ДИНОЗАВРЫ ПУСТЫНИ ГОБИ

 

 

Палеогеографическая реконструкция

Какие динозавры жили в пустыне Гоби

 

Для реконструкции всей палеогеографической и экологической обстановки мы пытались использовать также данные по африканскому оз. Чад.

 

Представим себе обширные водные пространства, покрывавшие крупные впадины гобийской низменности. Эти бассейны были сравнительно мелководными, изобиловавшими большим количеством песчаных баров и архипелагов островов. Они заполняли огромную Заалтайскую Гоби, заходили в Уланнурскую впадину Северной Гоби, огибая массив Гобийского Алтая между Ард-Богдо и Бага-Богдо. На юге водные бассейны были связаны с Гоби в пределах Китая, как в районе горы Цаган-Богд, так и на юге от Далан-Дзадагада, через так называемую Борзонгийн Гоби.

 

На юго-востоке эти водоемы соединялись с обширными бассейнами Восточной Гоби, которые, в свою очередь, были тесно связаны с гобийскими районами Внешней Монголии. Здесь, конечно, не было единого внутреннего моря, но вся огромная территория древней Гоби представляла собой обширный озерный район с сообщающимися озерными впадинами. Местами, в более глубоких участках долин сохранялись открытые водные пространства, мелководные же площади при низком стоянии вод превращались временами в широкие заболоченные территории. Берега этих водоемов были сильно изрезаны. Существовали обширные лагуны и бухты, некоторые из них иногда отшнуровывались от открытой акватории и засолонялись. Об этом свидетельствуют горизонты гипсов, встреченные в осадочных толщах прибрежной части бассейнов, в частности у подножия хребта Унэгэту-Ула в Восточной Гоби.

 

Благодаря интенсивному водообмену, резкому колебанию уровня вод, подводным течениям, нагонно-сгонным явлениям складывалась сложная гидродинамическая обстановка. Метеорологические и гидродинамические процессы приводили к возникновению периодической «сутолоки» вод, размыву многочисленных баров и береговых отмелей, что отразилось на процессе седиментации.

 

На склонах озерных долин, на берегу бассейнов и на островах росли раскидистые подокарповые и кипарисовые деревья. Палеоботаник И. А. Шилкипа, изучившая остатки окаменелой древесины из Гоби, отметила, что водопроводящие каналы этих деревьев были очень широкими, свидетельствующими о наличии достаточной влаги в почве. Кроме того, было установлено отсутствие в древесных стволах резких годовых колец, что указывает на постоянство климата, без смены летне-зимнего сезона.

Можно предположить, что на побережье водоемов и на песчаных барах произрастали и травянистые и кустарниковые растения, которые, к сожалению, не сохранились в ископаемом состоянии.

 

На этих широких обводненных пространствах интенсивно развивались разнообразные ящеры. Условия для этого развития были, очевидно, благоприятными, так как после сравнительно скромного их появления в Центральной Азии в триасе, юре и нижнем мелу наступил их пышный расцвет в позднемеловую эпоху. Этому способствовало существование жаркого субтропического климата, обширных водных пространств и обилие пищи. Резко увеличилось количество травоядных ящеров, к которым относятся огромные утконосые зауролофы, панцирные и мелкие рогатые динозавры. По мнению А. К. Рождественского,  «утиная морда зауролофа — не фантазия природы, а приспособление к обитанию в водной среде и, в частности, к сходному с утками способу питания путем процеживания пищи». Характерными чертами отличается строение зубной системы утконосых динозавров. Вместо обычного зуба в челюсти у них развивались вертикальные ряды, состоящие иногда из 5–6 зубов, как бы насаженных друг на друга, благодаря чему получалась высокая коронка, как у многих жвачных животных. Это — приспособление против быстрого снашивания зубной коронки, которая могла стачиваться землистыми частицами, попадавшими вместе с остатками водяных растений. Водный образ жизни зауролофов подтверждается не только утиным клювом, но и другими чертами строения тела.

 

 

Например, в глазницах у них имелись небольшие костные склеротические пластинки, защищающие глаза от давления воды. Пальцы передних лап, судя по их строению, служили каркасом для натяжения плавательной перепонки, которая, возможно, имелась также между пальцами задних ног. Хвост, очень широкий у основания, как у крокодилов, был приспособлен к плаванию, выполняя роль мощного локомоторного органа. А. К. Рождественский считает, что утконосые динозавры нашли себе надежное убежище от хищных динозавров в крупных водных бассейнах и, наподобие бегемотов, проводили большую часть времени в воде.

 

По мнению Р. Барсболда, жизнь рогатых динозавров — протоцератопсов — также проходила на побережье водоемов и носила земноводный характер.

 

Травоядные панцирные динозавры, типа крупных анкилозавров, были прибрежными животными и прятались от хищников в зарослях. К динозаврам, ведшим полуводный образ жизни, относились и гигантские четвероногие ящеры — зауроподы, достигавшие 30-метровой длины. Как и утконосые динозавры, они обитали в воде, но погружались на большие глубины. Конечности зауропод, оканчивавшиеся большими кривыми когтями, были приспособлены к передвижению по подводному грунту. Таким образом, большая группа травоядных динозавров была связана с большими водными пространствами и в значительной мере питалась водными растениями. Они обитали как на побережье, так и на многочисленных островах, куда они легко проникали по мелководью. Так, в Заалтайской Гоби их излюбленным местом жизни, вероятно, был архипелаг островов, существовавший на месте современных массивов Алтен-Ула, Нэмэгэту-Ула и Гильбенту-Ула. Об этом говорят неоднократные находки их скелетов у подножия этих гор.

 

Хищные динозавры были сухопутными животными: жили они не только на континентальной части суши, но и на крупных островах, куда переправлялись в периоды низкой воды. Хищники, по-видимому, караулили свои жертвы на побережье, но часто настигали добычу и на мелководье. Такая схватка в воде могла иногда кончиться и гибелью сухопутного животного. Об этом свидетельствует интересный экспонат, находящийся в Улан-Баторе, в палеонтологической лаборатории Геологического института АН МНР. Здесь выставлены скелеты двух динозавров, сцепившихся в мертвой схватке. Небольшой хищный динозавр схватил в свои объятия рогатого динозавра — протоцератопса и вместе с ним был захоронен на илистом дне водоема. Барсболд Р. считает, что схватка произошла именно под водой, куда проник за своей жертвой сухопутный хищник, так как только в таких условиях могла произойти такая мгновенная гибель и захоронение.

 

В прибрежной части озер и на многочисленных отмелях островов обитало большое количество водных черепах, остатки которых встречаются в осадочных толщах всей Монгольской и Китайской Гоби. Они лишь временно выходили на песчаные отмели, где откладывали свои яйца. В значительно меньшем количестве были встречены крокодилы. В свое время специалист по крокодилам Е. А. Конжукова, изучавшая коллекции экспедиции Ефремова, считала, что степень развития гребней у древних гобийских аллигаторов указывала на обитание их в обширных и глубоких водоемах, в которых они охотились, преследуя и настигая свою добычу на плаву. Большие косяки рыб, преимущественно из амиевых, существовали в более мелководных участках.

 

Помимо пышного развития позвоночных, в позднемеловое время гобийские бассейны оказались заселенными разнообразными пресноводными беспозвоночными. В большом количестве встречались крупные ребристые двустворчатые моллюски, обитавшие в прибрежной полосе водоемов. Они селились на песчаном дне и составляли целые «устричные банки». Не случайно в большинстве исследованных гобийских обнажений были найдены огромные количества этих беспозвоночных. Двустворчатые моллюски предпочитали обитать в более открытых пляжных пространствах, так как в прозрачных, хорошо аэрируемых водах они процеживали через свой жаберный аппарат водный субстрат, извлекая из него тонкие органические осадки. В отличие от них брюхоногие моллюски, мелкие остракоды и конхостраки развивались в спокойных водах бухт и заливов, питаясь растительным детритом и харовыми водорослями, образующими целые подводные поля.

 

Таким образом, вся территория древней Гоби жила в позднемеловую эпоху полной жизнью. Особенным разнообразием отличались многочисленные водные животные. Однако частые стихийные бедствия приводили к гибели многих обитателей этих пространств. После длительных тихих и спокойных периодов, во время которых протекала нормальная жизнь всего животного и растительного мира, внезапно поднимались ураганы и бури, сопровождавшиеся ливневыми дождями. Уровень вод сильно поднимался, на обширных водных пространствах возникали большие волны, с разрушительной силой обрушивавшиеся на побережье и острова, размывая песчаные бары. На мелководных участках взмученные штормом донные осадки превращались в мутьевые потоки, которые несли вдоль островов и выступающих баров густые взвешенные осадочные массы, погребая все живое на своем пути. Вся обширная прибрежная равнина затоплялась бушующей водной стихией. Доказательством таких стихийных бедствий являются находки больших скоплений крупномерных раковин моллюсков, погибших еще в прижизненном состоянии, о чем свидетельствует плотная сомкнутость створок большинства особей. Известно, что при гибели моллюсков в обычных условиях раковины встречаются раскрытыми, так как происходит разложение мускулов-замыкателей и створки автоматически раскрываются. При взмучивании илистых частиц и последующем обильном осадконакоплении в большом количестве захоропяются и мелкие брюхоногие моллюски, остракоды и конхостраки, образуя целые горизонты, набитые остатками этих беспозвоночных.

 

Такие ураганы и внезапные наводнения не могли не сказаться на огромных ящерах. Вполне возможно, что многие из сухопутных хищных динозавров, оказавшись в бушующей водной среде, погружались в размокшую глинистую почву или попадали в подводные ямы, откуда им уже трудно было выбраться. Невольно вспоминаешь гибель современных верблюдов в размокших такырах, о котором было упомянуто в предыдущих главах.

 

Следует отметить, что найденные целые скелеты динозавров могли захороняться лишь при очень интенсивном образовании донных осадков, ибо медленное захоронение в речных условиях и спокойных пойменных озерах приводило бы к полному разрушению остатков погибших животных и разбросу костного материала. Внезапные стихийные бедствия, вероятно, не пощадили и многих травоядных ящеров, попадавших в бушующие потоки и волновой прибой. Не случайно в местах их захоронения часто встречаются отпечатки знаков ряби на песчанистых отложениях.

 

При изучении разрезов осадочных толщ позднемелового времени обращаешь внимание на сравнительно спокойные периоды осадконакопления, в которых почти отсутствуют ископаемые органические остатки и отложения более грубого материала. Эти периоды довольно закономерно чередуются, и в обнажениях отчетливо заметна смена осадков спокойного и бурного осадконакопления. Нельзя не отметить, что грубые осадочные толщи сложены гальками осадочного состава, которые но могли перенести дальнего переноса речным путем, а являлись местным материалом. Следовательно, в результате штормовых явлений происходил размыв осадочных пород, которые переносились вместе с погибшими моллюсками и другими животными на недалекое расстояние.

 

К концу позднемелового периода происходит значительная перестройка ландшафта в Центральной Азии, основная площадь которой начинает воздыматься. Обширные водные бассейны, являвшиеся обиталищем многочисленных водных и земноводных животных, начинают сильно сокращаться и постепенно полностью прекращают свое существование. Озерные воды стекают в пониженные части приморских равнин как на восток, так и на юго-запад. Меняется также и климат в сторону некоторого похолодания. После стабилизации нового ландшафта в некоторых районах Центральной Азии возникает обновленная сеть озер и рек, но уже в значительно сокращенном виде. Весьма примечательно, что палеоцен-эоценовые отложения в настоящее время встречаются локально в Заалтайской, Северной и Восточной Гоби, но более молодые осадки полностью отсутствуют. К северу от Гобийского Алтая, в Долине озер, наоборот, отложения древнее олигоцена не обнаружены. Такое же положение наблюдается и в Монгольском Алтае и в Котловине Больших озер, где наибольшее развитие получили неогеновые отложения.

 

Таким образом, можно установить известную закономерность в перемещении озерных отложений с юга на север. Если в гобийской части Монголии широкое распространение получили позднемеловые осадки и в более сокращенном виде палеоцен-эоценовые, то начиная с олигоцена озерные и речные отложения перемещаются в северные районы. Осушение гобийских пространств, очевидно, происходило довольно рано и лишь с начала неогена завершилось окончательно, при этом существенным фактором, влиявшим на формирование природных процессов в Гоби, являлась сильная географическая изоляция, замкнутость орографическими преградами. Дальнейшее развитие озерных систем в Центральной Азии в четвертичное время детально освещено в монументальных работах Н. Т. Кузнецова и Э. М. Мурзаева.

 

Естественно, что за это длительное время сильно менялся животный и растительный мир. На смену причудливой динозавровой фауне пришли более высокоорганизованные млекопитающие, характеризующие степные и саванные условия. Венцом этой эволюции являлся древний человек, изучением которого сейчас занимаются антропологи и археологи Монголии и Советского Союза.

 

 

К содержанию книги: Г. Г. МАРТИНСОН. ЗАГАДКИ ПУСТЫНИ ГОБИ

 

Смотрите также:

 

Палеоантропологии   Палеоантология - наука об истории жизни на земле.  Что такое пустыня