короновский считает его идеальным для студентов, проходящих практику по динамической геологии.

 

Морфологическое и генетическое разнообразие поверхностных и подземных форм этого горного массива поражает н зарубежных ученых. «Ничего подобного в мире не видел» — так сказал о Чатыр-Даге известный австрийский карстолог, профессор Венского университета Г.Триммель, Генеральный секретарь международного спелеологического союза, посетивший Крым по приглашению АН СССР.

 

Притягательность горного великана следует испытать на себе, для этого приглашаем тебя, дорогой читатель, пройти по Тисовому ущелью, померзнуть в июльский полдень в Холодной пещере, взобраться на Эклизи-Бурун... Тогда станет понятно, что заставило многих покорителей этой вершины излить свой восторг в стихах или прозе, станут понятными слова П.И.Сумарокова: «Быть в Крыму и не сделать посещения Чатыр-Дагу, есть дело предосудительного равнодушия».

 

 

К содержанию книги: Душевский, Шутов: Путеводитель по Чатыр-Дагу

 

 Смотрите также:

 

гора Чатыр-Даг. Сталактитовые пещеры  ПО КРЫМСКОМУ ЗАПОВЕДНИКУ - Крымские горы, Чатыр-Даг...  Чатырдагский могильник на склоне горы Чатыр-Даг  Вершины Чатыр-дага Эклизи-Бypyн и Ангара-Бурун

 

Последние добавления:

 

Этология    Почему вымерли мамонты   Криминалистика. Аверьянова  Вулканиты    Кремень и яшма