КРЫМ. ЧАТЫР-ДАГ

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 

 Растения эндемики Палат-горы –

можжевельники, крымский эдельвейс

 

 

Флора массива насчитывает 520 видов(По данным Л.А.Приваловой, эти виды относятся к 255 родам и 65 семействам.) древесно-кустарниковых и травянистых растений— 56,6% общего числа всех ее представителей, обитающих на крымских яйлах.

 

По количеству видов Палат-гора уступает только Ай-Петринской яйле, зато по эндемам Крыма, а их зарегистрировано 57, удерживает первое место. Среди них 13 реликтовых: клен Стевена, подснежник складчатый, ясколка Биберштейна, лютик раздельный, камнеломка орошенная, лапчатка теневая, дроки беловатый и прижатый, жабрицы камеденосная и Лемана, яснотка голая, шалфей скабиозолистный и лагозерис пурпуровый. Яснотка голая и шалфей скабиозолистный — очень редкие виды.

 

Склоны массива, за исключением их верхних частей и собственно обрывов, покрыты широколиственным лесом, видовой состав которого изменяется в зависимости от абсолютной высоты местности и экспозиционных условий. В лесных сообществах Чатыр-Дага произрастает 148 видов.

 

Северные, северо-западные и северо-восточные подножия одеты дубовым и дубово-грабовым порослевым лесом с примесью клена полевого и ясеня высокого. По террасам и днищам балок клен полевой и ясень формируют чистые насаждения. Светлые дубовые леса богаты кустарниковым подлеском с бирючиной обыкновенной, бересклетами, скумпией, рябиной берекой. По опушкам и полянам много диких плодовых: груши обыкновенной и лохолистной, яблони лесной, вишни птичьей, или черешни, кизила и терна. Плоские вершины водоразделов в районе с. Перевального заняты редколесьем, представленным несколькими видами боярышников.

 

На восточном, западном и южном склонах — буковые леса. Они красивы, тенисты и прохладны, хорошо просматриваются, в них чувствуешь себя легко и свободно.

 

По гребням водоразделов и склонам южной экспозиции в буковый лес вклиниваются дубняки, мочажины и просеки занимают осины, а глыбовые навалы — липа кавказская. Изредка здесь можно встретить деревья мушмулы германской и очень редко — вековые экземпляры дуба скального с окружностью стволов более 5 м.

 

Под пологом буков травянистый покров крайне разрежен и относительно беден по числу видов. Их 28, чаще других встречаются вероника теневая, чистец лесной, фиалка лесная, бутень пятнистый и несколько видов из семейства орхидных— дремлик, гудайера, гнездовка и пыльцеголовник. Среди травянистых есть и ядовитые — белладонна (красавка), безвременник теневой, ластовень Юзепчука. Красавка образует заросли по прогалинам, развилкам дорог, много ее появилось недавно по линии лыжной трассы и подъемника. Не безвредны в сыром виде и буковые орешки.

 

Выше границы леса к бровке плато продвигаются одиночные кустарники: рябина греческая и крымская, шиповник, жасмин кустарниковый, кизильник черноплодный, спирея зверобоелистная, которая иногда создает густые заросли.

 

В отличие от склонов нижнее и верхнее плато практически безлесны, а их травянистая растительность представлена 372 видами. В это число, кроме специфических яйлинских горно-степных и горно-луговых, входят характерные представители южных ковыльно-типчаковых и северных разнотравно-злаковых степей, а также луговые и сорные виды. В зависимости от условий обитания меняется видовой состав растительных сообществ. В местах засушливых, с повышенным количеством тепла и неустойчивым режимом увлажнения распространена горно-степная растительность.

 

Разнотравно-осочковые, злаково-осочковые и типчаковые степные сообщества занимают сухие, южной экспозиции, хотя и разной крутизны, склоны, а также привершинные участки водоразделов с маломощными щебнистыми почвами. Здесь, наряду с осокой низкой, в травостое доминируют овсяница горная, мятлик узколистный, таволга шестилепестная, дубровники, зверобой, железница крымская. Травостой невысокий, общее покрытие местами достигает 60%.

 

 

Луговые сообщества распространены по днищам котловин и карстовым воронкам в южной части плато и по пологим склонам северных экспозиций. Для этих сообществ характерны высокий травостой, мощная дерновина; основные компоненты — овсяница луговая, костер луговой, ежа сборная, тимофеевка степная, коротконожка, тысячелистник, зверобой продырявленный, манжетка яйлинская, вероника дубравная. Редки луга с преобладанием различных видов клевера.

 

На каменистых, выбитых овцами и сильно прогреваемых солнцем выпуклых склонах южной и восточной экспозиций с малоразвитыми щебнистыми почвами формируются сообщества осоки низкой с солнцецветами, дубровниками, дроком беловатым. Здесь же можно видеть микрокуртины железницы крымской, очитка бледного, дубровника беловатого, приноготовника головчатого, тимьяна крымского, или чабреца. Последний цветет все лето, в местах его скопления воздух напоен ароматом. Очевидно, к этому растению относятся слова А.С.Грибоедова: «Я поднимаюсь по диким склонам Чатыр-Дага, растирая душистые травы».

 

Среди камней встречается так называемый крымский эдельвейс, имеющий мало общего с настоящим — альпийским. Альпийский относится к семейству сложноцветных, крымский же — к семейству гвоздичных, и его правильное название — ясколка Биберштейна. Оба растения внешне сближает лишь густое беловойлочное опушение, которое помогает им экономно расходовать дефицитную влагу.

 

До 20% площади нижнего плато покрыто лесом. С севера сюда по эрозионным ложбинам поднимаются граб с дубом, образующие в карстовых воронках обширные куртины с подлеском из грабинника, лещины, кизила и скумпии. По всему плато разбросаны одиночные деревья ивы козьей, небольшие рощицы бука, граба, ильма горного с рябиной берекой, кусты шиповника, боярышника, кизильников. Большинство карстовых воронок и понижений на юге плато заняты сплошным буковым лесом.

 

Легко объяснить, почему участки леса на нижнем плато массива приурочены, как говорят ученые, к карстовым углублениям, эрознонно-карстовым понижениям, основаниям структурных уступов и скалистых гребней — деревья как бы прячутся по отрицательным формам рельефа, где влага дольше сохраняется или же можно ее получить (в засушливые месяцы) за счет конденсации.

 

Чатыр-Даг известен можжевеловым редколесьем, отдельные «подушки» его разбросаны по всей яйле и даже склонам. Доминируют два вида: можжевельник стелющийся, или полушаровидный, с игольчатой колючей хвоей и казацкий — мягкохвойный. Последний чаще встречается на восточном краю плато — по скалистым днищам и склонам круто падающих эрозионно-карстовых ложбин. На нижнем плато Л.А.Приваловой найдено одно дерево можжевельника вонючего. Выше приюта «Сосновка» по ущельям встречаются кряжистые деревья можжевельника высокого.

 

Верхнее плато безлесно, но сюда проникают отдельные представители древесно-кустарниковой флоры. На юго-западной оконечности и на подъеме к Эклизи-Буруну попадаются редкостойные молодые сосняки. В понижениях рельефа растет ива козья, по бортам карстовых воронок — бузина черная и кустистые формы горного ильма. У южного подножия Ангар-Буруна мы насчитали более десяти экземпляров тиса ягодного в соседстве с кленом и ясенем. Здесь встречается даже кизил необычной для него стелющейся формы. В основном же на верхнем плато господствует можжевельник стелющийся, создавая иногда, по ложбинам, густые заросли.

 

Можжевеловые стланники некоторые исследователи выделяют в самостоятельный высотный пояс растительности, так называемую верхнюю кустарниковую границу леса. По мнению Е.В.Вульфа, можжевеловое редколесье здесь вторично и возникло на местах вырубленных лесных участков.

 

Слабая естественная облесенность крымской яйлы привлекала внимание многих ученых, начиная с ее первых исследователей. Одни считали безлесье извечным, другие, наоборот, доказывали его современное происхождение и объясняли многими причинами: влиянием климата—его изменением во времени (А.Реманн, П.Кеппен, В.Аггеенко, Н.Гольде), крутизной склонов, абсолютной высотой, развитием карстовых процессов и форм (М.Энгельгард, Ж.Парро, Д.Литвинов, А.Шугуров, А.Крубер), сильными ветрами, сухостью почвы или, напротив, чрезмерной ее влажностью (X.Стевен, Г.Танфильев, А.Крубер), отсутствием естественного лесовозобновления (М.Вагнер), чрезмерной и длительной хозяйственной деятельностью человека (Н.Гольде, Н.Буш, В.Талиев, А.Крубер, А.Яната, Е.Вульф и многие другие).

 

Большинство участников дискуссии сходилось на том, что современное состояние яйлы во многом определилось интенсивной многовековой эксплуатацией ее человеком. Это привело к тому, что площадь лесов сокращалась, а обнаженных известняков — увеличивалась за счет уничтожения травянистого и почвенного покрова. «На каменистых выпасах яйлы камни как бы стараются занять все пространство поверхности и отнять возможность расти у жалкой тощей растительности, беспощадно уничтожаемой овцами. Там происходит непрерывная борьба камня и овец с растительностью»,— отметил в 1915 г. инспектор сельского хозяйства К.Даль. На нижнем плато Чатыр-Дага он насчитал 26 голов овец на гектар при норме 2,5. В настоящее время здесь разрешен ограниченный выпас скота и только для одного совхоза «Перевальный».

 

Ясность в упомянутую дискуссию внесли современные исследования, основанные на методе спорово-пыльцевого анализа почвенных разрезов. «Сущность этого метода,— пишут А.Т.Артюшенко и В.Г.Мишнев в своей книге «История растительности крымских яйл и прияйлинских склонов в голоцене»,— заключается в определении и регистрации под микроскопом пыльцы и спор, выделенных из образцов осадочных пород. Оболочка подавляющего большинства пыльцы и спор, репродуцируемых высшими растениями, обладает очень большой стойкостью. Она не разрушается под химическим и физическим воздействиями и мало минералнзуется. Попадая на поверхность суши, болота или водную поверхность, пыльца и споры захороняются, переходя в ископаемое (фоссильное) состояние, в котором они могут находиться сотни и тысячи лет» (1978, с. 19).

 

На основе полученных данных авторы пришли к выводу, что современное безлесье яйлы сложилось исторически; на протяжении голоцена большие площади крымской яйлы, в том числе и Чатыр-Дага, были заняты степной и отчасти луговой растительностью. В какой-то мере это подтверждают и палеозоологическне находки: на яйле, в отложениях карстовых полостей, обнаружены кости животных преимущественно открытых пространств — таких, как сайга, саблезубый тигр и других.

 

Таким образом, на протяжении почти 10 тыс. лет яйла не была покрыта лесом. Причина — неблагоприятные для его произрастания климатические условия. И только в защищенных местах, какими являются карстовые воронки и основания уступов, можно встретить небольшие по площади участки леса.

 

Рассказ о «старожилах» Палат-горы завершим знакомством с представителями фауны Чатыр-Дага. Всех их можно увидеть, если идти спокойно, без шумных разговоров, с частыми остановками. На склонах и плато встречаются большинство обитателей горно-лесной зоны Крыма: благородный олень, косуля, дикий кабан.

 

 На нижнем плато они частые гости летом и осенью, зимой спускаются к подножию массива. Многочисленна здесь горно-крымская лисица, эндемичный подвид, отличающийся от обыкновенной меньшими размерами и более ярким мехом. На склонах, среди каменных развалов, обитает куница каменная — шустрый и осторожный зверек, селится храбрая ласка. Почти все 18 видов рукокрылых, зарегистрированных в Крыму, используют пещеры и гроты Чатыр-Дага под постоянные и. сезонные убежища.

 

Чаще других в карстовых полостях можно видеть большого и малого подковоносов, остроухую ночницу, вечерницу рыжую. Дикие сизые голуби давно облюбовали карстовые шахты и колодцы. Гнезда свои они устраивают прямо на полу или на каком-либо уступе. Потревоженные, птицы стремительно, с шумом вылетают из жерла колодца и взмывают в небо.

 

 

К содержанию книги: Душевский, Шутов: Путеводитель по Чатыр-Дагу

 

 Смотрите также:

 

гора Чатыр-Даг. пещеры  ПО КРЫМСКОМУ ЗАПОВЕДНИКУ - Чатыр-Даг...  Чатырдагский могильник  Вершины Эклизи-Бypyн и Ангара-Бурун