Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ПРИЗНАКАХ

 

 

Признаки маскировки –

привнесенные признаки в криминалистике

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

По нашему мнению, не следует противопоставлять случайно привнесенным признакам признаки маскировки. Признаки маскировки - это тоже привнесенные признаки. Различие между первыми и вторыми - в отношении к их возникновению со стороны субъекта воздействия.

 

В первом случае субъект либо относится безразлично к возникновению, "привнесению" признаков, либо не предполагает возможности их возникновения, поэтому не предпринимает мер к тому, чтобы они не возникли, либо не желает их возникновения, но не в силах помешать этому.

 

Таковы в своем большинстве идентификационные признаки: например, след от бойка на капсюле, воспроизводящий особенности поверхности бойка, возникшие при изготовлении и во время эксплуатации оружия.

 

Во втором случае субъект намеренно стремится к возникновению привнесенных признаков с целью изменения объекта, искажения представления о его свойствах, создания ложного впечатления о характере взаимодействия и т. п.

 

Типичными признаками такой маскировки являются признаки искажения лицом собственного почерка, признаки подделки подписи другого лица, признаки инсценировки события, маскировки способа совершения преступления и др.

 

Степень маскировки может быть различной, но практически она не может быть полной, совершенно заслоняющей от субъекта исследования как собственные признаки объекта, так и привнесенные признаки первого рода.

 

 Так, применительно к признакам маскировки почерка, А. И. Манцветова, например, указывает, что "наличие сознательного выбора расширяет возможности искажения почерка, поскольку исполнитель может изменить именно те признаки, которые, по его мнению, выдают его.

 

Но это не означает, что пишущий в состоянии полностью замаскировать свой почерк и сделать невозможным его установление как исполнителя текста. При искажении почерка у пишущего имеется определенный предел, который он не может перейти.

 

 Этот предел обусловлен особенностями контроля за процессом письма со стороны самого пишущего...

 

В рукописях, выполненных с искажением почерка, всегда имеются две основные группы признаков: а) оставшиеся без изменения; б) искаженные".

 

Резюмируя, мы можем представить рассматриваемую классификацию признаков следующим образом:

 

1 Собственные признаки объекта;

2 Привнесенные признаки:

• а) возникшие помимо или против воли субъекта взаимодействия

("случайные" признаки);

• б) возникшие по воле субъекта и в его интересах (признаки маскировки).

 

 

В известной степени близка изложенным классификация признаков, предложения Н. А. Селивановым. По его мнению, имеет смысл различать внешние и внутренние признаки. К числу первых он отнес признаки внешнего строения объектов, фиксируемые в следах и иных материальных отображениях. Внутренними он называет признаки химического состава и физической структуры материала объектов.

 

Первые, по его мнению, служат основой для идентификации, вторые - для определения групповой принадлежности веществ. Он справедливо указывает, что новейшие достижения технических наук, высокочувствительные методы анализа вещества позволяют глубже проникнуть в его природу, предельно сузить объем устанавливаемых групп. Отсюда повышение значения внутренних признаков в криминалистике.

 

Взгляды Н. А. Селиванова и его аргументация нам представляются вполне убедительными. Разумеется, употребляемые им термины носят, в известной степени, условный характер, так как и внешние признаки, например, могут отражать физическую структуру материала объекта, но такими нюансами на практике можно пренебречь и использовать эту классификацию, придерживаясь буквального смысла терминов.

 

Как читатель заметил, в предшествующем изложении неоднократно упоминаются фамилии двух ученых-криминалистов, чьи работы представляют собой существенный вклад в отечественную криминалистику - А. А. Эйсмана и Н. А. Селиванова.

 

Алексей Александрович Эйсман (1915-1993) родился в Москве. В 1939 г. он окончил Московский юридический институт, работал народным следователем, служил в армии, в 1940-48 гг. был младшим научным сотрудником Института права АН СССР, затем старшим научным сотрудником Центральной криминалистической лаборатории, а с 1955 г. и до конца дней - старшим научным сотрудником ВНИИ Прокуратуры. Его научные интересы лежали в области технико-криминалистических средств и методов исследования вещественных доказательств, судебной фотографии, физических методов исследования, а в последний период жизни - в области логики доказывания, структуры и научного обоснования заключения эксперта.

 

Его коллега по многолетней совместной работе во ВНИИ Прокуратуры Николай Алексеевич Селиванов родился в 1923 г. в крестьянской семье в селе Ларино Каширского района Московской области. По окончании средней школы в 1942 г. был призван в армию, участвовал в Великой Отечественной войне, а после демобилизации окончил Московский юридический институт. С 1951 г. он работает во ВНИИ Прокуратуры, прошел все "ступеньки" научной карьеры и уже много лет бессменный заведующий сектором криминалистики этого института.

 

Первые работы Н. А. Селиванова были посвящены судебной фотографии, затем он обратился к общим вопросам применения научно- технических средств в расследовании, занимался математическими методами собирания доказательств. Особым успехом пользуется его монография "Советская криминалистика: система понятий" (М., 1982).

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

понятие признака   габитоскопия - исследование признаков    Криминалистическое учение о признаках