Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

СИСТЕМА ЧАСТНЫХ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ И ТЕНДЕНЦИИ ЕЕ РАЗВИТИЯ

 

 

Теория криминалистической профилактики

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

В криминалистической литературе 70-80 годов нередко встречаются упоминания еще о двух спорных частных криминалистических теориях: о теории криминалистической профилактики и учении о следственных действиях.

 

Предложение о конструировании теории криминалистической профилактики имеет свою историю. После того, как новое уголовно-процессуальное законодательство акцентировало внимание юристов - ученых и практиков - на проблеме предотвращения преступлений, в криминалистике, как и в юридических науках, активизировались исследования в области разработки средств и методов предупреждения преступлений.

 

Подчеркивая значение проблемы профилактики, В. П. Колмаков в 1961 г. предложил выделить в криминалистике, наряду с техникой, тактикой и методикой, самостоятельный раздел и сосредоточить в нем все, относящееся к профилактике в криминалистической науке. Этот раздел криминалистики он назвал криминалистической профилактикой. У В. П. Колмакова не нашлось сторонников. Г. Г. Зуйков писал в 1967 г.:

 

"Криминалистические средства, приемы и методы предотвращения и раскрытия преступлений находятся в неразрывном единстве... Разработка криминалистических средств предотвращения преступлений в каждом из разделов советской криминалистики рассматривается в настоящее время криминалистами как важнейшая и неотложная задача криминалистики".

 

И. Я. Фридман, также возражавший против предложения В. П. Колмакова, писал: "Правильнее не выделять вопросы профилактики в самостоятельную часть криминалистики... Это, однако, не исключает термина "криминалистическая профилактика", предполагающего совокупность таких основанных на данных криминалистики и судебной экспертизы научных приемов и средств, которые разрабатываются, усовершенствуются в каждом из упомянутых разделов советской криминалистики (в необходимых случаях совместно с представителями других областей науки и техники) и используются криминалистами". Позднее он писал, что "выделение всех вопросов криминалистической профилактики преступлений в самостоятельную часть криминалистики было бы искусственным, поскольку одни и те же приемы и методы могут быть использованы как в расследовании преступлений, так и в их предупреждении".

 

Вопрос можно было бы считать исчерпанным, если бы не неожиданный "поворот темы" в работах И. Я. Фридмана. Отказав криминалистической профилактике в праве на существование в качестве структурной части криминалистики, он пришел к выводу, что "перечень частных криминалистических теорий нельзя признать полным без включения в него учения о криминалистической профилактике, являющегося методологической базой исследования и разработки средств, приемов и методик предупреждения преступлений. Составляя совместно с другими частными криминалистическим теориями часть предмета криминалистики, раздел ее общей научной теории, криминалистическое учение о профилактике изучает закономерности возникновения обстоятельств, способствующих правонарушениями, их обнаружения, исследования, оценки и использования в предупредительных целях". Видимо, такое "оживление" криминалистической профилактики теперь уже под флагом частной криминалистической теории дало основание В. П. Колмакову в 1973 г. снова поставить вопрос о признании криминалистической профилактики самостоятельным разделом криминалистики, требующим дальнейших теоретических исследований.

 

Содержание учения о криминалистической профилактике И. Я. Фридман представляет себе следующим образом. Первая часть учения - ее общие положения. т. е. основы криминалистической профилактики, касающиеся всех составных частей криминалистики. Вторая часть - криминалистические средства, приемы и методики профилактики, общие для всех категорий преступлений. Они включаются соответственно в состав общих положений техники, тактики и методики. Третья часть учения - приемы, средства и методики профилактики только конкретных видов преступлений. Они излагаются вместе с другими вопросами конкретных криминалистических методик.

 

 

Конструкция И. Я. Фридмана вызывает ряд принципиальных возражений. Начнем с того, что он допускает методологическую ошибку, объявляя предлагаемую им теорию, с одной стороны, частью предмета криминалистики, а с другой, - разделом ее общей теории. Если криминалистическая профилактика является частной теорией и, как таковая, - элементом общей теории криминалистики, то она не может быть частью предмета науки, поскольку теория - это отражение предмета, а не его часть. В предмет криминалистики должны входить изучаемые этой теорией объективные закономерности действительности. Однако названные И. Я. Фридманом закономерности, которые якобы исследует учение о криминалистической профилактике, относятся не к предмету криминалистики, а составляют часть другой науки - криминологии. Уже одно это, как нам кажется, решает вопрос о существовании рассматриваемой теории как теории криминалистической.

 

Несостоятельность предложения И. Я. Фридмана становится очевидной и при рассмотрении содержания основ криминалистической профилактики, составляющих, по его мнению, общие положения этой теории. К их числу он относит: понятие и предмет криминалистической профилактики, ее место в системе криминалистики, проблему предупреждения преступлений в науке криминалистике и в других науках, формы отражения и внедрения рекомендаций профилактического характера. Но, как было показано, предмет этой теории, даже если согласиться с тем, что она существует, не относится к криминалистике, а значит, она не входит в состав этой науки. Сама проблема предупреждения преступлений никакой криминалистической специфики не имеет (специфический характер носят лишь некоторые криминалистические средства профилактики). Неясно, что имел в виду автор под "формами отражения" рекомендаций профилактического характера. Если он имел в виду форму тех документов, в которых выражаются эти рекомендации (представление, частное определение, заключение эксперта, публикация результатов обобщения следственной или экспертной практики и т. п.), то едва ли можно найти в ней что-либо "криминалистическое". Что же касается форм внедрения профилактических рекомендаций (поскольку речь идет о криминалистике, очевидно, это средства и приемы), то и они ничем не отличаются от форм внедрения иных криминалистических рекомендаций. Таким образом, никаких оснований для выделения неких общих положений криминалистической профилактики, на наш взгляд, не усматривается.

 

Для того чтобы завершить рассмотрение данного вопроса, нужно принять во внимание еще одно обстоятельство. Несомненная актуальность и важность проблемы профилактики преступлений побудили некоторых криминалистов, к числу которых мы бы отнесли и И. Я. Фридмана, несколько переоценить возможности криминалистики в обеспечении профилактической деятельности. Мы полностью разделяем мнение А. Н. Васильева, что роль криминалистики как одной из научных основ этой деятельности "порой понимается слишком широко и неконкретно. Например, выявление в процессе расследования причин и условий, способствовавших совершению преступления, и принятие мер для их устранения почему-то целиком относят к задачам криминалистики. Рекомендации о том, чтобы при допросе выяснять обстоятельства, способствовавшие преступлению, или при осмотре места происшествия обращать внимание на признаки, указывающие на условия, облегчившие преступление, и т. п. почему-то полностью считают криминалистическими". Конструирование учения о криминалистической профилактике является примером подобной переоценки роли и значения криминалистики.

 

После 1974 г. И. Я. Фридман не возвращался к идее конструирования самостоятельной частной криминалистической теории профилактики. Его многочисленные статьи посвящались главным образом различным практическим проблемам экспертной профилактики. Однако идея формирования подобной теории профилактики обрела "вторую жизнь" в трудах И. А. Алиева.

 

В 1989 г. И. А. Алиев защищает диссертацию по проблемам экспертной профилактики, а в 1991 г. выходит его монография "Проблемы экспертной профилактики" (Баку), открывающаяся изложением его взглядов на содержание и структуру общей теории судебной экспертизы. Пятый блок этой теории носит название "Частные теории судебной экспертизы", и в нем среди других теорий называется теория экспертной профилактики. Обоснование существования такой теории содержится и в последующих работах И. А. Алиева. Т. В. Аверьянова в своей структуре общей теории судебной экспертизы такую теорию не выделяет, а рассматривает вопрос об объединении подобных ей частных теорий (экспертной идентификации, экспертной диагностики и др.) в рамках одной теории процессов, отношений и целей экспертной деятельности.

 

Если применительно к криминалистике по изложенным соображениям не следует вести речь о некоей теории криминалистической профилактики, то в контексте общей теории судебной экспертизы, объектом которой служит практическая экспертная деятельность, такая частная теория имеет, на наш взгляд, право на существование, поскольку отражает самостоятельное, и, к тому же, весьма существенное направление экспертной практики, которое с полным правом можно назвать экспертной профилактикой.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ  учебник по криминалистике   Российская Криминалистика. Учебник

 

 Последние добавления:

 

Водные динозавры   Биология   Янтарь   Динозавры пустыни Гоби   Метеориты и кометы   загадки памяти