Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО СОБИРАНИЮ, ИССЛЕДОВАНИЮ, ОЦЕНКЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

 

 

Организация расследования и криминалистическая методика.  Организация экспертного исследования доказательств

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Организация расследования и криминалистическая методика

 

Организация экспертного исследования доказательств

 

 

Понятие и уровни организации работы с доказательствами

 

В современных условиях особую важность приобретает научное управление как обществом в целом, протекающими в нем процессами, так и отдельными социальными системами, в том числе следственным аппаратом, органами дознания, экспертными учреждениями, судом, то есть теми органами государства, которые осуществляют уголовное судопроизводство, а в его рамках - работу с доказательствами: их собирание, исследование, оценку и использование.

 

Управление в сфере уголовного судопроизводства обладает рядом специфических особенностей. Эти особенности определяются характером управляемой деятельности - процесса судебного исследования и его элементов, протекающего под действием определенных закономерностей объективной действительности, независимых от субъекта управления; процессуальной независимостью лиц, осуществляющих судебное исследование; регламентацией пределов воздействия субъекта управления - прокурора, руководителя следственного подразделения или экспертного учреждения, начальника органа внутренних дел или органа юстиции - на управляемую деятельность.

 

Управление в сфере уголовного судопроизводства выражается, в первую очередь, в организации работы с доказательствами на стадии предварительного расследования.

Вопросы организации расследования не являются новыми для криминалистической науки. Об организации расследования, организованности действий следователя, организации его труда писали многие криминалисты и процессуалисты. О необходимости высокой организованности работы следователя еще в 1961 г. писали Л. М. Карнеева и В. И. Ключанский, которые отмечали, что при этом "речь идет о необходимости правильно определить предпосылки для нормального ведения расследования, обеспечить наиболее целесообразное чередование по времени действий следователя, каждое из которых должно носить продуманный и целесообразный характер с тем, чтобы ни один час не проходил даром, все дела расследовались полно и в срок, ни один участок деятельности не страдал бы". В качестве основных организационных принципов работы следователя ими были названы участковая система и специализация.

 

В более поздних работах об организации применительно к деятельности следователя говорится в самых различных аспектах. А. И. Колесниченко писал об организационных мерах по подготовке следственных действий и их координации с оперативно-розыскными мероприятиями. А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко считали, что существует принцип оптимальной организованности следственного действия, которая "должна выражаться в предварительной плановости проведения действия, в отсутствии излишней суеты, в предельном предварительном знании каждым участником своих обязанностей, подлежащих выполнению действий", то есть, по сути дела, в качественной подготовке к проведению следственного действия. И. М. Лузгин писал об организационных формах расследования, производимого одним следователем или бригадой следователей.

В 1970 г. А. М. Ларин предложил общее определение организации расследования, под которой он понимает "рациональный выбор, расстановку и приложение сил, орудий и средств, которыми располагает следователь, создание и использование оптимальных условий для достижения целей судопроизводства". По непонятным для нас причинам это определение, несомненно, являющееся конструктивным и заслуживающим внимания, не вызвало отклика в более поздних работах, затрагивающих вопросы организации расследования. Их авторы, не формулируя понятия организации расследования, пошли по пути характеристики элементов организации, ее принципов и роли.

 

 

Первой наиболее полно сформулировала принципы научной организации следственной деятельности В. Е. Коновалова. К их числу она отнесла: планирование расследования; сочетание оперативно-розыскных и следственных действий; использование научно-технических средств; экономию процессуальных средств; коммуникативность отношений; специфику решения мыслительных задач. Однако, раскрывая содержание этих принципов, В. Е. Коновалова в некоторых случаях фактически поставила знак равенства между организацией расследования и научной организацией труда следователя, а специфику решения мыслительных задач прямо отнесла к принципам НОТ. Аналогичное смещение понятий организации расследования и НОТ следователя допустил, как нам представляется, и А. К. Кавалиерис. Он писал: "Каков же круг вопросов, образующих понятие организации предварительного следствия?... Это в первую очередь все вопросы планирования предварительного следствия, начиная от вопросов планирования расследования конкретного отдельного преступления, вопросов планирования расследования группы дел, одновременно находящихся в производстве, вопросы планирования и организации отдельных следственных действий, вопросы организации рабочего дня следователя и организации взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции, а также вопросы, относящиеся к организации работы следственного подразделения в целом, куда также входят вопросы планирования работы внутри следственного подразделения, деятельность начальника следственного подразделения".

 

Д. Я. Мирский рассматривал вопросы организации только применительно к начальному этапу расследования. Он считал, что этим понятием охватывается определение круга следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, их последовательности, форм и методов участия общественности в расследовании данного вида преступлений, обеспечение возможности возмещения ущерба и пресечение попыток виновного скрыться или уничтожить доказательства. В такой интерпретации организация расследования подменяет собой решение чисто тактических вопросов и отчасти рекомендации криминалистической методики. Наконец, Л. Н. Калинкович, подойдя к проблеме с позиции науки управления, выдвинул тезис о разработке "организационных методов раскрытия преступлений", основанных на творческом соединении криминалистических правил обнаружения и использования доказательств с рекомендациями по формированию управляемых систем. По его мнению, организационные методы раскрытия преступлений могут быть общими, включающими основные принципы и общий порядок организации деятельности органов дознания и предварительного следствия по раскрытию преступлений, и частными, предназначенными для раскрытия отдельных видов преступлений, применительно к различным ситуациям.

 

Исследования в области НОТ следователя логически привели к необходимости определить соотношение понятий организации расследования преступлений и научной организации труда следователя. Отправляясь от общего понятия организации, предложенного В. П. Боголеповым, Л. А. Соя- Серко предложил включить в понятие "организация следствия" структуру следственного аппарата, подследственность, надзор за следствием, комплекс прав и обязанностей следователя и других лиц, участвующих в производстве следствия, материальное обеспечение работы следователей и их обслуживание, организацию труда следователя. При такой трактовке в одном понятии оказались не объединенными, а просто перечисленными явления разных уровней - от организации следственного аппарата как определенной системы до организации отдельных трудовых операций.

 

Лелиан Алексеевич Соя-Серко одним из первых среди отечественных криминалистов обратился к проблеме организации расследования и научной организации труда следователя. Исследование проблем рационализации следственного труда логически привело его к разработке вопросов программирования следственной деятельности, к разработке автоматизированных информационных систем поддержки решений следователя в процессе раскрытия и расследования преступлений, чем успешно занимается руководимая им лаборатория НИИ Генеральной прокуратуры РФ. Небезынтересно заметить, что Лелиан Алексеевич первым защитил кандидатскую диссертацию по организации и тактике проверки и уточнения показаний на месте в те годы, когда оппозиция этому следственному действию была особенно сильна.

Наконец, И. Ф. Крылов фактически свел организацию расследования к правилам научной организации труда следователя. С его точки зрения, "организация расследования - понятие более узкое, чем планирование. Оно включает в себя создание условий, необходимых для эффективной работы следователя: помещение, связь, транспорт, техническое обслуживание, применение научно обоснованного режима работы, правильной постановки учета и отчетности и т. д.".

 

Для правильного определения понятия организации расследования преступлений следует, на наш взгляд, четко различать уровни этой деятельности.

 

Мы полагаем, что существует четыре уровня организации расследования преступлений.

Первый, высший, уровень организации расследования имеет своим объектом расследование как специфическую форму деятельности всех компетентных государственных органов, то есть органов предварительного следствия и дознания всех ведомств. Это наиболее общий уровень организации, когда единство системы обусловлено лишь единством целей, процессуальных и криминалистических основ функционирования ее элементов. На этом уровне организацию расследования преступлений можно определить лишь в самой общей форме - как систему мер, обеспечивающих эффективность функционирования элементов системы и достижение поставленных перед ними целей. Но такое общее определение еще не дает представления о содержании понятия в его конкретном выражении, потому что, в сущности, характеризует организацию деятельности вообще, одной из разновидностей которой является расследование. Абстрактный характер приведенного определения объясняется: отсутствием структурного единства элементов системы, их ведомственной разобщенностью (это относится и к органам предварительного следствия, и к органам дознания, а применительно к работе с доказательствами в целом - и к экспертным учреждениям), что делает невозможным единое управление системой; определенным различием в условиях функционирования отдельных элементов, их материального обеспечения и т. п.

В силу этих причин конкретное определение рассматриваемого понятия может быть дано лишь начиная со следующего, второго, уровня организации расследования, где расследование выступает как основная функция следственного аппарата одного ведомства.

Организация расследования преступлений как основной функции следственного аппарата и подразделений дознания органов внутренних дел есть комплекс мер, обеспечивающих оптимальную структуру органов расследования, необходимый уровень управления ими, эффективность их деятельности и совершенствование ее средств и методов. Это, так сказать, "управленческий" уровень понятия, когда организация расследования преступлений выступает как управление определенным родом деятельности. Здесь - поле для приложения данных науки управления в сфере правопорядка. На этом уровне осуществляется и организация деятельности экспертных учреждений определенного ведомства по исследованию доказательств.

Расследование преступлений, как деятельность, слагается из конкретных актов расследования. Строго говоря, организация расследования есть именно организация конкретного акта расследования, расследования конкретного преступления, Это третий уровень понятия организации расследования - уровень криминалистической методики.

Организация конкретного акта расследования преступлений - это комплекс мер по созданию оптимальных условий для определения и применения наиболее эффективных и целесообразных в конкретной следственной ситуации рекомендаций криминалистической методики в целях достижения максимальных результатов при минимальных затратах времени, средств и сил.

Иначе определял организацию конкретного акта расследования С. И. Цветков. По его мнению, это - "процесс распределения полномочий по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств во времени, в пространстве и по кругу лиц, привлеченных к расследованию, в целях наиболее эффективного и целесообразного применения в конкретной следственной ситуации приемов и методов расследования, рационального использования имеющихся сил и средств для скорейшего и полного изобличения лиц, виновных в совершении преступления".

Едва ли правильно сводить организацию конкретного акта расследования лишь к распределению полномочий по работе с доказательствами. Не говоря о том, что работа с доказательствами не исчерпывает всей деятельности по расследованию, только распределение полномочий еще не обеспечивает организации расследования. Распределение полномочий - лишь одна из целого комплекса мер, лишь элемент организации. За этим должна следовать реализация этих полномочий в тех пределах, каких требует обстановка для обеспечения оптимальных условий для расследования.

Последний, четвертый, уровень организации расследования - это организация проведения отдельного следственного действия или организационно-технического мероприятия в рамках конкретного акта расследования. Это - тактический уровень организации расследования.

Организация проведения следственного действия есть комплекс мер, обеспечивающих выбор и применение в конкретной следственной ситуации наиболее эффективных и целесообразных технико-криминалистических и тактических средств и приемов для достижения целей этого следственного действия. Средствами организации служат на этом уровне преимущественно организационные и организационно-технические мероприятия, осуществляемые главным образом на стадии подготовки следственного действия. Мы говорим: преимущественно, потому что этим целям могут служить и ранее проведенные следственные действия и даже сложные тактические комбинации.

Важность решения организационных вопросов до начала следственного действия, и в то же время органическая связь такого решения с самим содержанием следственного действия требуют рассматривать подготовку как стадию развития следственного действия. Именно на стадии подготовки к проведению следственного действия решаются такие организационные вопросы, как привлечение и расстановка необходимых сил, формы взаимодействия между ними, обеспечение необходимых технических средств и т. п. Решение этих вопросов может иметь и тактическое значение, но сами они не носят характера тактических приемов, как ошибочно считал А. Н. Васильев. Это - организационные или организационно-технические меры.

Но если вопрос о соотношении понятия организации расследования на этом уровне с криминалистической тактикой решается, как мы видим, сравнительно просто, то дело обстоит сложнее при выяснении соотношения организации расследования и криминалистической методики. Невольно даже возникает вопрос: не подменяется ли криминалистическая методика организацией расследования, хотя бы, допустим, в угоду модной терминологии.

Вопрос этот требует специального рассмотрения.

 

Организация расследования и криминалистическая методика

 

В отечественной криминалистической науке сложились две основные позиции по вопросу о связи и соотношении вопросов организации и методики расследования преступлений. Обе они прямо или косвенно связывают организацию расследования с криминалистической методикой, но формы этой связи представляют по-разному.

 

Еще в 1959 г. В. И. Теребилов, подчеркивая значение организации расследования, писал: "Важным условием расследования является правильная организация следствия по каждому уголовному делу. Организационные принципы следственной работы дополняют и улучшают систему методических указаний по расследованию преступлений. Именно поэтому методика расследования отдельных видов преступлений обязательно содержит в том или ином объеме указания организационного характера, и в первую очередь по тем вопросам, которые тесно связаны с общими методическими указаниями по расследованию (координация действий следователя и органов дознания, использование бригадного метода работы и т. п.). Руководствуясь этими соображениями, В. И. Теребилов определил криминалистическую методику как "наиболее целесообразную совокупность тактических, технических, организационных - (разрядка наша - Р. Б.) и некоторых других приемов, а также необходимый комплекс научно-технических средств и способов их использования, рекомендуемый криминалистикой для расследования той или иной категории преступлений".

 

Значительно дальше по пути утверждения важности вопросов организации расследования для криминалистики пошел М. П. Шаламов. Он выдвинул тезис, что организация деятельности органов следствия и дознания, направленной на раскрытие преступлений, составляет ядро предмета криминалистики и является поэтому важнейшей линией разграничения между уголовно-процессуальной и криминалистической науками: "Наука уголовного процесса имеет предметом своего изучения определенные стороны деятельности органов следствия и дознания, а криминалистика - организацию этой деятельности". В содержание понятия организации деятельности органов следствия и дознания он включил планирование следствия, учение о версии, предупреждение преступлений и возмещение материального ущерба, формы и методы использования помощи общественности при расследовании и розыске, взаимодействие органов следствия и дознания. Применение общих принципов организации с учетом специфики расследования отдельных видов преступлений, по мнению М. П. Шаламова, составляет существенный элемент основы криминалистической методики.

В более поздних работах сущность первой из рассматриваемых нами позиций определилась более выпукло. Она заключается в том, что вопросы организации расследования включаются в содержание криминалистической методики в целом, без выделения их в самостоятельный структурный элемент этого раздела криминалистики.

Выражается эта позиция двояко. Одна группа криминалистов, не употребляя термин "организация расследования", включает в содержание методики положения явно организационного характера, например, вопросы координации действий следователя и органов дознания, особенности планирования расследования в зависимости от вида преступлений и т. п. По такому пути идут А. Н. Колесниченко, И. Ф. Пантелеев, Б. Л. Зотов, Н. А. Селиванов и некоторые другие криминалисты.

Другая группа авторов прямо пишет об организации расследования, организационной деятельности следователя, организационных мероприятиях при рассмотрении проблем криминалистической методики. Так, С. П. Митричев указывал, что процесс расследования, помимо прочего, включает в себя "определение правильного направления и умелую организацию расследования". И. А. Возгрин считает, что в предмет криминалистической методики входит разработка общих вопросов организации расследования и профилактики преступлений. А. Н. Васильев включал организацию начального и последующих периодов расследования в определение криминалистической методики. На важное значение вопросов организации для методики расследования неоднократно обращал внимание В. Г. Танасевич, который, правда, в их число включал и вопросы научной организации труда следователя, а не только организации процесса расследования.

Сущность второй из рассматриваемых позиций заключена в предложении выделить в криминалистической методике специальный раздел, посвященный проблемам организации либо начального этапа расследования, либо всего процесса расследования в целом. Этих взглядов, как уже указывалось, придерживался Д. Я. Мирский; их разделял А. М. Ларин, который считал, что в криминалистическую методику должна включаться "теория планирования и организации расследования".

Мы полагаем, что вопросы организации расследования преступлений на уровне криминалистической методики как раздела науки должны составлять органическую часть всех ее составных элементов, но не выделяться из них в самостоятельный подраздел или теорию. Именно поэтому нельзя согласиться с А. Г. Филипповым, по инициативе которого в учебнике по криминалистике для вузов МВД был выделен самостоятельный раздел III между разделами тактики и методики - "Криминалистические вопросы организации раскрытия и расследования преступлений". В этот раздел, помимо других, включены главы о взаимодействии участников расследования, розыскной деятельности следователя и планировании расследования, которые большинство криминалистов вообще относят к криминалистической тактике. Представляется, что в таком серьезном вопросе, как система курса криминалистики, в соответствии с которой должна строиться структура учебника, едва ли допустимы подобные волюнтаристские решения.

Известно, что криминалистическая методика содержит общие рекомендации по расследованию всех вообще и отдельных видов преступлений. Разработанные на основе положений криминалистической науки, ее общей теории, реализующие средства и приемы криминалистической техники и тактики, опирающиеся на передовую следственную практику и учитывающие отрицательный опыт расследования, рекомендации криминалистической методики носят типовой характер, рассчитаны на некую типичную следственную ситуацию. Однако каждая следственная ситуация характеризуется как общими с другими однородными ситуациями, так и особенными, свойственными только ей чертами. Поэтому рекомендации методики не могут быть применены механически, стереотипно; они требуют учета ситуации, соответствующей корректировки, приспособления к условиям конкретного акта расследования либо приложения определенных усилий для изменения следственной ситуации в благоприятную для применения рекомендаций криминалистической методики сторону.

О следственной ситуации и значении ее учета для эффективного использования рекомендаций криминалистической методики мы писали еще в 1959 г. Позднее мы неоднократно отмечали ситуационный характер работы с доказательствами и проявления закономерностей, "управляющих" этой деятельностью. С середины 70-х гг. проблема следственной ситуации привлекала внимание многих криминалистов. Появились определения следственной ситуации В. К. Гавло, И. Ф. Герасимова, Л. Я. Драпкина и других, носящие противоречивый и взаимоисключающий характер. Так, В. К. Гавло определил следственную ситуацию "как совокупность фактических данных, которые отражают существенные черты события, каким оно представляется на том или ином этапе расследования", то есть свел ее к совокупности доказательств по делу и их оценке. Такой "количественный" подход к следственной ситуации в значительной степени лишает ее детерминирующего по отношению к действиям следователя значения.

И. Ф. Герасимов пришел к выводу, что следственная ситуация - "это совокупность обстоятельств по делу (обстановка, положение), которая может быть благоприятной или неблагоприятной (в различной степени) для каких- либо выводов и действий следователя". Впоследствии он отказался от этого определения и предложил иное: "Следственная ситуация - это сложившаяся на определенный момент расследования, внутренне необходимо склонная к изменению совокупность характеризующих расследование материальных, информационных и иных факторов и их оценка, которая обусловливает основные направления расследования, принятие решений и выбор способов действий". Как в определении В. К. Гавло, так и в обоих определениях И. Ф. Герасимова следственная ситуация лежит как бы "внутри" процесса расследования, выступая либо как совокупность фактических данных дела, либо как совокупность обстоятельств по делу, либо как совокупность характеризующих непосредственно само расследование факторов. Этого не избежал и Л. Я. Драпкин, который попытался определить не реальную следственную ситуацию, а ее "информационную модель". Между тем при таком понимании следственной ситуации становится неясным, почему следователь должен сообразовывать с ней свои действия.

Проблематика следственных ситуаций - одно из главных направлений исследований выдающегося уральского криминалиста Леонида Яковлевича Драпкина, широко известного своими работами в области теории следственных ситуаций и вообще ситуационного подхода к расследованию, теории криминалистических версий, проблем конфликтного взаимодействия, тактического риска, криминалистической характеристики преступлений. Ряд высказанных Л. Я. Драпкиным идей был с одобрением встречен научной общественностью и получил дальнейшее развитие в трудах многих криминалистов.

Проблемы следственной ситуации мы предполагаем специально рассмотреть в следующем томе Курса. Здесь же остановимся лишь на некоторых вопросах этой проблемы, рассмотрение которых представляется необходимым для уяснения соотношения организации и методики расследования.

Мы полагаем, что следственная ситуация по отношению к процессу расследования носит преимущественно внешний характер. Это совокупность условий, в которых в данный момент осуществляется расследование. Они складываются, формируются под воздействием ряда объективных и субъективных факторов.

К числу объективных факторов, влияющих на формирование следственной ситуации, относятся:

• наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя доказательственной и ориентирующей информации, что зависит от механизма расследуемого события и условий возникновения его следов в окружающей

среде;

•          наличие и устойчивость существования еще неиспользованных источников доказательственной информации и надежных каналов поступления ориентирующей информации;

•          интенсивность процессов исчезновения доказательств и сила влияющих на эти процессы факторов;

•          наличие в данный момент в распоряжении следователя, точнее, органа расследования, необходимых сил, средств и возможность их использования оптимальным образом.

К числу субъективных факторов, влияющих на формирование следственной ситуации, следует, на наш взгляд, отнести:

•          противодействие установлению истины со стороны преступника и его связей, а иногда и потерпевшего;

•          усилия следователя, направленные на изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону;

•          последствия ошибочных действий следователя и оперативного работника;

•          непредвиденные действия потерпевшего или лиц, непричастных к событию.

Сочетание и результаты воздействия всех этих факторов обусловливают индивидуальность следственной ситуации в каждый данный момент расследования, ее благоприятный или неблагоприятный для следствия характер. Благоприятная следственная ситуация учитывается и используется непосредственно в целях решения стоящих перед следователем задач; неблагоприятная - учитывается для воздействия на нее с целью, прежде всего, ее изменения в благоприятную сторону. Учет существующей следственной ситуации с целью приспособления к ней типовой криминалистической методики, диктуемая ситуацией корректировка этой методики, целенаправленное воздействие на следственную ситуацию и составляют сущность организации конкретного акта расследования. Таким образом, можно сделать вывод, что организация расследования в этом случае выступает как необходимое условие эффективного применения конкретной частной криминалистической методики, ибо "сочинить такой рецепт или такое общее правило... которое бы годилось на все случаи, есть нелепость. Надо иметь собственную голову на плечах, чтобы в каждом отдельном случае уметь разобраться".

На основе учета следственной ситуации реализуются такие принципы организации расследования, как планирование конкретного акта расследования, экономичность его осуществления, обеспечение условий для применения криминалистических средств и методов, взаимодействие привлеченных к расследованию сил. Свою материализацию организация конкретного акта расследования получает в плане расследования, который не случайно называют организующим началом расследования.

Разумеется, организация конкретного акта расследования не сводится к составлению плана расследования. "Продуктом" организации являются конкретные меры, направленные на обеспечение выполнения запланированной программы, на обеспечение реализации плана расследования. В принципе любая организационная деятельность есть обеспечение достижения определенных целей, в рассматриваемом случае - целей расследования конкретного преступления.

Организацию конкретного акта расследования нельзя смешивать или сводить, таким образом, к организационным или организационно-техническим мероприятиям по делу, как это делает А. М. Ларин. Они - лишь один из инструментов, средств организации расследования. Кроме них, в качестве средства организации конкретного акта расследования может быть использована ориентирующая информация, полученная из оперативных источников, материалы предварительной проверки, данные криминалистической науки и т. п. Средством организации конкретного акта расследования после возбуждения уголовного дела может служить и тактическая комбинация, если ее целью является создание условий, необходимых для производства успешного расследования, то есть воздействие на следственную ситуацию для изменения ее в благоприятную для следствия сторону.

Тактическая комбинация - это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи и обусловленное этой целью и следственной ситуацией. Мы различаем простые (элементарные) и сложные тактические комбинации. Простая тактическая комбинация ограничена рамками одного следственного действия, сложная тактическая комбинация - рамками конкретного акта расследования. В аспекте организации расследования целью тактической комбинации является воздействие на факторы, формирующие следственную ситуацию, в направлении, отвечающем интересам следствия. Это может быть создание условий, ослабляющих или снимающих противодействие лица, незаинтересованного в установлении истины по делу, либо создание условий, необходимых вообще для проведения следственных действий или обеспечивающих их результативность, обеспечение следственной тайны, в том числе сохранение в тайне источника используемой информации, обеспечение сохранности до необходимого момента еще не использованных источников доказательственной информации и т. п.

Таково, с нашей точки зрения, принципиальное решение вопроса о соотношении организации расследования и криминалистической методики.

 

Организация экспертного исследования доказательств

 

Наряду со следователем эксперт может быть субъектом исследования доказательств, поэтому его деятельность также охватывается понятием организации работы с доказательствами.

С точки зрения организации, экспертное исследование доказательств можно рассматривать в трех аспектах. Во-первых, как организационные начала построения и функционирования системы экспертных учреждений или деятельности отдельного экспертного учреждения - его структуры, функций, места в системе органов, осуществляющих судебное исследование, и т. п. Это - область науки управления, которая сейчас не является предметом нашего исследования. Во-вторых, как организацию трудовой деятельности эксперта, определение режима его рабочего времени, совершенствование последовательности и структуры его трудовых операций, организацию необходимых условий труда и т. п. Это - область научной организации труда эксперта как специального раздела науки управления. И, наконец, в-третьих, как организация процесса экспертизы и принципы, лежащие в ее основе, то есть как деятельность, обеспечивающую выполнение экспертом его основной процессуальной функции - исследование доказательств и дачу заключения. Именно этот аспект и является объектом нашего рассмотрения.

Организация экспертного исследования доказательств осуществляется на двух уровнях: на уровне руководителя экспертного учреждения и на уровне эксперта, осуществляющего исследование.

Организация на уровне руководителя экспертного учреждения выражается в распределении между сотрудниками экспертных заданий, в обеспечении необходимых условий для их выполнения, контроле за сроками и качеством выполнения экспертных заданий, в обеспечении необходимых условий для их выполнения. Сюда же входит и комплектование групп экспертов для производства комиссионных и комплексных экспертиз и организация в этих целях при необходимости взаимодействия с другими экспертными учреждениями. Как правильно отмечал А. Р. Шляхов, "в судебно- следственной практике часто возникают вопросы, решить которые можно лишь путем комплексного исследования специалистов различных отраслей науки и техники. Такие исследования трудно организовать силами одного учреждения. Участие в производстве экспертиз высококвалифицированных специалистов разных учреждений сделало бы исследования более глубокими, а заключения - более достоверными. Было бы полезным, чтобы в производстве сложных экспертиз принимали участие не только эксперты институтов или лабораторий судебной экспертизы, но и работники оперативно-технических отделов (отделений)", то есть эксперты разных ведомств.

Организация экспертного исследования на уровне эксперта-исполнителя преследует цель обеспечения выполнения экспертного задания. Она включает в себя:

•          а) определение выполнимости экспертного задания;

•          б) проверку полноты и качества объектов исследования;

•          в) решение вопроса о достаточности материалов для исследования;

•          г) установление материальной обеспеченности применения избранной методики экспертного исследования;

•          д) планирование экспертного исследования;

•          е) организацию обмена информацией при проведении комиссионных и комплексных экспертиз;

•          ж) обеспечение необходимыми справочными и общенаучными данными.

В основе организации экспертного исследования доказательств на обоих указанных уровнях лежат принципы специализации и планирования.

Принцип специализации может быть реализован в системе экспертных учреждений, в структуре отдельного экспертного учреждения, в направлении деятельности эксперта. В первом случае речь идет о таком построении системы экспертных учреждений, когда каждое из них выполняет лишь определенный род исследований: криминалистические, судебно-бухгалтерские и т. п. Во втором случае специализация осуществляется внутри экспертного учреждения - по отделам, секторам, лабораториям. Такая специализация может быть предметной - по родам или видам экспертиз и по методам исследования. В конечном счете специализация выражается в деятельности каждого конкретного эксперта, отражая комплекс его знаний и навыков.

В циркулярном письме ОТУ МВД СССР за № 13/1587 от 15 августа 1969 г., адресованном начальникам ОТО, НТО, рекомендуется специализировать сотрудников по таким направлениям, как: исследование документов, дактилоскопические исследования, трасологические и баллистические исследования, специальные виды исследований (физико-химические и биологические). Соответственно рекомендуется в зависимости от количества сотрудников и объема выполняемой работы организовать четыре сектора-отделения.

Специализация экспертов может быть родовой, когда эксперт специализируется на производстве всех видов экспертиз данного рода, и видовой, то есть более узкой (в криминалистике - почерковеды, баллисты, трасологи и т. п.). Основываясь на различии между этими видами специализации, А. Р. Шляхов, как нам кажется, справедливо выделяет две формы комплексных экспертиз: "Разнородные, при производстве которых решаются пограничные вопросы нескольких видов судебной экспертизы, и разновидовые, которые чаще всего проводятся несколькими экспертами, специалистами в одной и той же области знания".

В концепциях общей теории судебной экспертизы вопросы организации процесса экспертного исследования специально обозначены в моделях структуры этой теории.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики