Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ФИКСАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ

 

 

Технические приемы осуществления формы фиксации - протоколирование и звукозапись

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Вербальная и графическая формы фиксации доказательственной информации

 

Выше отмечалось, что вербальная форма фиксации доказательственной информации является наиболее распространенной, что даже дало основание некоторым авторам говорить о протоколировании как об основной форме фиксации доказательств.

 

Распространенность вербальной формы фиксации объясняется несколькими причинами.

 

1 Во-первых, этому способствует позиция законодателя, обязывающего составлять протоколы всех следственных и некоторых иных процессуальных действий. А. М. Ларин делит протоколы по характеру фиксируемых процессуальных действий на две группы:

2а) протоколы следственных действий, направленных на собирание доказательств;

3б) протоколы, удостоверяющие реализацию соответствующих процессуальных гарантий.

4Во-вторых, распространенность вербальной формы фиксации обусловлена многообразием объектов фиксации, которые могут быть запечатлены путем их словесного описания. Это:

5заявления, показания и замечания;

6 действия и процессы;

7материальные образования, их признаки, свойства и состояния: люди, трупы, животные, вещи, документы, обстановка, транспортные средства и др.

 

Эта форма фиксации информации исторически является самой старой и сравнительно самой простой, что делает ее практически общедоступной.

 

Технические приемы ее осуществления - протоколирование и звукозапись.

 

Протоколирование. В основе протоколирования лежит описание как метод фиксации. Мы уже останавливались на гносеологической природе описания как общенаучного метода криминалистики и доказывания. Теперь же имеет смысл рассмотреть имеющие прямое отношение к вербальной и графической формам фиксации системы и приемы описания.

 

В свое время нами было предложено различать непосредственное и опосредствованное описание. Под непосредственным понимается такое описание, которое субъект доказывания осуществляет для выражения результатов непосредственного наблюдения или измерения. Такое описание может производиться как в процессе наблюдения или измерения, а применительно к фиксации показаний - в процессе их получения (сопутствующее описание), так и после них, по запечатленным в памяти следователя результатам следственного действия (последующее описание). Сопутствующее описание отличается большей точностью, нежели последующее, ибо практически совпадает во времени с восприятием описываемого объекта, явления. При этом описание может быть полным, когда сразу же фиксируются все необходимые признаки объекта или явления, и фрагментарным, при котором в момент восприятия фиксируются лишь важнейшие признаки описываемого, а полное описание производится позже. Фрагментарное описание представляет собой промежуточную форму, сочетающую сопутствующее и последующее описания. Последнее всегда менее полно и точно. Его дефекты обусловлены влиянием ряда психологических факторов, относящихся к процессам запоминания и воспроизведения.

 

Вторая форма описания - опосредствованное описание. В процессе доказывания оно также осуществляется самим следователем, но в его содержание входит указание признаков объектов и явлений, которые воспринимались не следователями, а другими лицами: свидетелями, подозреваемыми и др.

 

 

Для последующего непосредственного и любого опосредствованного описания запечатленные признаки объекта описания должны быть воспроизведены, ибо иначе они не будут доступны для описания. При последующем непосредственном описании такое воспроизведение носит мысленный, как правило, образный характер. Следователь мысленно представляет признаки объекта описания и фиксирует их. При опосредствованном описании только одного мысленного представления уже недостаточно. Мысленный образ объекта в этом случае возникает не у следователя, а у другого лица. Информация, содержащаяся в этом образе, должна быть передана источником информации следователю для осуществления им описания.

 

Между воспроизведенным в памяти образом и описанием объекта возникает еще одна ступень - передача информации. Передача информации от ее источника к следователю может происходить в форме речевого (словесного) выражения мысленного образа объекта, подлежащего описанию, его графического выражения и узнавания самого запечатленного в памяти объекта или указания на аналогичный объект (узнавание подобного).

 

Полнота и точность описания при речевом выражении источником информации мысленного образа описываемого объекта зависит уже не только от самих процессов запоминания и воспроизведения, но и от таких факторов, как глубина познания объекта, его назначение, признаки; степень речевой культуры субъекта, размеры и состав его словарного запаса, образность и точность речевых формулировок; дисциплинированность мышления субъекта, умение последовательно излагать воссозданное его памятью, способность отделить воспроизводимое в памяти от выводов из него.

 

При затруднительности речевого выражения мысленного образа объекта описания или в дополнение к нему источник информации может по собственной инициативе или по предложению следователя прибегнуть к графическому выражению этого образа. При невозможности или недостаточности словесной или графической передачи информации описание может быть проведено при помощи такого средства, как узнавание запечатленного объекта при восприятии объекта в натуре или его изображения (опознание); как указание на аналогичный объект, обладающий теми же признаками, что и описываемый (например, предъявление следователю потерпевшим изделия, аналогичного украденному, описание которого необходимо для розыска).

 

Основываясь на сказанном, можно следующим образом представить пути движения информации при описании:

 

1.         При непосредственном описании:

•          а) сопутствующем восприятию:

восприятие □ перенос воспринятого в описание путем преобразования визуального образа в словесно-письменную форму

•          б) фрагментарном:

частичное описание

восприятие    □ полное

описание воспроизведение □ запечатление

•          в) последующем:

восприятие □ запечатление □ воспроизведение □ описание

2.         При опосредствованном описании:

восприятие □ запечатление □ воспроизведение □ передача информации об объекте описания □ описание

 

Ранее нами было предложено различать две системы описания, названные соответственно упорядоченным, или систематизированным, описанием и описанием неупорядоченныш, или произвольным. При упорядоченном описании признаки объектов указываются в определенном порядке, круг этих признаков определяется заранее, словесная форма их выражения стандартизована. При неупорядоченном описании последовательность и круг описываемых признаков определяются произвольно, форма их словесного выражения не регламентирована.

 

В качестве разновидностей произвольного описания мы называли:

•          а) описание, которое осуществляется в произвольной последовательности и с произвольным выбором указываемых признаков, но с использованием стандартизованной терминологии;

•          б) описание, при котором стандартизованным оказывается круг обязательно указываемых признаков при произвольной последовательности их описания и неупорядоченности применяемой терминологии;

•          в) описание, производимое в определенной, стандартизованной последовательности с произвольным выбором указываемых признаков и произвольной терминологией.

 

Эта классификация и определения ее элементов не встретили возражения, но затем В. В. Кириченко внес в нее некоторые уточнения. Он предложил именовать описание, в котором упорядочен хотя бы один из элементов, не произвольным, а частично упорядоченным. Это предложение нам представятся заслуживающим внимания и реализации.

 

По нашему мнению, криминалистическим можно назвать лишь упорядоченное или частично упорядоченное описание. Примером такого криминалистического описания является "словесный портрет". В литературе существуют различные определения "словесного портрета", но суть их одна: это научно обоснованное систематизированное описание внешности человека при помощи специальной стандартизованной терминологии. "По Бертильону - Рейссу, словесный портрет есть описание головы и лица человека, основанное на классификации их анатомических форм и особенностей, - писал И. Н. Якимов. - Описание это делается точными, заранее избранными словами, составляющими специальный словарь словесного портрета". Все черты систематизированного криминалистического описания можно найти в определении "словесного портрета", предложенном А. А. Гусевым: «"Словесный портрет" - это научно разработанное, систематизированное описание черт внешности человека при помощи единой, специально выработанной терминологии, производимое для целей и задач правосудия».

 

Способ выражения информации об объекте описания представляет собой прием описания. С этой точки зрения мы различаем три приема описания: словесную передачу информации об объекте, или словесное описание; графическую передачу информации - графическое описание; передачу преобразованной или сокращенной информации - кодированное описание. Не останавливаясь сейчас на словесном и графическом описаниях, так как речь о них пойдет далее, применительно к протоколам и графической форме фиксации доказательств рассмотрим вкратце кодированное описание.

Словесное и графическое описание вызывают известные неудобства с точки зрения оперативного использования содержащейся в них информации. Поэтому в практике возникла потребность преобразовывать подобные описания, с тем чтобы более коротко выразить информацию, сжать ее, обозначив условными символами или кодом. Так возникло кодированное описание, приспособленное для передачи информации на большие расстояния в короткие сроки, для классификации описаний по условным их обозначениям - коду. Кодированию, разумеется, поддается фактически только упорядоченное описание, когда каждый указываемый признак, круг которых заранее точно определен, а характеристика регламентирована, получает свое условное выражение (например, определенной цифрой).

 

При протоколировании описание получает выражение в виде письменной речи. Поскольку протокол является процессуальным документом, закон предъявляет к его содержанию и процессу составления определенные требования, нарушение которых может повлечь за собой утрату им юридической силы как источника доказательств или средства удостоверения фактов. Процесс протоколирования и его результаты в виде протокола привлекали внимание многих криминалистов, причем, главным образом, в аспекте протоколирования показаний при допросе и фиксации результатов осмотра места происшествия. Уже в первых работах советских криминалистов мы встречаем рекомендации по составлению протоколов этих следственных действий. Попытаемся проследить развитие этих рекомендаций на примере допроса.

 

На этапе возникновения отечественной криминалистики эти рекомендации были рассчитаны на слабо подготовленных в юридическом отношении работников дознания и следствия, и поэтому среди них мы встречаем такие, которые впоследствии, по мере повышения правового и профессионального уровня кадров, уже не упоминаются. Так, И. Н. Якимов предупреждал, что в одном и том же протоколе нельзя отражать различные произведенные следственные действия; нельзя прибавлять что-либо от себя к показаниям допрошенного; недопустимо указывать в протоколе, как держал себя на допросе допрашиваемый; нужно избегать изложения в протоколе личных взглядов допрашивающего и т. д. Таких рекомендаций уже нет в учебнике криминалистики 1938 г., а в 1940 г. М. Е. Евгеньев формулирует рекомендации по составлению протокола допроса уже близко к тому, как они формулируются сейчас.

 

В послевоенных работах по тактике допроса акцент переносится с общих рекомендаций по составлению протокола на детали техники протоколирования. Например, Л. М. Карнеева пишет о том, как отразить индивидуальные особенности изложения обвиняемым своих показаний, о правильной фиксации местных выражений или наименований, о том, как фиксировать в протоколе предъявление во время допроса доказательств, как оформить составленные допрашиваемым во время допроса схемы или планы. В других работах, посвященных тактике допроса, также основное внимание уделяется подобным рекомендациям.

 

Новым явилось исследование в криминалистике тактического значения протоколов допроса. М. А. Петуховский проанализировал, каким образом могут быть использованы в тактических целях непосредственное содержание протокола и отдельные условия его составления.

 

Наконец, специальному рассмотрению подвергается протокольный язык. Е. Е. Подголин, занимающийся этой проблемой, считает, что язык протокола должен отвечать следующим требованиям: 1) однозначности, 2) дословному по возможности отображению существенных данных, содержащихся в показаниях, и стилистической нейтральности при фиксации других сведений, 3) точности, 4) понятности, 5) лингвистической правильности, 6) уместности, 7) краткости.

Протоколирование, как прием вербальной формы фиксации доказательств, открывает возможности для применения некоторых средств оргтехники и специальных приемов запечатления устной речи. Таковы стенографирование, машинопись и использование диктофонов.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

фиксация доказательств  Фиксация доказательственной информации.  формы и методы фиксации  Доказывание