СУД И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС БУРЖУАЗНОЙ АНГЛИИ В 18-19 веков

 

Английская теория доказательств. Правила английской теории

Презумпция невиновности в теории английского процесса

 

Выработавшаяся в течение последних 200 лет теория доказательств английского процесса очень своеобразна и сложна. Основная ее черта — сочетание свободной оценки доказательств присяжными по внутреннему убеждению с крайним формализмом в решении коронными судьями вопросов о том, какие факты подлежат доказыванию и какие источники доказательств могут быть допущены для установления этих фактов.

 

Правила английской теории доказательств касаются следующих основных вопросов:

 

1.         Какие факты должны быть доказываемы.

2.         Какого рода доказательства могут быть представляемы для подтверждения фактов, подлежащих доказыванию.

3.         Кем и в каком виде должны быть представляемы доказательства, которыми подтверждаются искомые факты.

 

Первый вопрос есть вопрос о границах судебного исследования, зависящий от общего строя процесса и материального права.

 

Учение о thesis probanda (англичане называют его учением об относимости фактов к делу) разделяет факты, подлежащие доказыванию, на две категории: 1) факты, составляющие предмет самого обвинения и, значит, подлежащие решению (facts in issue), и 2) факты, из которых можно делать заключение о существовании основных спорных фактов, то есть факты, относящиеся к решению (facts relevant to issue).

 

Английская теория исключает из второй группы фактов, как не относящиеся (irrelevant to issue):

 

а)         факты подобные, но прямо не связанные с основным фактом дела; к ним относится, например, факт ранее совершенного обвиняемым преступления, подобного тому, в котором он теперь обвиняется;

б)        факты, хотя и связанные с основным фактом дела, но доказываемые со слов лица, не вызванного свидетелем по данному делу; это очень важное положение английского доказательственного права можно отнести и к правилам о допустимости доказательств и сформулировать так: не допускается показание со слов другого лица;

в)         мнение какого-либо лица о существовании или несуществовании тех иши иных фактов; однако, когда возникает вопрос о каком-нибудь факте из области науки и искусства, то мнение по этому предмету лиц, специально знакомых с данной отраслью знания (экспертов), является относящимся фактом;

г)         дурной характер или дурная репутация обвиняемого, по общему правилу, считается неотносящимся фактом; на против, хороший характер и хорошая репутация обвиняемого считаются относящимся фактом, почему и могут быть доказываемы.

 

Эти правила, знающие ряд исключений, обычно очень казуистично излагаются у английских авторов.

 

Английские теоретики счиггают, что эти правила имеют целью устранение из дела всего, прямо не относящегося к нему, и их применение позволяет ускорить рассмотрение дела и представить его в наиболее ясной для присяжных форме.

 

Такая же точка зрения была распространена в русской дореволюционной процессуальной литературе.

 

 

Случевский, Фойницкий, Стефановский, Люблинский и другие видели преимущества созданной на основе английского права системы доказательств в том, что она облегчает задачи суда, обеспечивая устранение из поля зрения судей недоброкачественного материала, помогая своими руководящими указаниями присяжным лучше выполнять их государственную обязанность.

 

В советской литературе неоднократно указывалось, что основным назначением этих правил являлось ограничение свободы присяжных в оценке всех обстоятельств дела, так как они предоставляют судье право по своему усмотрению допускать или не допускать те или иные доказательства к рассмотрению в ходе судебного разбирательства и, следовательно, к оценке их присяжными

 

Наряду с этими правилами английская теория доказательств знает перечень (конечно, не исчерпывающий) обстоятельств, не подлежащих доказыванию, например, таких, которые должны быть известны суду. Обязанностью судей является знание judicial notice всех законов, правил и принципов, имеющих силу закона и применяемых английскими судами, всех публичных актов парламента, территориального и политического деления Англии, всех вопросов, относящихся к общему управлению государством, существование и название каждого государства, признаваемого английским правительством, обычного хода вещей, естественного и искусственного разделения времени, смысла английских слов и пр.

 

Вторым основным вопросом английской теории доказательств считается вопрос о способе доказывания. Главным правилом является требование, чтобы каждый факт, кроме содержания документа, доказывался устными доказательствами. Устное доказательство должно быть в каждом случае прямым: если оно относится к факту, удостоверяемому как виденное, оно должно быть показанием свидетеля, который видел его; если оно относится к факту, излагаемому как слышанный, оно должно быть показанием свидетеля, который слышал его. В некоторых случаях требуется не менее двух свидетелей (государственная измена), что исторически объясняется необходимостью усиления для буржуазии гарантий против необоснованных политических обвинений в феодальном суде.

 

Только в середине XIX в. из английского процессуального права было устранено ранее существовавшее формальное правило об ограничении круга лиц, могущих быть «компетентными» свидетелями.

 

До закона 1843 года о доказательствах свидетелями не могли быть лица, заинтересованные в исходе дела или ранее осужденные за различные преступления. Согласно ст. 1 этого закона свидетель не может быть отстранен на основании его прежней судимости за преступление или ввиду заинтересованности в исходе дела. Судья может не допустить лицо к даче свидетельского показания, если признает, что оно вследствие юного возраста, нетрезвого состояния или психического заболевания лишено способности понимать значение присяги или свою обязанность говорить правду, или лишено способности давать разумные показания.

 

Супруг обвиняемого может быть вызван в качестве свидетеля лишь по заявлению обвиняемого, кроме дел по обвинению в государственной измене и дел по обвинению в преступлении против «свободы, здравия или личности» его жены (или мужа). В этих случаях свидетель обязан давать показания.

 

Все свидетели допрашиваются под присягой. Она может быть заменена торжественным обещанием только в случаях, когда свидетель заявит, что он неверующий или что присяга противоречит его религиозным убеждениям. Торжественное обещание имеет в этих случаях силу присяги

 

Английское процессуальное право не знает особой категории лиц, дающих суду заключения на основе своих специальных познаний, то есть экспертов. Практика, конечно, постоянно обращается к сведущим лицам, но формально они считаются свидетелями. По общему правилу, свидетель должен давать показания, не выходящие за пределы его знаний и воспоминаний, не выражая своего мнения.

Ни во время главного, ни во время перекрестного допроса свидетелю нельзя предлагать делать выводы.

 

Это правило не применяется только в тех случаях, когда свидетель вызван в качестве эксперта, например, в качестве химика по делу об отравлении.

«Мнение эксперта допускается во всех случаях, когда для образования такого мнения необходимо специальное исследование или опыт, например, в делах, при рассмотрении которых возникают вопросы, связанные с наукой, искусством, медициной или с иностранным правом»

 

Вопрос о компетентности свидетеля выступить в качестве эксперта решается судьей.

Документы, по общему правилу, доказываются представлением самого оригинала. Существует, однако, ряд случаев, когда возможно представление копий.

Формализм правил о порядке использования письменных доказательств и многочисленные исключения из этих правил позволяют судье действовать по своему усмотрению при решении вопроса о допустимости использования документов и тем самым влиять на исход дела в желательном для него направлении.

 

Третьим основным вопросом английской теории доказательств является вопрос о представлении и действии доказательств. Здесь главными являются вопросы о бремени 'доказывания и о презумпциях. В основе правил о бремени доказывания (onus probandi) находится презумпция невиновности.

 

Основное правило бремени доказывания, как оно изложено у Стифена, гласит: бремя доказывания, что лицо виновно в преступлении или в совершении иного незаконного действия, лежит на том, кто это утверждает. В уголовном процессе совершение обвиняемым преступления утверждается обвинителем. Следовательно, на нем и лежит бремя доказывания  . На обвиняемом не лежит обязанности доказывать свою невиновность. Если обвинитель не представит никаких доказательств его вины, обвиняемый должен быть оправдан.

 

Английская теория требует, чтобы обвинение было доказано с очевидностью, исключающей всякое разумное сомнение в виновности (proved beyond reasonable doubts). Эта привилегия обвиняемого (так называемая «привилегия разумного сомнения») принадлежит ему в силу презумпции невиновности.

 

Английской теории доказательств известны также довольно сложные правила о переходе бремени доказывания с обвинителя на обвиняемого в зависимости от фактического движения процесса.

Например, если подсудимый в ответ на обвинение заявляет, что он уже отбыл наказание или был помилован, или уже был оправдан по этому же обвинению, то бремя доказывания этих фактов лежит на нем. Если обвинитель установил факты, доказывающие совершение преступления обвиняемым, а защитник может сослаться только на невменяемость последнего, бремя доказывания переходит к защитнику; тут действует презумпция, что каждый предполагается душевно нормальным, пока противное не будет доказано.

 

Презумпция невиновности в теории английского процесса всегда считалась главной гарантией прав обвиняемого и, тем самым, одним из устоев гражданской свободы.

 

Между тем уже Энгельс дал подробный анализ истинного положения обвиняемого в английском процессе и, в частности, отсутствия института допроса обвиняемого на судебном следствии. Это — одно из последствий презумпции невиновности: обвиняемого нельзя использовать как источник доказательств, изобличающих его самого. Это положение как будто направлено на охрану прав подсудимого. Но Энгельс показывает, как оно обращается против подсудимого, не располагающего помощью опытного защитника. «Подсудимого следует всячески защищать, подсудимый непогрешим и неприкосновенен, как король... Он получает на предварительный просмотр только обвинительный акт и первоначально данные мировому судье показания и, следовательно, не знает подробностей собранных против него улик (а как pas для невиновного это опаснее всего); он должен тотчас же, по предъявлении обвинения, отвечать, а говорить он имеет право только один раз; если он не исчерпает всех возражений, если отсутствует свидетель, которого он не счел необходимым вызвать,— он погиб» .

 

Для полного уяонения классового смысла английской системы доказательственного права надо иметь в виду следующее. В литературе обычно подчеркивается, что присяжные свободны в оценке представленных им доказательств и в решении вопроса о виновности подсудимого. Это действительно так: английская система доказательств не связывает присяжных в решении нми вопроса о виновности. Но есть и другая сторона вопроса, обычно не освещаемая в буржуазной литературе. Расширение или сужение круга доказательств, которые будут представлены присяжным, зависит от коронного судьи. Если какая-либо из сторон возбуждает ходатайство о допущении того или иного доказательства, а другая сторона возражает, судья, удалив присяжных, выясняет все, относящееся к источнику и сущности этого доказательства. Затем на основании сложных казуистических правил об относимости и допустимости доказательств, образцы которых приведены выше, судья удовлетворяет или отклоняет заявленное ходатайство.

 

Легко представить, какое огромное влияние на разрешение присяжными вопроса о виновности может иметь допущение или устранение такого, например, доказательства, как сообщение о том, что умирающий назвал перед смертью имя ранившего его лица.

 

Согласно английской теории доказательств такое свидетельство может быть допущено в том случае, если, по удостоверению врача, больной понимал неизбежность наступления смерти. В таких случаях английская теория считает, что> больной делает правдивое сообщение, понимая, что за ложь он в скором времени ответит перед богом.

 

Данный пример ярко характеризует английскую доказательственную теорию. С одной стороны, здесь проявляется формальный подход к вопросу о присяге свидетеля или заменяющему ее «пониманию» больным неизбежности его смерти.

 

С другой стороны, тут, как и в ряде других аналогичных случаев, для судьи открывается возможность весьма произвольного толкования вопроса о наличии или отсутствии условия, позволяющего представить данное доказательство присяжным заседателям.

 

Так как соответствующие правила являются нормами общего права, извлекаемыми ив множества противоречивых прецедентов, то судья достаточно свободен в выборе подходящего к данному делу прецедента. Естественно, что этот выбор обусловливается не только теоретико-процессуальными взглядами судьи, но, в первую очередь, его политическими убеждениями и классовым пристрастием, иначе говоря, классовым правосознанием. Оно было по сравнению с феодальным прогрессивно в XVII в., когда буржуазия боролась с отживающим феодализмом. Теперь оно носит реакционный характер, защищая интересы капиталистов против трудящихся

 

 

К содержанию книги: Чельцов-Бебутов. Очерки по истории суда и уголовного процесса

 

Смотрите также:

 

Буржуазное государство и право Англии  Английская революция и право...

 

Буржуазное государство. капиталистические...  Итоги Английской революции. Буржуазная революция