Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ФИКСАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ

 

 

Зарисовка как прием фиксации доказательств

планы и схемы при следственном эксперименте

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Графическая форма фиксации доказательств заключается в запечатлении доказательственной информации путем зарисовки объектов или исполнения графических знаков, выражающих обусловленным образом фиксируемую информацию. Материальным выражением этой формы фиксации являются рисунки, планы, схемы, чертежи, графики, карты и др.

 

Зарисовка, как прием фиксации, исторически предшествовала применению в этих целях технических средств (фото- и киносъемки, слепочных масс). В тот период, когда не было иных возможностей наглядно выразить объект фиксации, с тем чтобы дать образное представление о нем и о тех его элементах, которые затруднительно, а иногда и невозможно достаточно точно описать в протоколе, зарисовка следов и иных вещественных доказательств, трупа, обстановки места происшествия практиковалась сравнительно широко.

 

С развитием средств и приемов наглядно-образной формы фиксации доказательств зарисовка отошла на второй план, так как, во-первых, не могла сравниться с ними по быстроте, точности и выразительности изображения объекта, а, во-вторых, применительно к относительно трудным для зарисовки объектам, таким, например, как труп, требовала наличия специальных навыков рисования, которыми обладает далеко не каждый. В настоящее время зарисовка чаще всего производится в "аварийных" ситуациях, когда по каким-либо причинам не представляется возможным применить технические средства запечатления внешнего вида объектов.

 

Зарисовка сохраняет свое значение как средство материализации мысленного образа, содержащего доказательственную информацию. Мы уже отмечали роль графической формы фиксации при допросе. Остановимся теперь еще на одном варианте использования зарисовки по мысленному образу. Имеется в виду исполнение рисованных портретов по показаниям свидетелей, потерпевших, а иногда и обвиняемых.

 

Рисованый портрет обладает качествами идеальной модели, его выполнение возможно двумя способами. Оптимальный способ передачи и фиксации информации о внешнем облике человека - это изготовление портрета субъектом - носителем мысленного образа. Однако это возможно в редких случаях, когда субъект в состоянии исполнить такой портрет. В практике применяется обычно второй способ - изготовление портрета специально приглашаемым художником по показаниям допрошенного лица с внесением по его указаниям необходимых коррективов по ходу рисования. Изготовленный таким образом портрет затем размножается для оперативного использования. Следует заметить, что этот прием графической формы фиксации встречается сейчас сравнительно редко, так как информация о внешнем облике человека теперь фиксируется с помощью специальных технических средств (фоторобот, айденти-кит и др.), о которых будет идти речь в следующем параграфе.

 

Характеризуя процесс передачи информации при изготовлении рисованого портрета, С. А. Шейфер пишет, что в этом случае "лицо передает следователю информацию не путем словесного сообщения, а путем непосредственного преобразования мысленной образной модели в физическую образную модель". Как следует из вышеизложенного, С. А. Шейфер прав лишь частично. Сказанное им относится лишь к случаям, когда портрет изготовляется собственноручно носителем мысленного образа. Во всех других случаях информация передается последним словесно изготовителю портрета и им перекодируется в графическую форму ее выражения.

 

При этом неизбежны потери информации вследствие:

 

•          возможной неточности словесной передачи информации о признаках мысленного образа;

•          деформации при приеме информации и ее графической перекодировке лицом, исполняющим портрет;

•          дефектов воссоздающего воображения лица, исполняющего портрет;

•          несовершенства технических средств графического воспроизведения.

 

 

Эти потери могут быть восполнены частично (за исключением первого случая) при корректировке портрета носителем мысленного образа - но только частично. Более полным в информационном отношении является портрет, нарисованный по показаниям нескольких лиц и носящий, таким образом, синтетический характер. Однако здесь отрицательную роль начинает играть другой фактор - различия в восприятии, запоминании и воспроизведении, неизбежно проявляющиеся в показаниях допрошенных и иногда диктующие необходимость изготовления не одного синтетического, а нескольких рисованых портретов.

 

Наиболее распространенный прием графической формы фиксации доказательственной информации - это составление схем и планов. Схемы и планы могут быть изготовлены как лицом, передающим информацию субъекту доказывания (свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, экспертом и др.), так и самим субъектом доказывания при опосредствованном или непосредственном описании. Мы различаем следующие разновидности схем и планов, составляемых субъектом доказывания при непосредственном описании:

 

•          а) схемы и планы, фиксирующие обстановку места производства следственного действия: осмотра места происшествия, следственного эксперимента, обыска и др.;

•          б) схемы и планы, фиксирующие размещение технических средств фиксации информации при производстве следственных действий, если это имеет доказательственное значение или необходимо для оценки зафиксированной доказательственной информации.

 

Наиболее детально в криминалистике разработаны вопросы составления планов и схем места происшествия. Планом принято называть графическое отображение, исполненное в определенном масштабе, схемой - внемасштабное отображение с цифровым обозначением размеров некоторых объектов и расстояний между ними. Иногда употребляют выражение "схематический план", имея в виду именно внемасштабное отображение, то есть схему.

 

В классификации планов места происшествия наблюдается известное единообразие. Их подразделяют либо (подобно фотоснимкам) на ориентирующие, обзорные, узловые и детальные, либо на общие и частные. В качестве субъекта фиксации фигурируют работник дознания, следователь, специалист, а при производстве судебного осмотра - суд (Л. Е. Ароцкер, И. Х. Максутов и др.). При фиксации обстановки, пространственно значительно протяженной, например, в пределах целого населенного пункта или обширного участка местности, в качестве основы для составления плана используются топографические кроки и карты, карты-планы, на которые наносится фиксируемая обстановка. Как отмечает В. П Колмаков, при фиксации обстановки дорожно-транспортного происшествия целесообразно использовать для составления плана выкопировки конкретных участков дорожного полотна, изготовленные соответствующими дорожными службами.

 

Единообразной системы условных обозначений для планов мест происшествий не разработанно. Во многих источниках приводятся таблицы таких обозначений, но общими для них, как правило, являются только те знаки, которые заимствуются из топографии. Разработка такой унифицированной и общепринятой системы обозначений представляется важной задачей учения о языке криминалистики, как раздела ее общей теории.

 

Касаясь остальных разновидностей схем и планов, составляемых субъектами доказывания, вкратце остановимся на тех из них, которые используются для фиксации хода и результатов следственного эксперимента как одного из наиболее сложных в организационно-тактическом отношении следственных действий.

 

О планах, составляемых при производстве следственного эксперимента, упоминает П. И. Тарасов-Родионов уже в учебнике криминалистики 1938 г. В последующем о них писал Л. Е. Ароцкер в своей кандидатской диссертации, их упоминают В. П. Колмаков и Ф. К. Диденко. В первом обстоятельном пособии для следователей по вопросам следственного эксперимента, вышедшем отдельным изданием, специально отмечалось, что "схема или план, дополняя описание произведенных опытных действий, придают протоколу наглядность и убедительность".

 

С нашей точки зрения, планы и схемы при следственном эксперименте составляются только тогда, когда есть необходимость графически запечатлеть либо ту обстановку, в которой эксперимент проводится, либо расположение участников эксперимента перед его началом, в процессе производств опытов или после их окончания с указанием направления движения. О реквизитах этих документов мы писали ранее.

 

Заканчивая рассмотрение графической формы фиксации доказательств, нельзя обойти молчанием такой прием ее реализации, как изготовление в необходимых случаях чертежей тех или иных объектов - носителей доказательственной информации. О таких чертежах как средстве фиксации вещественных доказательств пишет В. М. Николайчик, отмечая, что они полезны "главным образом, в случаях сложного взаиморасположения характерных особенностей на осматриваемом объекте". Думается, что чертеж, подлинность которого и точность не вызывают сомнений, может играть роль графической модели отсутствующего объекта и служить источником доказательственной информации.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

фиксация доказательств  Фиксация доказательственной информации.  формы и методы фиксации  Доказывание