ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ

 

 

ТУНГУССКИЙ БИОСФЕРНЫЙ ЗАКАЗНИК

 

Е. Д. Лапшина

 

К ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА ТУНГУССКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАКАЗНИКА

 

 

Междуречье Подкаменной Тунгуски и Чуни в ботанико-географическом отношении занимает промежуточное положение между зонами южно-таежных сосновых и северотаежных лиственничных лесов Средней Сибири, с одной стороны, с другой — между провинциями Западной и Восточной Сибири [Шумилова, 1962 ]. Взаимопроникновение единиц растительного покрова смежных зон и провинций, а также ряд специфических особенностей, сложившихся в процессе длительного исторического развития, делает эту территорию весьма своеобразной по ландшафтному облику и по многим природным характеристикам.

 

Несмотря на большой интерес к этому району в связи с падением Тунгусского метеорита, он остается слабо изученным с биологических и ландшафтно-экологических позиций. Организация в районе катастрофы биосферного заказника позволяет развернуть на его территории широкое комплексное изучение природного фона и естественной динамики природных процессов, что, в свою очередь, будет способствовать успешному решению вопросов, связанных с проблемой Тунгусского метеорита.

 

Основой комплексного изучения природных особенностей района должна стать экологическая оценка его территории. Осуществить такую оценку возможно прежде всего по растительному покрову: наиболее чувствительному и доступному для наблюдения компоненту ландшафта. Зная видовой состав и обилие растений в сообществе, с помощью экологических шкал можно с достаточной точностью определить значения основных экологических факторов местообитания, принимая мерой напряженности фактора ступень.

 

Наиболее разработаны и надежны экологические шкалы, составленные для европейской части СССР [Раменский и др., 1956]. Использование их в других географических районах ограничено различиями во флоре и особенностями климата, влияющего на экологические потребности видов растений в конкретных местообитаниях. Своеобразие флоры Средней Сибири велико. Наиболее ярко оно выражено в сообществах скальных обнажений и ку- румников, где доля не изученных в экологическом отношении видов достигает 70 % , в остальных типах растительности их количество сокращается до 40 % , а на болотах составляет всего около 10 % . Соответственно повышается точность, с которой может быть произведена экологическая оценка местообитаний. Кроме того, в условиях Средней Сибири многие виды растений по сравнению с европейской частью СССР перемещаются в более влажные местообитания.

 

Наш опыт показывает, что при учете этих особенностей в Средней Сибири возможно использование экологических шкал Л. Г. Раменского для предварительной оценки территории на уровне крупных единиц растительного покрова. Более детальные экологические исследования требуют разработки региональных шкал.

 

Нами выполнена типологическая характеристика растительного покрова района заказника (см. ст. Е. Д. Лапшиной и др. в наст. сб.). Для основных групп биогеоценозов рассчитаны значения двух экологических факторов и определено положение в системе экологических координат — активное богатство почв (АБ)— общая увлажненность местообитания (У) (см. рисунок). По нарастанию фактора АБ вычленяются олиготрофные, мезоолиго- трофные, мезотрофные, мезоэвтрофные и эвтрофные местообитания, а по шкале У — субксерофильные, ксеромезофильные, мезо- фильные, гидромезофильные, субгидрофильные, аэрогидрофильные и гидрофильные. Прямоугольной сеткой границ между типами местообитаний все выявленные группы биогеоценозов по этим двум факторам разбиваются на 11 классов.

 

фф1

 

Различные в экологическом отношении биогеоценозы построены растениями разных жизненных форм (деревьями, кустарниками, травами, мхами), что выражается в различии их ландшафтного облика. По этому признаку они объединяются в пять структурно-морфологических типов, границы между которыми направлены вкрест экологическим рубежам. Ранее эта закономерность была установлена для болотных сообществ [Львов, Мульдияров, 1984]. Дальнейшее совершенствование представлений о структуре растительного покрова и отражении ее в системе экологических координат позволит дать дробную ландшафтно-экологическую классификацию сообществ.

 

Экологический анализ позволил выявить следующие закономерности. Луговые биогеоценозы (см. рисунок, 1) вдоль русел крупных рек развиваются в значительно более сухих (в среднем на шесть-восемь ступеней} условиях, чем пойменные луга лесной зоны Западной Сибири, но не несут элементов остепнения, свойственных поймам рек бассейна р. Лены [Шумилова, 1962]. Обилие луковичных и видов мезоксерофильного разнотравья свидетельствует об отсутствии длительного затопления, однако залесения луговых сообществ не происходит. Вопросы устойчивости интра- зональной травянистой растительности в поймах рек района требуют дополнительных специальных исследований.

 

Самые сухие в районе местообитания (53—58 ступени) занимают кустарничково-травянистые группировки щебнистых вершин трапповых гор (см. рисунок, 2). Незначительные абсолютные высоты и своеобразие флористического состава не позволяют рассматривать их как аналоги подгольцового пояса. Развитию лесной растительности здесь препятствует прежде всего недостаток влаги, быстро испаряющейся и стекающей по поверхности почвы. Высокий коэффициент флористического сходства безлесых группировок с напочвенным покровом расположенных ниже по склону спирейных сосновых лесов (см. рисунок, 2, 3) свидетельствует о подвижности верхней границы леса, связанной, по-видимому, с ритмикой увлажненности климата.

 

Светлохвойные лишайниковые, кустарничковые, кустарнич- ково-зеленомошные леса района (см. рисунок, 4—7), занимающие возвышенные элементы рельефа, по сравнению с аналогичными типами сосняков средней тайги Западной Сибири развиваются в сходных с ними условиях увлажнения, но на более плодородных (в среднем на 1,5—2,5 ступени) почвах, что связано с активными процессами выветривания горных пород и освобождения доступных растениям элементов питания. Максимальными значениями характеризуются пирогенные (толокнянковые) варианты этих лесов (см. рисунок, 5), а также узкие полосы лиственнично-еловых лесов (см. рисунок, 8), обогащенных за счет речного аллювия.

 

Самые бедные (6—6,5 ступени) по условиям активного богатства почв среди лесных типов местообитаний — наиболее зрелые в возрастном отношении березово-сосново-лиственничные и тем- нохвойно-лиственничные леса (см. рисунок, 9, 10) на плоских водоразделах трапповых возвышенностей. Развитие сплошного мохового покрова в них способствует резкому понижению температуры почв, и их потенциальное богатство становится недоступным растениям.

 

Все разнообразие лесов района представляет собой возрастные и сукцессионные стадии небольшого числа типов. Можно полагать, что в ходе возрастной динамики лесов, благодаря полидоминантности древостоя и чувствительности напочвенного покрова к изменениям древесного яруса, происходят направленные изменения экологических условий их местообитаний. Условия эко- топа при этом меняются от более сухих и богатых к более увлажненным и бедным. Немаловажная роль для возвращения их в исходное состояние и поддержания экологической стабильности территории принадлежит, по-видимому, лесным пожарам.

 

Заболоченные группы биогеоценоза занимают промежуточное- положение между лесными и болотными ландшафтами. Они развиваются преимущественно в местообитаниях мезотрофных гид- ромезофильных типов (11 —17). Относительно высокое активное' богатство почв обеспечивается размещением их в топологически подчиненных элементах рельефа: долинах ручьев, глубоких логах, куда осуществляется постоянный приток поверхностно-сточной влаги или речных вод. Наибольшим плодородием среди них отличаются березово-кочкарно-осоково-вейниковые сообщества (см. рисунок, 11) приустьевых частей долин ручьев с признаками застойного увлажнения и глубоким протаиванием почв. В мезо- олиготрофных условиях развиваются биогеоценозы (см. рисунок, 16, 17), которые питаются обедненными болотными водами, поступающими с верховых (олиготрофных) болот. Всестороннего изучения заслуживают сообщества кустарничковых березок — ерники (см. рисунок, 14, 15), которые характеризуются чрезвычайно разнообразным в экологическом отношении видовым набором и сохранением в своем облике ряда реликтовых черт плейстоценового времени.

 

Наиболее бедные доступными элементами питания типы местообитаний в районе занимают биогеоценозы молодых растущих верховых болот и мерзлых торфяных бугров (). Достижение буграми и торфяниками в результате мерзлотного пучения критических высот вызывает деградацию мохового покрова, обсыхание и частичное разрушение верхних слоев торфяной залежи, что приводит к вторичному повышению трофности субстрата.

 

Гипновые топи болот района () оказались беднее (на одну ступень) аналогичных болот южной тайги Западной и Средней Сибири, в то время как сфагновые топяные сообщества (20), развивающиеся в ерсеях и мочажинах крупно- и плоскобугристых болот, существенно богаче (на 1,5—2 ступени) по сравнению с сообществами тех же эдификаторов на болотах Западной Сибири. Это проявляется в особом составе моховой дернины, в которой одновременно сочетаются олиго-, мезо- и эвтрофные виды сфагнов, и связано с относительной молодостью многих ерсеев и особенностями их питания.

 

Биогеоценозы водных и прибрежно-водных местообитаний указаны на схеме весьма обобщенно () и по мере накопления данных могут быть разделены на биогеоценозы стоячих и проточных водоемов, галечниковых, глинистых и торфянистых отмелей. Экологические характеристики каменистых обнажений и выходов не рассчитывались.

Экологическая оценка растительного покрова Тунгусского заказника показала значительное своеобразие природы района. Распространять на него закономерности, установленные для других, даже смежных районов, следует с большой осторожностью. Необходимо проведение дальнейших более детальных исследований в этом направлении на основе региональных шкал.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Львов Ю. А" Мульдияров Е. Я. Экологическая характеристика видов торфа // Материалы VII Всесоюзного совещания по болотоведению. — Калинин, 1984.- С. 82-90. Раменский Л. Г., Цаценкин И. А" Чижиков О. Н., Антипин Н. А. Экологическая оценка кормовых угодий по растительному покрову.— М.: Сель- хозгиз, 1956.— 471 с. Шумилова Л. В. Ботаническая география Сибири.— Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1962.- 440 с.

 

 

К содержанию книги: СЛЕДЫ КОСМИЧЕСКИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ НА ЗЕМЛЮ

 

Смотрите также:

 

Тунгусский метеорит и комета Галлея Тунгусский метеорит и гравитация

 

Тунгусские метеориты падают Тайны Тунгусского метеорита ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ