СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС ПРИ ПЕТРЕ 1 И ЕГО ПРЕЕМНИКАХ

 

Органы административного и судебного надзора при Сенате

Фискалат и обер-фискал. Прокуратура. Генерал-прокурор

 

Фискалат

 

Как указывалось выше, одновременно с организацией в 1711 году Сената была созданы должности фискалов. Впоследствии рядом указов была организована целая система фйскалата, завершенная в 1717 году. Фискалат первоначально должен был бйть органом тайного надзора.

 

В указе 5 марта 1711 г. предлагалось Сенату «выбрать обер-фискала, человека доброго и умного (из какого чина ни есть)». Здесь содержалось и определение его обязанностей: «должен он над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, також в сборе казны и прочего, и кто неправду учинит, должен фискал позвать его пред Сенат (какой высокой степени ни есть) и там его уличить». При успешности уличения половина штрафа с обвиненного шла в пользу фискала, неуличение не должно было «фискалу в вину ставить, ниже досадовать, под жестоким наказанием и разорением имения».

 

Под ведением обер-фискала должны были состоять провинциал-фискалы, а под ними «несколько нижних», которые «во всем таку ж силу и свободность имеют, как и обер-фискал, кроме одного, что вышнего судью или генерального штаба на суд без обер-фискала позвать не могут».

 

В начале 1712 года было указано, что фискалы ставятся под ведомство Сената, утверждалась их самостоятельность по отношению к губернаторам.

Петр угрожал сенаторам казнью, если они не будут рассматривать «фискальских доносов».

 

Не довольствуясь этим, Петр передавал эти доносы на рассмотрение и для производства о них розысков доверенным лицам, а именно — в так называемые «майорские канцелярии», позднее в тайную канцелярию

 

Указ 1715 года о «должности» фискала устанавливал более точно круг ведения и состав фискалата. При обер-фискале, а также при губернских (провинциальных) и городских фискалах учреждались по четыре должности помощников, из которых двое от купечества, «дабы могли тайно ведать купеческое сословие». Функции фискалов были определены так. «Действие же их сие есть — взыскание всех безгласных дел, то есть: 1) всякие преступления указов; 2) всякие взятки и кража казны и прочее, что ко вреду государственному интересу быть может, каково б оное имени ни было; 3) також и прочие дела народные, за которых нет челобитчиков, например, ежели какого приезжего убьют или наследник последний своей фамилии во младенчестве умрет без завету духовной предков его и прочие тому подобные безгласные дела, иже не имеют челобитчика о себе».

 

Этим указом значительно ограничивалась безнаказанность фискальских донесений. Сумма штрафа, идущая в пользу фискала, уменьшается до ^четверти. Теперь фискалы должны были проведывать о всех делах не только тайно, но и явно .

 

С учреждением коллегий все фискальские дела перешли из Сената в юстиц-коллегию, при которой состоял и обер-фискал. Согласно Генеральному регламенту при каждой коллегии также учреждались фискалы.

 

Генеральный регламент устанавливал, что в случае, «если он (фискал) за президентом (коллегии), или «то внебытность его. управляет, что противное увидит, о том должен донести генеральному фискалу».

 

Однако в это время и вплоть до 1723 года при Сенате не было генерал-фискала. С 1723 года генерал-фискал состоял при Сенате и числился в более высоком служебном ранге, чем ранее состоявший при сенате обер-фискал

 

 

При создании прокуратуры органы фискалата были подчинены надзору генерал-прокурора. Однако после назначения генерал-фискала последовал указ о том, чтобы все фискальские доношения направлялись этому последнему. До конца царствования Петра оба института существовали параллельно, причем в ряде случаев деятельность органов прокуратуры основывалась на фискальских материалах  .

 

Фискалат в целом был упразднен Верховным тайным советом в 1729 г. путем увольнения наличных фискалов без назначения новых. Впрочем, остались фискалы «для купецких дел», а также военные фискалы.

 

Прокуратура как орган надзора

 

В январе 1722 года был назначен генерал-прокурор при Сенате, а в апреле того же года была издана «должность генерал-прокурора».

 

В ней точно перечислены функции генерал-прокурора Сената и обязанности его помощника, обер-прокурора. Здесь в первом же пункте подчеркивалось, что генерал-прокурор должен осуществлять надзор за деятельностью Сената. «Генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил, и во всех делах, которые сенатскому рассмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потеряния времени, по регламентам и указам отправлял...».

 

Тут подчеркивалась и необходимость проверки исполнения. Генерал-прокурор должен «накрепко смотреть, чтобы в Сенате не на столе только дела вершились, но самым действом по указам исполнялись, в чем он должен спрашивать у тех, кто на что указы получил, исполнено ль по них в такое время, в которое начало и совершенство оного исполнено быть может; и буде не исполнено, то ему ведать надлежит, для какой причины, невозможность ли какая помешала, или по какой страсти, или за леностью, и о том немедленно Сенату предлагать должен, для чего повинен иметь книгу, в которой записывать на одной половине, в которой день какой указ состоялся, а на другой половине записывать, когда, что по оному указу Исполнено, или не исполнено, и для чего, и прочие обстоятельства нужные вносить».

 

Пункт 2 предписывал в случае установления неисполнения Сенатом своих обязанностей «в тот же час... предлагать Сенату явно, с полным изъяснением, в чем они или некоторые из них не так делают, как надлежит, дабы исправили; а ежели не послушают, то должен в тот час протестовать, и оное дело остановить, и немедленно донесть нам, если весьма нужное...».

 

Закон предостерегает генерал-прокурора, что «ежели (он) какое неправое доношение учинит по какой страсти, то будет сам наказан по важности дела».

 

Закон устанавливает: «генерал и обер-прокуроры ничьему .суду не подлежат, кроме нашего». Однако у Сената остается право ареста при отлучке государя этих чинов и учинения над ними розыска в случае их измены (п. 9).

 

Генерал-прокурору принадлежит важное право законодательной инициативы в случае отсутствия «ясных указов» по каким- либо вопросам.

 

Пункт 11, как бы резюмируя все сказанное об обязанностях генерал-прокурора, указывает, что «сей чин, яко око наше и стряпчий о делах государственных», должен во всем «верно поступать». В противном случае, «перво на нем взыскано будет, и ежели в чем поманит, или инако каким образом ни есть должность свою ведением или волею преступит, то, яко преступник указа и явный разоритель государства, наказан будет».

 

Как бы опасаясь, что генерал-прокурор ввиду такой угрозы будет воздерживаться в сомнительных случаях от донесений, законодатель устанавливает безнаказанность всего, сделанного им не умышленно, а по ошибке: «понеже лучше доношением ошибиться, «ежели молчанием»

 

Генерал-прокурору была подчинена сенатская канцелярия и все делопроизводство.

 

Как было указано выше, органы фискалата должны были подчиняться генерал-прокурору. «Генерал-прокурор должен от фискалов доношения, о чем их должность есть... примать и предлагать сенату и инстиговать; также за фискалами смотреть и ежели что худо увидит — немедленно доносить сенату» (п. 4 «должности генерал-прокурора»)

 

В такое же отношение к прокурорам, состоящим при коллегиях и других учреждениях, ставились состоявшие при тех же учреждениях фискалы. В случаях бездействия прокуроров фискалы обязаны были доносить о том обер-фискалу, а тот — генерал-прокурору.

 

В 1722 году Сенату было велено выбрать, кроме генерал-прокурора также обер-прокурора для нахождения при нем и прокуроров, состоявших при всех коллегиях. При этом было разрешено выбирать кандидатов «из всяких чинов, понеже дело нужно есть».

В этом же году были назначены прокуроры при надворных судах, а затем при губернских учреждениях.

 

Прокуроры обязаны были следить за исполнением законов со стороны присутственных мест, напоминать судьям о их обязанностях и останавливать их несправедливые распоряжения. Для этого они присутствовали в заседаниях тех учреждений, при которых находились.

 

Прокуроры своим протестом останавливали решения присутственных мест и обязаны были доносить об этом генерал- прокурору не позже трех дней.

 

Состоя при отдельных учреждениях и наблюдая за законностью их действий, прокуроры не имели своей особой сферы деятельности. Надо подчеркнуть, что вне компетенции прокуроров лежало уголовное преследование как особый акт правительственной власти. Прокуроры наблюдали за течением уголовных дел таким же образом, как и за всеми другими делами, производившимися в различных учреждениях.

 

До упразднения фискалата можно еще говорить о некотором руководстве прокурорами «обвинительной» деятельностью фискалов, обязанных доносить о всяких преступлениях. Но с упразднением фискалата и прокуроры перестали в какой-либо мере влиять на возбуждение уголовного преследования. Оно находилось в руках полиции и судей-следователей.

 

Все чины прокуратуры не стояли в иерархической зависимости друг от друга, они непосредственно подчинялись генерал- прокурору. Они являлись как бы «оком генерал-прокурора» на местах, от него получали указания. Он обязан был «смотреть над всеми прокуроры, дабы в своем звании истинно и ревностно поступали, а ежели кто в чем преступит, то оных судить в Сенате»

 

Помимо Сената, ни присутственные места, ни даже генерал- прокурор не могли подвергать прокуроров взысканиям . На практике эта независимость иногда нарушалась удержанием жалованья у провинившихся, но Сенат рассматривал это, как уклонение от законного порядка и подтверждал привилегированную подсудность прокуроров  .

 

За взятки или другое нарушение закона прокуроры подлежали строжайшему взысканию. За умышленные преступления в зависимости от тяжести вины они подлежали или смертной казни, или ссылке на каторгу с вырезанием ноздрей и конфискацией всего имущества. За неумышленные нарушения законов первые два раза прокуроры подвергались штрафу, а в третий раз — конфискации половины имущества и каторжным работам.

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Право российской империи в эпоху абсолютизма.

До Петра I не было в уголовном законодательстве термина "преступление". Суд и судебный, процесс.

что такое артикул воинский  Военные и военно-судебные реформы Петра I....  Верховный Тайный совет. Юстиц-коллегия